Воздействие семейного насилия на личность женщины

Прежде всего, женщина ставшая жертвой семейного насилия, переживает феномен снижения значимости страха физической смерти. С одной стороны, источником такого страха, является чувство вины, на психофизиологическом уровне закрепленное у людей, переживающих физическую или психическую травму. С другой стороны, глубинный источник этого страха кроется в существующих социокультурных мифах, оправдывающих агрессию в семье, например таких как: "Домашнее насилие - не преступление, а просто скандал - семейное дело, в которое не принято вмешиваться"; "Жертва сама провоцирует агрессивные действия насильника и т.п. Страх осуждения является сигналом об опасности социальному существованию. Так, женщины, пережившие насилие в семье, обращаясь за психологической помощью, сообщают о том, что страшнее смерти для них подвергнуться публичному скандалу, оскорблению. Страх рисует в воображении картины того, как отворачиваются знакомые, коллеги по работе, как происходит обсуждение их личной жизни в их отсутствии, как они становятся центром "патологического, сенсационного" внимания. Страх публичного осуждения влечет чувство крайней беспомощности и одиночества. Весь мир представляется противостоящим одной личности. Нередко психологу, работающему с такими ситуациями, приходится слышать слова: "Лучше умереть, чем рассказать кому-то из знакомых о моей проблеме"[18].

Среди факторов, влияющих на изменение личности в условиях домашнего насилия, на наш взгляд, можно выделить следующие:

1) сам характер осуществляемого насилия (вид и форма насилия, его длительность, интенсивность),

2) личностные особенности, сформированные ранее под влиянием отношений в родительской семье,

3) социокультурные стереотипы отношения к домашнему насилию,

4) внутренняя позиция и степень личностной активности.

Переживание ситуации насилия имеет ряд специфических особенностей, к которым можно отнести чувство вины и утраты, страх публичного осуждения, беспомощность, утрата знаний о собственных желаниях, "отказ от жизни". Исходя из анализа различий в выраженности вышеперечисленных факторов, и на основе анализа случаев обращения пострадавших, мы можем выделить три типа переживания ситуации насилия в семье. Различия данных типов проявляются в специфике переживаний, обусловленных разной степенью сложности возникших проблем, а также различной степенью внутренней активности в их преодолении и предполагают разные стратегии оказания психологической помощи.

1. "Активное стремление к преодолению"[19]. Первый тип переживания ситуации домашнего насилия условно можно назвать "активным стремлением к преодолению". Он характеризуется тем. что внешние ограничивающие факторы (отношение в обществе к проблеме насилия и к пострадавшей женщине; сам характер насилия) приводят к незначительным, преходящим психологическим изменениям в жизни женщины. Личность имеет внутренние ресурсы, которые, хотя бы частично, ею осознаются, и она в состоянии принимать самостоятельно решения. Личностные особенности, сформированные под влиянием отношений в родительской семье, не являются препятствием для поиска выхода из ситуации. В опыте личности есть образцы сильного конструктивного повеления в подобной ситуации. Женщина теряет контроль над своими чувствами и над ситуацией только на короткое время. Ключевые фразы, обращенные к консультанту: "Я считаю, что лучше.; Я хотела бы.". Чаще всего решение уже принято, но женщина нуждается в дополнительных, например, информационных ресурсах для его реализации. Внутренними ресурсными чертами личности в данной кризисной ситуации оказываются развитое позитивное реалистическое мышление, психологическая гибкость, адекватная самооценка, общее самопринятие, интернальность в области преодоления причин неудач. Женщина занимает в целом активную жизненную позицию, которая направлена на преодоление сложившейся ситуации.

2. "Стремление к избеганию осуждения"[20]. Для второго типа характерно переживание внутреннего конфликта между желанием освободиться от давления ситуации и социальным страхом осуждения своих действий и своеобразной "стигматизации" своей личности. Женщины данного типа чрезмерно подвержены влиянию социокультурных стереотипов и зависимы от мнения окружающих Формирование собственной позиции и проявление активности в поиске выхода из ситуации может осложняться усвоенными установками "всетерпимости" или нагнетаемым чувством ответственности за сохранение семейных отношений ценой собственной жизни. Переживание ситуации обретает глубоко личностный и травматический характер. Поведение женщин в большей степени мотивируется стремлением к избеганию публичного осуждения. Имеющиеся внутренние ресурсы, как правило, слабо осознаются. Женщина не вполне готова к принятию самостоятельных решений. Но сохраняется возможность различных вариантов разрешения ситуации, главную функцию в реализации которых может сыграть внутренний фактор - оптимизация активности и усиление жизненной позиции женщины. Запросы, обращенные к психологу-консультанту, формулируются менее четко, но часто содержат фиксацию на глаголах (например: "что же делать?") и перечисление своих безуспешных попыток, предпринимаемых к разрешению ситуации. Несмотря на всю тяжесть переживаний, женщина сохраняет желание справиться с ситуацией и готова на определенные личностные усилия. Но для решительных действий ей не хватает внутренней уверенности, опыта и осознания собственных ресурсов.

Кроме того, часто наблюдается склонность "жертвы" преувеличивать власть и могущество обидчика и порой полное отрицание собственных прав и возможностей. Тяжесть и беспомощность становятся еще более непреодолимыми, поскольку испытывать на себе агрессивные действия приходится от близких, от родных, и даже порой горячо любимых людей. Независимо от того, расстаются ли эти люди или продолжают сохранять отношения, единственная альтернатива осознанному или неосознанному вовлечению в ситуацию насилия - саморазвитие. Чувство страха знакомо всем. Противоположностью боязливости является решительность. Возвращение утраченного контроля над своим состоянием, осознание подверженности социокультурным мифам и выработка решительности у пострадавших - основные задачи социально-психологической помощи, оказываемой женщинам с данным типом переживания ситуации агрессии в семье.

3. "Переживание утраты собственных ресурсов". Третий тип переживания ситуации насилия в семье характеризуется высокой степенью тяжести внешних ограничений и насильственных действий и сопровождается значительными психоэмоциональными, психофизическими и личностными изменениями. Отношения женщины с обидчиком имеют уже, как правило, очень длительную историю и принимают характер созависимости. Переживаемые трудности начинают приобретать большую эмоциональную значимость и личностный смысл, чем какие-либо личностные достижения. Начинают преобладать мотивы, задающие уход от решения ситуации в целом. Эмоциональное напряжение и степень страданий при этом не уменьшается, а увеличивается, поскольку выход из ситуации кажется лишь фантастически осуществимым. Глобальным состоянием личности с данным типом переживания становится ощущение собственной беспомощности, которое, как правило, вызвано уже целым рядом травматических событий[21]. Пережитый ранее страх огласки переходит теперь в актуализировавшиеся чувства вины и собственной беспомощности. Чувство вины имеет отношение уже к прошлому опыту, к пережитому оскорблению. Человека мучает мысль о том, что случившееся могло бы и не произойти, если бы он поступил иным образом.

Такой тип переживания можно сравнить с состоянием "обученной беспомощности" или состоянием отказа от поиска. Оно возникает тогда, когда человек не находит возможностей преодолеть внешние препятствия и противодействия других людей или не находит способов разрешения внутреннего конфликта. Ключевые фразы и вопросы, характерные для женщин данного типа и обращенные к консультанту: "Я не знаю, как жить дальше", "у меня больше нет сил". Главной особенностью данного типа переживания является ощущение острого дефицита внутренних ресурсов и несформированность собственной жизненной позиции. Поэтому в этом случае для преодоления кризисной ситуации насилия необходима особенная внутренняя организация и усиление чувства своего "Я"[22].

Ситуация сопровождается посттравматнческим стрессовым расстройством, которое характеризуется уменьшением общей реактивности организма, нарушением сна, раздражительностью, трудностью концентрации внимания, нарушением значимой или профессиональной деятельности, периодически возникающим чувством вины за все происходящее.