Вкусы и стили жизни как маркеры социальной структуры

На сегодняшний день становится все более понятным, что существующие методы социальной стратификации не являются достаточными для изучения структуры украинского общества. В социологии традиционно сформировалось несколько подходов для изучения социальной структуры: стратификационный (на основе базовых демографических характеристик: уровень дохода, уровень образования и профессиональный статус), самооценочный (на основе самоотнесения респондентами самих себя к высшему/ среднему/ нижнему слоям общества), а также следует отметить и поведенческих подход, который подразумевает классификацию общества на основе реальных практик индивидов. Однако, учитывая специфику украинского общества, ни один из выше перечисленных подходов не является универсальным.

Стратификационный подход предполагает зависимость между квалификациями индивидов, размерами его вознаграждения и общей материальной ситуацией, но в украинском общества прямая зависимость между данными показателями не наблюдается. Информация, полученная в результате самооценок респондентов, также вызывает сомнение – причины этому, психологические механизмы, которые стимулируют респондентов отмечать для себя желаемую социальную позицию, даже, если она не отображает реальной ситуации. С другой стороны, недостаточная легитимация богатства в Украине результирует в занижении индивидами оценки своей материальной ситуации.

Что касается поведенческого подхода, все еще существуют разногласия относительно того, какие практики повседневной жизни наиболее важны для стратификации индивидов в обществе. На сегодняшний день, этот подход не может функционировать как самостоятельный и является скорее дополняющим описанием поведения индивидов в конкретных сферах жизни. Но для структурации общества необходим более глубокий анализ практик индивидов – на основе мотиваций их выборов.

В то же время, в смежных с социологией науках, которые также стремятся сегментировать общество, используются другие подходы. Так, например, среди маркетологов, изучающих типы и поведение потребителей, большой популярностью сегодня пользуется подход, основанный на изучении стилей жизни индивидов. Стоит отметить, что весомый вклад в концепцию такой структурации общества внес французский социолог Пьер Бурдье.

Однако во многих современных исследованиях интерпретация идей Бурдье является достаточно упрощенной, поскольку стили жизни для Бурдье являются лишь производными и отображающими вкусы респондентов. И именно вкусы – как склонность выбирать что-то конкретное - являются индикаторами общей социальной ситуации индивидов, в которой они собственно и сформировались.

В 2007 году нами была предпринята попытка адаптировать идеи Бурдье для изучения вкусов и их функциональности как индикаторов социальной структуры для украинского общества.

Для эмпирического этапа исследования использованы данные проекта Marketing&Media Index (компании ТНС Украина) за 4 волну 2006 года. Данные репрезентативны для городского населения Украины (города с населением 50 тысяч и выше) 16-65 лет. На основе факторного анализа психографических суждений выделены четыре ориентации вкусов: «экономность», «самодостаточность», «предприимчивость» и «претензионность – и соответствующие им выборы досуговых практик, а также преференции относительно ежемесячных журналов и радиостанций. Далее данные показатели были сопоставлены с помощью анализа соответствий (Корреспонденс-анализ).

В результате, нам удалось отобразить социальное пространство, в котором стили жизни распределились по двум осям – условно мы их обозначили как ось «социальности» («публичности») и ось «гендера». В соответствии с тем, как расположились в данном пространстве показатели каждой вкусовой ориентации, были выделены четыре основных стиля жизни: «домашний экономный», «домашний самодостаточный», «социально-претензионный», «социально-неограниченный».

Наложение социально-демографических переменных на пространство стилей жизни демонстрирует, что предложенная нами схема вполне сопоставима с традиционными индикаторами социальной ситуации индивидов, такими как уровень дохода и профессиональный статус. Однако, полученные результаты отличны от тех, которые получил Бурдье на примере французского общества: например, не наблюдается прямая зависимость между уровнем дохода и образования - при этом, наблюдается увеличение дохода индивидов от предпочитающих «домашний экономный» стиль жизни к приверженцам «социально-неограниченного» образа жизни.

Более того, по этой же оси в украинском обществе распределены и возрастные отличия респондентов – например, низкий доход более характерен для людей старшего возраста, которых характеризует «домашний экономный» образ жизни, и, наоборот, для молодых людей более характерен «социально-претензионный» образ жизни. В то же время, профессиональный статус отображает распределение индивидов по оси от «домашних» образов жизни к «социально-неограниченным».

Таким образом, мы видим, что в каждом обществе существуют свои уникальные факторы, которые различным образом влияют на его структуру, как, например, для украинского общества высокую значимость имеет фактор склонности к символически «женским» или «мужским» практикам. И все же, идея структурации общества на основе вкусов и стилей жизни имеет достаточно высокий потенциал в современных условиях и требует дальнейший методологической разработки.