Демографические прогнозы

Прогнозы предсказывают дальнейшее сокращение рождаемости, а вслед за ним - и прекращение роста мирового населения. Более того, поскольку рождаемость сокращается даже быстрее, чем предполагали еще 30 лет назад, эксперты корректируют прогнозы в сторону более быстрого замедления роста населения мира. Прогноз на конец ХХ века оказался очень точным, но на 2050 год он был основательно скорректирован. Если в 1973 году, по среднему варианту прогноза ООН, ожидалось, что к этому времени на Земле будет жить 11,2 млрд. человек, то в 1994 году эта оценка понизилась до 9,8 млрд., в 1998 - до 8,9 млрд. Правда, два года спустя она снова повысилась до 9,3 млрд. Самый последний прогноз, выполненный в 2002 году, снова возвращает нас к 8,9 млрд., но впервые за все время послевоенных прогнозов сокращение ожидаемой численности населения отчасти (на 50%) связано не с сокращением рождаемости, а с подъемом смертности (от СПИДа)[9].

Если глобальные демографически прогнозы до середины XXI века можно считать более или менее реалистичными, то их продление на более отдаленные периоды опирается в значительной мере не на реально наблюдаемые тенденции, а на некие концептуальные представления о них, умозрительные и, с моей точки зрения, весьма спорные.

В демографической литературе преобладает идеология "нулевого роста", стабилизации численности населения мира и его регионов после того, как она достигнет максимума. Соответственно принято считать, что стабилизируется и уровень рождаемости. При этом падение рождаемости значительно ниже уровня простого возобновления поколений, которое наблюдается сейчас в развитых странах, рассматривается как прискорбное демографическое извращение, которое не может продолжаться долго, а нормальной следует считать рождаемость, соответствующую именно этому уровню. При низкой смертности это чуть больше двух рождений на одну женщину - показатель, на который и выруливают все прогнозы, касающиеся отдаленного будущего.

Так построен и недавний сверхдолгосрочный - на 300 лет - демографический прогноз ООН. Его "средний", т.е. наиболее часто цитируемый и вообще как бы считающийся наиболее правдоподобным вариант полностью соответствует этому умозрительному идеалу. Предполагается, что к середине века демографический взрыв в мировых масштабах в основном завершится, к 2075 году численность населения планеты достигнет максимума в 9,2 млрд. человек и затем практически стабилизируется на уровне, близком к 9 миллиардам.

Правда, другие основные варианты – «высокий» и «низкий» - допускают стабилизацию рождаемости на более высоком или менее высоком уровне. Соответственно и динамика мирового населения будет иной. В первом случае, при стабилизации рождаемости на уровне 2,35 рождения на одну женщину (на 15% выше уровня простого воспроизводства), население Земли к концу века превысит 14 млрд. человек и будет продолжать расти. Во втором случае, при стабилизации рождаемости на уровне 1,85 рождения на одну женщину (на 10% ниже уровня простого воспроизводства), уже после 2040 года, население мира, едва преодолев планку в 7,5 млрд. человек, начнет сокращаться - до 5,5 млрд. в конце XXI века, до 3,2 млрд. в конце XXII и до 2,3 млрд. человек в конце XXIII века (рис. 1).

Численность мирового населения по трем вариантам долговременного прогноза ООН. 1950-2300 гг

Рис. 1. Численность мирового населения по трем вариантам долговременного прогноза ООН. 1950-2300, млрд. человек

Сейчас происходит смена динамической модели роста численности населения (экспоненциальный рост кончился).

Таблица.2. Эволюция показателей воспроизводства населения мира:

Годы, периоды Рождаемость Смертность Естественный прирост Ротация
1900-1905 45 35 10 80
1950-1955 37 20 17 57
1995-2000 23 9 14 32
2025 17 8 9 25

В таблице 3. отражена динамика коэффициента суммарной рождаемости

Таблица 3. Коэффициент суммарной рождаемости, 2002-2008

Страна Годы
2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Австралия 1,77 1,77 1,77 1,76 1,76 1,76 1,76
Великобритания 1,64 1,63 1,64 1,71 1,76 1,78 1,66
Германия 1,38 1,35 1,31 1,34 1,36 1,34 1,39
Греция 1,27 1,25 1,27 1,28 1,30 1,33 1,34
Дания 1,77 1,74 1,72 1,76 1,78 1,80 1,74
Италия 1,24 1,25 1,26 1,26 1,33 1,31 1,28
Россия 1,19 1,22 1,29 1,32 1,34 1,38 1,38
Словакия 1,30 1,20 1,18 1,20 1,24 1,25 1,33
Франция 1,88 1,88 1,87 1,88 1,92 1,94 1,99
США 2,06 2,03 2,01 2,04 2,05 2,08 2,09
Швейцария 1,50 1,38 1,39 1,39 1,42 1,42 1,43
Эстония 1,33 1,34 1,37 1,37 1,47 1,50 1,40
Япония 1,36 1,34 1,33 1,30 1,29 1,25 1,24

Средняя величина суммарного коэффициента по 15 странам Евросоюза составила соответственно 1,47—1,52, по 25 странам ЕС 1,52—1,50 ребенка, т.е. почти на 0,5 ребенка меньше, чем в 70-е годы (в среднем снижение на 0,25 детей за декаду).

Анализ таблицы показывает, что среднее число детей, рожденных одной женщиной не превышает прогнозный уровень. Ни в одной из стран не наблюдается резких колебаний показателя, что является результатом демографической политики каждой страны.

В развитых странах основным ответом на демографический вызов высокой смертности правительства ответили средствами стимулирования рождаемости и увеличения продолжительности жизни при рождении.

За последние 40 лет ожидаемая продолжительность жизни при рождении увеличилась на восемь лет. Несмотря на то, что ожидаемая продолжительность жизни для мальчиков по-прежнему ниже, чем для девочек, разрыв в показателях для мужчин и женщин постепенно сокращается. Если в 1980 году он составлял 7,0 года (69,8 года для мужчин, 76,8 года для женщин), то в 2004 году - 6,4 года (74,9 и 81,3 года, соответственно). Япония превосходит Европейский Союз по продолжительности жизни и мужчин, и женщин (77,7 и 84,5 года, соответственно), а в США эти показатели несколько ниже, чем в Европе-25 (74,6 и 80,4 года).

Быстро растет продолжительность жизни в менее развитых странах мира. В Китае она составила в 2004 году 70,4 года для мужчин и 73,7 для женщин, в Индии - соответственно, 63,2 и 64,8 года, в остальных менее развитых странах - 58,7 и 61,9 года.

В странах Европейского Союза ожидаемая при рождении продолжительность жизни мальчиков варьировала в 2004 году от 78,4 года в Швеции до 65,5 года в Латвии, а девочек - от 83,8 года в Испании до 76,9 года в Венгрии и Эстонии. Различия в продолжительности жизни мужчин и женщин составляли около 4 лет в Швеции, на Кипре и Мальте, а в странах Балтии - 11-12 лет.

Таким образом, современному человечеству, живущему в условиях демографического взрыва, приходится одновременно решать две взаимосвязанные задачи.

Первая из них порождена самим ускорением роста населения и заключается в том, чтобы просто ответить на демографический вызов. Так как население мира растет взрывными темпами, рост производства так же должен быть взрывоподобным - это необходимо, чтобы не допустить отката человечества назад, снижения достигнутого уровня благосостояния населения Земли, разрушения уже существующих систем жизнеобеспечения или падения их эффективности. Эта задача заведомо не может быть решена на базе традиционных низкоэффективных методов хозяйствования[3]. Даже для того, чтобы просто прокормить дополнительные миллиарды людей в развивающихся странах, необходим невиданный рост производства продуктов питания, а это требует внедрения современных сельскохозяйственных технологий, основанных на широком применении машин, удобрений, новейших методов ирригации и пр.

Быстро увеличивающаяся плотность населения, и, как следствие, его новое территориальное распределение, бурная урбанизация, возникновение множества крупных и крупнейших городов резко повышают требования к элементарному качеству жилищ, минимальному уровню бытового и санитарного комфорта, транспортного обслуживания и т.д. Везде становится необходимым крупномасштабное городское и дорожное строительство, сооружение дорогостоящих инженерных сетей, создание надежных источников водоснабжения, использование огромного количества транспортных средств, привлечение новых энергетических ресурсов. Вся система жизнеобеспечения населения становится другой, и для того, чтобы создать и поддерживать эту новую систему жизнеобеспечения, более бедные, преимущественно аграрные страны вынуждены модернизироваться, внедрять новейшие технологии, развивать собственную промышленность, систему образования и подготовки кадров, здравоохранение, одним словом, все то, что уже существует в странах более богатых.

Таким образом, из первой задачи автоматически вытекает вторая: не просто удержать среднедушевой уровень богатства на прежнем уровне, но резко повысить его с тем, чтобы получить средства для проведения ресурсоемкой модернизации. Эти внутренние побуждения к модернизации соединяются с внешними, связанными с неравномерностью мирового развития. Существование богатых индустриально развитых стран с достигнутыми ими высокими стандартами потребления, здравоохранения, образования и т. д., в свою очередь, создает мощный стимул модернизации бедных аграрных стран, которые тоже хотят стать промышленно развитыми и богатыми[10].