Гендерный уклад семьи в настоящее время

Гендерный уклад семьи представляет собой обобщенную характеристику относительно устоявшейся системы распределения социальных ролей между мужем и женой по добыванию средств жизнеобеспечения семьи и выполнению в ней домашних обязанностей.

Следует заметить, что гендернный уклад семьи - это сложная характеристика ее жизнедеятельности. Она охватывает и в известной мере синтезирует сущую и должную стороны этого процесса, т.е. реально сложившуюся систему поло-ролевого распределения, обеспечивающего полноценное функционирование семьи, и представления супругов о наиболее оптимальном сочетании функциональной нагрузки в семье и на работе. Гармонизация функционирования семьи, взаимоотношений супружества, родительства и родства напрямую зависят от меры совпадения сущего и должного

Основанием типологизации гендерного уклада является векторная направленность и степень участия супругов во внесемейной и внутрисемейной деятельности. Эмпирическими индикаторами соотнесения семьи к тому или иному типу служат избранные респондентами предпочтения высказываний, сущностно характеризующие степень равновесной физической и морально-эмоциональной нагрузки. Выделяют четыре модели гендерного уклада.

1. Модель мужчины-кормильца и женщины-домохозяйки ("В семье должно быть традиционное распределение ролей: муж - хозяин семьи и основной добытчик материальных средств, жена - домохозяйка и заботливая мать»).

2. Модель двух равноправных кормильцев с равновеликой ответственностью за семейный быт ("В семье муж и жена в одинаковой степени должны вносить вклад в семейный бюджет, домашние обязанности также должны быть равномерно разделены")

3. Модель двух равноправных кормильцев с традиционной (повышенной) ответственностью женщин за благополучие семейного очага ("В семье муж и жена в одинаковой степени должны вносить вклад в семейный бюджет, однако жена прежде всего должна быть домохозяйкой и заботливой матерью").

4. Ситуационная модель ролевого распределения ("Все зависит от складывающейся ситуации: если жена может вносить больший вклад в семейный бюджет, то мужу не надо ей в этом препятствовать и домашние заботы взять на себя").

В повседневной жизнедеятельности вряд ли удается достичь полного совпадения отмеченных сторон, как правило, они совпадают лишь частично, в большей или меньшей степени, либо вовсе не совпадают. Это проявляется либо в известном «перекосе» функциональной нагрузки по дому и семье на одного из супругов, либо в рассогласованном представлении обоих супругов по поводу распределения домашних обязанностей и их сочетания с трудовой деятельностью вне семьи, в сфере общественного производства. Итогом разновекторной направленности сущего и становится крайне негативное, резкое снижение потенциала семьи как единственно уникальной среды воспроизводства человека.

Результаты социологического опроса (1261 респондентов) показали, что в целом перевес отдается трем моделям ролевого распределения: первой - мужчины-кормильца и женщины-домохозяйки; второй - двух равноправных кормильцев с равновеликой ответственностью за семейный быт; третей - двух равноправных кормильцев с традиционной (повышенной) ответственностью женщин за благополучие семейного очага; удельный вес выбора ситуационной модели в среднем в 1,4 раза меньше по сравнению с каждой из трех вышеуказанных. Однако отмечается расхождение в 10 п.п. между мужчинами и женщинами в выборе модели 1 и модели 2: мужчины тяготеют к традиционно консервативному распределению ролей, женщины - к современному: равновеликий вклад труда супругов в семейный быт и доход семьи.

Вызывает удивление доля приемлемости женщинами модели двух равноправных кормильцев с традиционной (повышенной) ответственностью женщин за благополучие семейного очага ("В семье муж и жена в одинаковой степени должны вносить вклад в семейный бюджет, однако жена прежде всего должна быть домохозяйкой и заботливой матерью"), практически совпадающая с показателем такой же приемлемости и у мужчин (расхождение в 1,5 п.п.), несмотря на то, что подобное ролевое распределение отражает закрепленный культурной традицией императив повышенной физической и моральной нагрузки на женщину. Минимальная разбежка мнений (0,6 п.п.) между мужчинами и женщинами отмечается и в выборе ситуационной модели ("Все зависит от складывающейся ситуации: если жена может вносить больший вклад в семейный бюджет, то мужу не надо ей в этом препятствовать и домашние заботы взять на себя"). Гипотетически можно утверждать, что белорусское общество в силу различных обстоятельств не готово приять эгалитарную модель семейного жизнеуклада: треть мужчин приветствуют патриархальный уклад, больше четверти - неопатриархальный (3-я модель гендерного уклада). Треть женщин тяготеют к эгалитарному укладу, четверть - к неопатриархальному.

Реальное распределение домашних обязанностей между супругами подтвердило картину неравновесной нагрузки между супругами. Досугово- организационная деятельность, любительские занятия, игра с детьми, а также работа на приусадебном участке (даче, огороде) выполняются обоими супругами в одинаковой мере. Однако такие повседневные и трудоемкие виды работ, как приготовление пищи, уборка квартиры, покупка продуктов, стирка белья, помощь детям в подготовке уроков, мытье посуды, мелкий ремонт одежды, выполняется в семьях преимущественно женщинами, и это наряду с работой в сфере общественного производства с полным рабочим днем. На долю мужчин в преимущественных трудозатратах по обеспечению семейного быта остается мелкий текущий ремонт дома (квартиры), бытовых приборов.

Изучение бюджета времени показало, что в среднем ежедневные затраты времени у женщин по обеспечению семейного быта, досуга, воспитания детей превышают затраты времени мужчин почти в 2 раза.

Анализ преимущественного реального распределения домашних обязанностей показывает чрезмерную загруженность женщин в семьях. Несмотря на одобряемую обществом модель ролевой нагрузки, предполагающую равновеликий вклад в доходы семьи обоих супругов, но с традиционной (повышенной) ответственностью женщин за благополучие семейного очага, физическая, равно как и моральная и психологическая, перегруженность женщины очевидна.

Уровень располагаемых ресурсов мужчин и женщин наглядно иллюстрирует размер их заработной платы. Статистико-социологический анализ этого показателя середины первого десятилетия XXI столетия выявил следующие особенности дифференциации заработной платы:

средняя заработная плата женщин составляет порядка 70 % от зарплаты мужчин;

самую высокую заработную плату получали мужчины, проживающие в городе - на 21 % выше средней по республике, самую низкую - женщины села - вдвое ниже средней по республике.

Соотношение уровня заработной платы женщин по отношению к заработной плате мужчин по показателю «образование» характеризуется следующим образом:

базовое (8-9 классов) - 71,6 %

среднее общее (10-11 классов, ПТУ)   - 71,1 %

среднее специальное   - 73,4 %

высшее, незаконченное высшее - 59,8 %

Соотношение уровня заработной платы женщин по отношению к заработной плате мужчин по показателю «социальное положение» характеризуется следующим образом:

руководитель - 94,6%

специалист, служащий - 81,5%

рабочий сельского хозяйства   - 77,4%

рабочий других отраслей   - 74,7%

предприниматель (в т.ч. фермер)  - 89,1%

Таким образом, в сфере оплаты труда в нашей стране сохраняется дискриминационное положение женщин, характеризующееся существенным уменьшением их уровня заработной платы при прочих равных гендерных показателях (образование, социальное положение, место жительства). Результатом подобного дисбаланса является устоявшееся в обществе разделение отраслей экономики на «мужские» и «женские», сформированные на этой основе различные рынки труда для мужчин и женщин, и, соответственно, межотраслевая дифференциация в оплате труда. Последняя имеет тенденцию к повышению в случае замещения женских рабочих мест мужскими (например, сфера финансов и денежно-кредитного оборота). Воспроизводство дискриминационного положения женщин в сфере оплаты труда закреплено господством патриархальных традиций в обществе и государстве. Такая модель гендерных отношений влечет за собой большие социальные издержки по отношению к личности, ее ближайшему социальному окружению, обществу в целом.

Приведенный выше краткий обзор показателей, характеризующих гендерный уклад семьи, позволяет сделать ряд выводов:

в семьях белорусов патриархально-консервативное предпочтение в распределении гендерных ролей превалирует над рационально-либеральным предпочтением;

реальное жизнеустройство семей характеризуется асимметричным распределением и закреплением функций по обеспечению жизнедеятельности;

женщины выполняют значительно большую трудовую нагрузку по ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей, что приводит к их перегруженности и переутомляемости, негативно сказывается на эффективности трудовой деятельности женщин в общественном производстве, на состоянии ее здоровья, морально-психологическом климате самой семьи;

перегруженность женщин домашним бытом, трудозатратами по воспитанию детей в совокупности с работой на производстве является, наряду с другими деструктивными факторами, дополнительным мотивом, способным формировать у них повышенную по сравнению с мужчинами установку на развод: коэффициент потенциальной разводимости женщин, согласно опросу, составил 0,178, тот же показатель у мужчин равен 0,143.

Сравнительный анализ культурологических исследований

Название работы, год Ключевые идеи исследования Примечания, значимость исследования (теории) для развития культурологии
Rosch E.

психолингвистической теория категоризации

Classification of real-world objects: origins and representations in cognition. In Johnson-Laird, P. N., and Wason, P. C., editors, Thinking: Readings in Cognitive Science. Cambridge Univ. Press.

1977 год

Метафоры мужского и женского у разных народов различаются как по степени своей разработанности и значимости, так и по содержанию «мужское» и «женское» сначала выглядят абсолютными противоположностями, затем превращаются в полюсы континуума «муже-женственности» (на современном научном языке — «маскулинности/фемининности») и, наконец, становятся автономными свойствами, формирование или проявление которых зависит от целого ряда обстоятельств и условий, из данной категоризации не вытекающих.
Аристотель

Теория гендерных стереотипов

О рождении животных

4в. до н.э.

Женское и мужское начала принципиально различны по своему предназначению если первое отождествляется с телесным, с материей, то второе - с духовным, с формой
Гегель

идея 2-х абсолютов

Энциклопедия

1845 год

Женское начало есть, например, а конкретной женщины нет - источником её является соединение двух начал - женского и мужского. абсолют не фиксирован нигде и никак - он как бы есть, и его как бы нет
Ж. Ж. Руссо

Равенство мужчин и женщин

Эмиль, или О воспитании

1762 год

Используя вопрос о схождении полов, как основной для рассуждения в какой мере женщина является существом рода «человека», Руссо отвечает со справедливой логикой: во всем, что же касается пола, женщина равна мужчине, т.е. человеку; во всем, что касается половой принадлежности, они различны. очень многое зависит от того, удастся ли женщине понравиться мужчине, угадать его желания, покориться его воле: ее собственное существование, целостность и счастье семьи и, тем самым - также благополучие общества.
З. Фрейд

биологическое отличие между мужчинами и женщинами, зависть женщины

Введение в психоанализ. Лекции

1932

Зависть к пенису, то есть желание девочки иметь пенис, и связанное с этим понимание, что его «отсутствие» — это критическое обстоятельство в женском развитии. Женская сексуальность, согласно Фрейду, представляет собой разочаровавшуюся мужскую сексуальность, вместо того чтобы отражать чисто женские наклонности.