Влияние криминальной субкультуры на несовершеннолетних

В стране налицо угроза расползания преступности несовершеннолетних, попытка криминального мира распространить своё влияние на определённую часть подрастающего поколения для использования его в своих преступных целях. Одной из основных причин, приведших к такому результату, признаётся и последовавшая после этого криминализация многих сторон нашей жизни, которая повлекла за собой проникновение и даже в определённой мере популяризацию в обществе присущего для представителей представителям преступного мира образа жизни и криминальной субкультуры.

Как отмечают многие ученые, «приобщение к криминальной субкультуре разных слоев несовершеннолетних служит одной из причин, обусловливающих их антиобщественное и криминальное поведение».

Носители криминальной субкультуры оказывают влияние на несовершеннолетних не только тогда, когда вместе с ними входят в преступные группировки, внутри групп, но и при опосредованном совершении противоправных деяний, часто являясь вдохновителями и организаторами их преступной деятельности. Немаловажная роль в этом принадлежит атрибутике и образу жизни так называемых «авторитетов», которые из-за кризисных явлений в нашей образовательной системе, ослабления семейных уз часто выполняют функции единственных наставников и даже кумиров для несовершеннолетних.

Несовершеннолетние, приобщаясь к криминальной субкультуре, в силу своей психологии, во многом основанной на подражании взрослым, не только приобретают склонность к совершению преступлений, к преступной деятельности, но и сами становятся проводниками данной субкультуры среди других несовершеннолетних. Вовлекая сверстников в свой круг общения, они в свою очередь приобщают их к криминальной субкультуре, пропагандируют криминальный образ жизни, рекрутируют из их среды соучастников для совершения преступлений. Характер преступной деятельности таких групп отличается большой общественной опасностью.

В связи с этим особенно важно знать, как формируется криминальная субкультура у несовершеннолетних, как она становится у них доминантой. Без этого нельзя эффективно осуществлять борьбу с преступностью, питательной средой которой, особенно среди несовершеннолетних, является криминальная субкультура. Очень важно при этом знать не только механизм формирования криминальной субкультуры среди несовершеннолетних, но и наделить правоохранительные органы, особенно сотрудников органов внутренних дел, научными основами нейтрализации этого влияния на несовершеннолетних, что позволит более эффективно противостоять ему, разрабатывать и принимать в этих целях научно обоснованные программы.

Преступность несовершеннолетних отличается динамичностью, высокой степенью активности подростков. Люди, вставшие на путь совершения преступлений в юном возрасте, трудно поддаются исправлению и перевоспитанию и, как правило, представляют собой резерв для взрослой преступности. Между преступностью несовершеннолетних и преступностью взрослых существует тесная связь. Не случайно в литературе отмечается, что преступность несовершеннолетних - это будущая преступность. В связи с этим можно говорить, что одной из причин преступности взрослых является преступность несовершеннолетних. Ведь преступность взрослых уходит корнями в то время, когда личность человека только формируется, вырабатывается его жизненная ориентация, когда особенно актуальными являются проблемы воспитания, становления личности, направленности ее поведения.

Психологические особенности подростка диктуют форму поведения: он не может находиться в изоляции и ищет группу, в которой был бы равным. Семья, даже самая благополучная, не может в полной мере компенсировать несовершеннолетнему такую группу.

В действительности так называемая групповая динамика помогает несовершеннолетним выжить в окружающих их стрессах и информационном хаосе. Они спонтанно и неосознанно стремятся к объединению. Групповая динамика - это процесс, посредством которого взаимодействие между конкретными индивидами уменьшает напряжение каждого из них в данной ситуации или приводит их к взаимному удовлетворению.

В качестве одного из возможных вариантов может быть предложена следующая классификация существующих в настоящее время неформальных группировок несовершеннолетних: общественно-политические; социально-культурные; решающие задачи прикладного характера; клубы социальной защиты; религиозные; экологические (например, Green peace); правозащитные; спортивные; спортивные и музыкальные фанаты; асоциальные, культивирующие свободное времяпрепровождение (например, "панки"); националистические; историко-патриотические; криминальные.

Неформальные группировки несовершеннолетних делятся также на: группировки с преобразовательной или критической программой; группировки культивирующие уход от решения насущных проблем, пропагандирующие нежелание иметь с обществом никаких формализованных отношений; группировки намеренно агрессивного поведения, которые в свою очередь подразделяются на: истинно агрессивные; демонстративные.

В неформальных группировках действуют специфические негативные способы самоутверждения несовершеннолетних, в том числе: невыполнение основных социальных обязанностей; невыполнение принятых в обществе стандартов поведения; аморальное поведение; совершение правонарушения[1].

Процесс детерминации преступности несовершеннолетних специфичен в силу их возрастных социальных и психологических особенностей, своеобразия социально-правового статуса.

Основные причины преступности несовершеннолетних коренятся в сфере формирования личности, в семье, школе, трудовой и досуговой деятельности.

В литературе отмечаются хаотичность, несформированность у несовершеннолетних собственной системы взглядов, позиций, ценностей; повышенная зависимость поведения от мнений и оценок друзей; эмоциональность, неспособность критически анализировать свои поступки и поведение других людей.

Перечисленные особенности личности включаются и начинают действовать в механизме преступного поведения не автоматически, а при конфликтных ситуациях в семье, в дружеском окружении, безнадзорности, беспризорности и т. п.

Условия жизнедеятельности, их развитие и стабилизация также отличны от взрослых. Механизм связи данных условий с преступностью несовершеннолетних может иметь свои особенности.

Под влиянием указанных факторов происходит процесс смещения ценностных ориентации несовершеннолетних, связанных с восприятием действий криминальных структур как преуспевающих лидеров для подражания и даже зависти. Особенно опасно искажение системы ценностей в раннем возрасте и формирование нравственных и правовых установок, привычек поведения, не соответствующих официальным требованиям общества. Создается реальная опасность привыкания уже в раннем возрасте к противоправному поведению как к образу жизни, усвоения криминальной субкультуры[2].

Проблема преступной субкультуры лишь относительно недавно стала привлекать острое внимание ученых. Такие квазикультурные проявления являются одним из наиболее ярких признаков профессиональной корыстной преступности, которая, в свою очередь, выступает в качестве доминирующей и наиболее опасной части общеуголовной преступности. Отдельные составляющие этого явления, такие, как жаргон, татуировки, язык жестов или как его еще называют сами преступники – «распальцовка», воровской шансон, стали стремительно интегрироваться в культуру, обыденную речь, образ жизни вполне законопослушных граждан.

Криминальная субкультура – это образ жизнедеятельности несовершеннолетних и молодежи, объединившихся в криминальные группы. В них действуют чуждые обществу и общечеловеческим ценностям и требованиям правила поведения, традиции и ценности.

Возникновению и функционированию субкультуры в закрытых специальных учебно-воспитательных и исправительных учреждениях (спецшколах, спецПТУ), приемниках-распределителях, следственных изоляторах способствует концентрация большого количества несовершеннолетних правонарушителей.

Криминальная субкультура не любит гласности. Жизнедеятельность лиц, входящих в асоциальные и криминальные группы в значительной степени скрыта от глаз педагогов и взрослых. Нормы, ценности и требования этой субкультуры демонстрируются только если нет им противодействия. Местами проявления их деятельности являются подъезды домов, подвалы, чердаки, отдаленные парки, скверы, так называемые места «тусовок». А в специальных учебно-воспитательных учреждениях и исправительных заведениях – это места, мало контролируемые администрацией и службой режима.

Из всего сказанного не трудно сделать вывод о роли «тусовок» в распространении криминальной субкультуры, приобщения подростков и молодежи к преступному миру.

Кроме того «тусовочная» субкультура является «копилкой»» криминального опыта, своеобразным регулятором криминальной деятельности несовершеннолетних и молодежи, санкционируя один и пресекая другой тип поведения. Особенность криминальной субкультуры с этой точки зрения состоит в том, что в ней постоянно обновляются и совершенствуются нормы и ценности преступной среды. Традиционные заменяются новыми или трансформируются в соответствии с требованиями сегодняшнего дня.

Криминальная субкультура привлекает подростков тем, что в криминальных группах не существует запретов на любую информацию, в том числе на интимную, что особенно заметно в условиях так называемой «сексуальной революции». Здесь подростки имеют возможность получить от сверстников и взрослых информацию, запрещаемую в обычных условиях. Усвоение ее норм и ценностей происходит сравнительно быстро, поскольку подростки бывают увлечены ее атрибутами, имеющими эмоциональную окраску, налет ложной романтики, таинственности, необычности и т.д.

Криминальная субкультура является основным механизмом криминализации молодежной среды. Ее социальная вредность заключается в том, что она служит механизмом сплочения преступных групп, затрудняет, искажает или блокирует процесс социализации личности, а также стимулирует криминальное поведение подростков и юношей.

Весьма непросто понять механизм функционирования криминальной субкультуры, разобраться в системе условностей и табу той или иной криминальной группы, поскольку педагогам и взрослым, да и исследователям приходится встречаться здесь с двойной оппозицией несовершеннолетних по отношению к взрослым. Часто взрослые и педагоги ведут борьбу с возрастной оппозицией, принимая ее за криминальную. Бывает и так, что они не придают значения асоциальной оппозиции, ее вредному влиянию на несовершеннолетних. Сколько сил и энергии было затрачено на борьбу с металлистами и рокерами. Но жизнь доказала, что если подойти к ним непредвзято, направив их деятельность на пользу обществу, то вопрос об асоциальности данных группировок будет снят.

Распространению и закреплению криминальной субкультуры способствует обвальный рост количества детективной литературы, детективных кинофильмов и видеофильмов, в которых красочно смакуются отдельные элементы преступной деятельности, их роль и функции в жизни членов преступных сообществ.

В криминальной субкультуре внутригрупповая иерархия более авторитарна, чем возрастная, а внутригрупповые отношения особенно жестоки, антигуманны.

Каждый факт негативного поведения, который принимается за проявление криминальной субкультуры, должен многократно проверяться путем наблюдения, проведения бесед, расшифровки настенной живописи в туалетах и других помещениях, на партах и столах, надписей в книгах, особенно художественной литературе и т.п. Вообще следует помнить о том, что многократная проверка результатов – аксиома социально-психологических исследований.

Изучение криминальной субкультуры несовершеннолетних и молодежи позволяет сделать вывод, что она представляет собой вполне реальное и объективное явление, находящееся в сложной взаимосвязи с культурой общества, социальными процессами, происходящими в нем, динамикой преступности в стране, изменением ее характера и основных криминологических показателей[3].

Считается, что вначале криминальная субкультура возникла в закрытых воспитательных и исправительных учреждениях, а затем распространилась за их пределами, захватив большую часть подростков, прежде всего - трудовых и педагогически запущенных. Криминальная субкультура как и любая культура по своей сущности агрессивна. Она вторгается в культуру официальную, взламывая ее ценности и нормы, насаждая в ней свои правила и атрибутику. Известно, что носителем является язык. Возьмем наш «великий и могучий русский язык». На сегодняшний день он оказался пронизан терминологией уголовного жаргона, на котором охотно говорят как подростки, так и депутаты Государственной Думы. А ведь утрата чистоты национального языка - серьезный симптом нарастания процесса криминализации общества. Эта криминализация в первую очередь затрагивает подрастающее поколение, как наиболее активную в криминальном отношении часть общества и наиболее чуткую по своим возрастным особенностям к языковым инновациям.

Носителями криминальной субкультуры являются - рецидивисты. Они аккумулируют, пройдя через тюрьмы и колонии, устойчивый преступный опыт, «воровские законы и понятия», а затем передают его подрастающему поколению. Здесь можно говорить о трех психологических механизмах воспроизводства подростковой преступности. Первый - персонализированный, когда рецидивист из числа взрослых берет «шефство» над конкретным подростком, знакомя его с «законами» преступного мира. Второй механизм - через криминализацию всего населения, приобщая его к уголовному языку, приучая мыслить криминальными категориями. Третий механизм - через криминальную группу. Эти группы становятся школами первоначальной подготовки молодых преступников и носителями традиций преступного образа жизни. Поскольку криминальные группы по всей стране и с зарубежьем связаны многочисленными каналами («дорогами», «трассами»), постольку это способствует универсализации, типизации норм и ценностей криминальной субкультуры, быстроте ее распространения.