Групповые общности

а). Понятие и типы социальных групп. Внутренние и внешние факторы интеграции группы

Для индивида непосредственный контакт с социальной реальностью – это взаимодействие с окружающей его социальной группой. Именно группа для индивида является представителем общества в целом, его требований и интересов [4, 161]. По определению С. С. Фролова, «социальная группа – это совокупность индивидов, взаимодействующих определенным образом на основе разделяемых ожиданий каждого члена группы в отношении других» [25, 171].

Социальная взаимосвязь бывает двух типов: экспрессивная и инструментальная. Экспрессивные связи образуются на основе эмоционального соучастия в делах других людей. Связи такого рода существуют между родственниками, друзьями, всеми, кто находится друг с другом в отношениях эмоциональной значимости. Инструментальные связи лишены эмоционального аспекта и образуются в ходе сотрудничества индивидов, направленного на достижение определенной цели. Таким связям обычно не придают эмоционального значения, называя их чисто деловыми.

В соответствии с этими критериями делятся на типы и сами социальные группы. Таких типов два: первичные группы и вторичные. Члены первичной группы объединены эмоционально окрашенной экспрессивной связью. Первичная группа обладает безусловной значимостью для индивида: в нее входят люди, которые играют неповторимую роль в его жизни. Вторичные группы – это группы, в которые индивиды вступают для достижения конкретной практической цели, находясь между собой в безличных отношениях. Примером первичной группы может служить семья, вторичной – школьный класс.

Следует отметить, что между первичной и вторичной группами возможны взаимопереходы. Часто бывает так, что люди, первоначально собравшиеся для достижения конкретной цели, тесно сближаются в процессе групповой деятельности и становятся необходимыми друг для друга. Так, например, в среде студенческой группы возникают дружеские союзы, семейные пары [4, 161].

Проблема факторов интеграции группы всегда представляла интерес для исследователей. Ориентиром для понимания внутренних движущих сил интеграции группы могут служить следующие утверждения:

1) группа не может возникнуть при отсутствии у людей общих целей;

2) верность группе, готовность следовать групповым нормам, требованиям, идти на жертвы ради коллектива возникают в том случае, если люди получают или обоснованно ожидают от группы определенных вознаграждений, поддержки, помощи, престижа.

Это внутренние причины, движущие силы интеграции группы. Поэтому рост интеграции группы предполагает: обеспечение благоприятных (в данной ситуации, в данной шкале ценностей) для отдельных участников правил игры, позволяющих им надеяться на достойное вознаграждение; обеспечение регулярности, гарантированности эффекта вознаграждения, что определяется уровнем институализации солидарных взаимодействий. Лишь объединение этих внутренних условий дает необходимый интеграционный эффект.

На практике судьба социальных групп, так или иначе, зависит от взаимодействия внутренних и внешних движущих сил, причин. Конечно, группы могут и саморазрушаться, но толчок, провоцирующий разрушение (или интеграцию) групп, чаще всего возникает извне. Внешние факторы – это природные условия, которые заставляют людей объединяться в борьбе со стихией, конкуренция, конфликт с другими общностями, представителями других социальных групп, другими людьми, обладающими большими ресурсами. Причинами подобной конкуренции, конфликтов могут быть активность, амбиции, как других групп (фирм, наций), так и активность вашей группы [16, 316].

Внешние и внутренние факторы групповой динамики в реальной жизни переплетаются, причем подчас причудливо, крайне противоречиво. Прежде всего, следует отметить, что под воздействием внешних сил, препятствий и ограничений (природные катаклизмы, конкуренция, конфликт с другими общностями и т.д.) условием личной выживаемости индивидов становится интеграция, объединение усилий. Необходимость сплочения становится прозрачной, легко осознается. Не случайно правители, не справлявшиеся со своими функциями, всегда придумывали повод для «победоносной войны», которая сплачивает общество. Поиски внешнего врага очень часто выступают средством консолидации нации.

Таким образом, внешние и внутренние факторы групповой динамики взаимодействуют друг с другом. В одном случае внешние воздействия становятся причиной формирования группы или приводят к усилению интеграционных процессов в группе, группового контроля, конформизма, более четкому выполнению статусно-ролевых предуказаний, в другом – к развалу групповой общности. Причем нередко одинаково дезинтегрированные общности могут по-разному реагировать на внешнюю угрозу, препятствия, конкуренцию. Это зависит от того, смогли ли члены группы выдвинуть лидера, объединиться вокруг него, пойти на жертвы ради возможных успехов – от этого, казалось бы, исторически случайного, зависит нередко судьба личности (организации, народов).

б). Динамические характеристики социальных групп

Социальные группы обладают также динамическими характеристиками, позволяющими рассматривать их в процессе живого социального взаимодействия. К таким характеристикам относятся: размер группы, ее внутренняя структура (лидеры, рядовые члены, аутсайдеры), стиль руководства внутри группы, специфические феномены социальной жизни, связанные с групповым поведением. В соответствии с целью работы необходимо рассмотреть данные характеристики.

Уже сам по себе размер группы во многом определяет характер внутригрупповых взаимодействий. Наиболее тесные и значимые отношения возникают в группе, состоящей из двух человек (диада), – между мужем и женой, влюбленными, близкими друзьями. В диаде чувства и эмоции, как правило, играют более важную роль, чем в более многочисленных группах. Однако вопреки ожиданиям отношения в диаде отличаются большей хрупкостью, чем в более многочисленных группах, и более подвержены разочарованиям.

Добавление к группе третьего члена – образование триады – в корне меняет социальную ситуацию. Группа приобретает новые возможности – образования внутренних «фракций», союзов двоих против третьего, бойкотов, выделения лидера и аутсайдера и т.д. Оптимальная численность малой группы, согласно исследованиям психологов и социологов, должна составлять пять человек. В этом случае никакая внутригрупповая ситуация не может оказаться тупиковой, поскольку всегда легко выделить мнение большинства.

В групповом окружении некоторые члены имеют, как правило, большее влияние, чем прочие. Мы называем таких индивидов лидерами. Маленькие группы способны обходиться без лидера, однако в группах больших размеров отсутствие руководства приводит к хаосу.

Для небольших групп, как правило, свойственны лидеры двух типов. Один тип руководителя – «специалист-производственник» – занимается оценкой текущих задач и организацией действий по их выполнению. Второй – «специалист-психолог» – хорошо справляется с межличностными проблемами, снимает напряженность между людьми и способствует повышению духа солидарности в группе. Первый тип руководства является инструментальным, направленным на достижение групповых целей; а второй – экспрессивным, ориентированным на создание в группе атмосферы гармонии и солидарности. В некоторых случаях один человек берет на себя обе эти роли, но обычно каждая из ролей выполняется отдельным руководителем. Ни одна из ролей не может обязательно представляться более важной, чем другая, относительную значимость каждой роли диктует конкретная ситуация [4, 167].

Согласно старинной пословице «когда рук много, работа идет легче». Однако, как выясняется, эта пословица не соответствует истине. Например, можно было бы ожидать, что три человека будут тянуть канат в три раза интенсивнее, чем один, а восемь человек – в восемь раз сильнее. На деле выходит совершенно обратное. Исследования показывают, что если усилия одного человека, тянущего за веревку, равны 4 кг, то усилия каждого человека в группе из трех человек составляют уже 3,6 кг, а в группе из восьми человек – 1,9 кг. В качестве одной из причин можно назвать неправильно скоординированные усилия. Однако, когда участникам эксперимента завязывали глаза и убеждали в том, что они тянут канат не в одиночку, а вместе с группой людей, они тоже не перетруждали себя. Очевидно, когда люди работают группами, они прилагают меньше усилий, чем в процессе самостоятельной работы, – этот феномен называется «социальным манкированием».

Эффект социального манкирования позволяет предположить, что между размером группы и мотивацией индивидов существует обратная зависимость. Тесно связанный с этим феномен был определен как социальная дилемма – ситуация, в которой члены группы сталкиваются с противоречием между максимальным удовлетворением своих личных интересов и максимальным повышением коллективного благополучия. Социальные дилеммы встречаются во многих жизненных ситуациях.

Какие же социальные механизмы способны побудить индивидов действовать в духе коллективизма, а, не руководствуясь эгоистичными соображениями? Скорее всего, это социальные механизмы контроля, ограничивающие те действия индивида, которые наносят ущерб общему благополучию. Часто эту функцию берет на себя государство, регулирующее доступ к различным ресурсам. Групповые нормы часто достигают той же цели посредством неформальных санкций. Однако существуют и другие средства, побуждающие людей действовать согласованно и выбирать прообщественные модели поведения. Среди этих механизмов есть такие, которые подчеркивают групповые границы и способствуют развитию необычайно сильной групповой идентификации. Более того, если индивиды чувствуют, что их сотрудничество с другими людьми вознаграждается (к примеру, равное участие в прибылях или иных благах), они бывают менее склонны к эгоистическому, индивидуалистскому поведению.

Еще одной стратегией является групповое мышление, однако оно может иметь разрушительные последствия.

Групповое мышление подтверждает наличие мощного общественного давления, характерного для групповых окружений и оказывающего воздействие на взгляды членов группы. Когда индивиды попадают в полную зависимость от группы, они способны жертвовать собственной независимостью и ослаблять контроль над своими поступками. Все это показывает, насколько важную роль играют в нашей жизни группы, особенно те, в которых проходит развитие нашей личности, и в деятельности которых мы принимаем ежедневное участие.

Таким образом, исследования проблем общностей в социальной науке, проведенные во второй главе, приводят к следующим выводам.

Общность как целостность представляет собой определенным образом организованный комплекс социальных действий и взаимодействий отдельных людей, реализующих солидарные ожидания, ориентации. Общности способствуют повышению эффективности социальных действий и взаимодействий, их развитость, интегрированность, многообразие являются важнейшими признаками высокого уровня организации повседневной социальной жизни.

Социальная группа является для индивида представителем общества в целом, именно группа от лица всего общества предлагает ему социальные гарантии и блага. Способность группы выступать, как единое целое обусловлена существенным усложнением внутренней организации групповой деятельности. Группа представляет собой сложно организованную общность независимо от ее размера и области функционирования.