Демократический путь развития Дагестана

Развитие местного самоуправления как атрибут демократизации общества: использование дагестанских традиций

Без создания системы местного самоуправления невозможно завершить, в современном понимании, полную демократизацию общества.

Во-первых, институты гражданского общества должны замыкаться на системе местного самоуправления,

во-вторых, местная власть, будучи полностью зависимой и ответственной перед жителями, переводит влияние гражданского общества, уже используя механизмы правового регулирования, на другие уровни власти.

Вне местного самоуправления не смогут сформироваться такие качества, как гражданская инициативность, законопослушность, правовая культура, понимание взаимной ответственности граждан и власти. Здесь происходит также понимание, что власть существует не сама для себя, а ради налаживания жизни людей. Вне системы местного самоуправления не может быть восстановлена растраченная при тоталитаризме естественная связь между гражданами и властью. Можно указать и на ряд других сторон местного самоуправления.

В политическом устройстве Российской Федерации в современных условиях проблема самоуправляющегося гражданского общества – это не только основная проблема подлинного федерализма, но и ключевая проблема для судеб всей России. От ее решения зависят нынешние преобразования, и по существу будущее нашей страны. Фундамент самоуправляющегося гражданского общества лежит в местном самоуправлении, так как оно является одновременно и уровнем власти народа, и формой самоорганизации граждан, позволяющей им организованно взаимодействовать с государственными структурами.

Конституцией Российской Федерации, согласно статье 12, местному самоуправлению гарантирована в пределах его полномочий самостоятельность. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Согласно п.2 ст. 130 Основного закона России местное самоуправление осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления. Конституция Российской Федерации (п.1, ст. 132) устанавливает, что органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы, осуществляют охрану общественного порядка, а также решают иные вопросы местного значения.

Реальное становление местного самоуправления в Российской Федерации и Дагестане непосредственно зависит от зрелости общественного сознания, от включения в процессы реформирования организации местной жизни широких слоев населения. Без сознательного участия граждан, без их повседневной заинтересованности в результатах деятельности местной власти, эффективная деятельность местного самоуправления невозможна. Условием широкого вовлечения граждан в осуществление местного самоуправления является наличие норм законодательства, регламентирующих различные формы участия населения в местном самоуправлении, а также устанавливающих гарантии учета мнения населения в деятельности муниципальных властей. Но, кроме нормативного правового обеспечения, необходима и государственная политика, направленная на реальное привлечение широких слоев населения к участию в местном самоуправлении.

Формирование правовой основы и осуществление конкретной практики местного самоуправления отличается в разных регионах страны. Это происходит из-за различия между самими регионами (историко-географические особенности, демография, экономические возможности, политический профиль и т.д.), по причине их формального статуса и имеющихся полномочий. Отчасти неоднородность и разная степень развития местного самоуправления отражает сложный характер самой страны и ее государственно-административного устройства. В сложных многоэтничных государствах с элементами федерализма невозможно рассматривать "местное управление" только в его конституционно-правовом поле, т.е. применительно к уровню ниже права субъектов федерации. Даже если республики определяются российской конституцией как "государства", тем не менее, именно они и составляют одно из главных сосредоточий проблемы самоуправления местных сообществ, ибо территории республик и автономных округов – это территории проживания культурно-отличительных от остального населения местных сообществ. Исходя из этого, полагаем, что одной из важнейших задач в определении системы мер, обеспечивающих развитие местного самоуправления, является теоретическое исследование проблемы применительно к особенностям субъектов федерации. Важно при этом учитывать формы самоорганизации жизни народов, их традиции, обычаи.

Развитие местного самоуправления исключительно актуально и для Дагестана как субъекта Российской Федерации, расположенного в этнополитически сложном северокавказском регионе.

Дагестан уникальная в своем роде республика, в которой нет "государствообразующей" нации (это единственная республика, в название которой не вынесено название какой-либо нации со статусом "титульной", будучи национально-административным образованием со времён РСФСР, Дагестан был образован по территориальному принципу). Дагестан это географическое название, означающий в переводе на русский язык "страна гор". К числу дагестанских народов относится 14 регистрируемых в актах гражданского состояния национальностей: аварцев – 28%; даргинцев – более 16%; кумыков – 13%; лезгин - около 13%; русских – 7%; лакцев – более 5%; табасаранцев – 5%; чеченцев – около 5%; азербайджанцев – более 4%; ногайцев – 1,5%; рутульцев – около 1%, агульцев – около 1%; цахурцев – около 0,5% и татов – менее 0,5%.

Народы Дагестана говорят на языках, относящихся к трем языковым группам: иберийско-кавказской (аварцы, даргинцы, лезгины, лакцы, табасаранцы, рутульцы, агульцы, цахурцы и чеченцы); тюрской (кумыки, ногайцы и азербайджанцы) и индоевропейской (русские, таты, последние говорят на языке иранской группы). В Дагестане традиционно исповедуют три религии: ислам, христианство и иудаизм. Действительное число самостоятельных в лингвистическом отношении этносов в Дагестане значительно больше. К аварской национальности относят себя еще 14 этносов, компактно поживающих в своих горных селениях: андийцы, арчинцы, ахвахцы, багулальцы, бежтинцы, ботлихцы, генухцы, годаберинцы, гунзибцы, дидойцы, каратинцы, тиндинцы, хваршинцы и чамалинцы. К даргинцам относятся еще две относительно самостоятельные в языковом отношении и компактно проживающие этнические группы: кубачинцы и кайтагцы.

Полиэтничность дагестанского общества, т.е. наличие множества этнокультурных общностей, требует учитывать особенности их менталитета, преемственность исторических ценностей.

Поэтому в политике самоуправления следует предусматривать право народа на нетрадиционные формы самоуправленческой жизни. Соединение этих двух начал – социально-экономической и этнической самобытности и самобытности форм самоуправления – позволит народам стать в перспективе самостоятельными, вполне жизнеспособными субъектами страны.

Рассматривая исторические особенности местного самоуправления народов Дагестана, следует отметить, что исходной политической организацией дореволюционного дагестанского общества была сельская община, состоящая в основном из малых семей.

Отмечая исторические особенности местного самоуправления народов Дагестана, следует выделить его наиболее важные элементы как специфические формы народовластия: административную автономность и суверенность каждого сельского джамаата, единообразие принципов управления, осуществления внешней связи с позиции собраний джамаатов; выборность и периодичность смены власти в общинах, управление родовой знатью по наследству в общинах малых поселений, разбросанных на большой территории; политическая самоуправляемость посредством выборных старшин; территориальная обособленность и территориальный принцип формирования "вольных" обществ, реализация суверенитета каждого джамаата через союз с другими обществами.

Сегодня в результате политических изменений всех сторон жизни постсоветского Дагестана, джамаатская структура стала вновь возрождать политические функции. Джамааты стали важным фактором поддержки "своих" во всех складывающихся экономических и гражданских институтах дагестанского общества. В конечном счете, джамаатская идентичность оказалась важнее, чем идеологическая (партийная) или национальная.

Традиционные этнокультурные особенности Дагестана вернулись к жизни и стали оказывать воздействие на все общественные процессы и формирования новой политической структуры и институтов власти. Создавая во многом "неформальную систему местного самоуправления на уровне джамаатов, где огромную роль играют такие социальные институты как мечеть, советы старейшин, а также новые силы в виде состоятельных людей и их неформальных связей.

В конце 90-х годов, когда в Дагестане были случаи открытого выхода из подчинения и вооруженного мятежа ряда местных сообществ. В этнотерриториальных образованиях органами местного самоуправления способны стать т.н. национальные советы или другие структуры этнического самоуправления. Здесь встает вопрос смешения строго территориального принципа местного самоуправления с этническим, который предполагает некую правосубъектность вне территории. То есть структуры этнического самоуправления оказывают влияние на различные стороны жизни и могут выполнять функции местного самоуправления, но когда эти институты вмешиваются в компетенцию органов государственного управления и местного самоуправления, возникает конфликт. Но, несмотря на определенную самостоятельность, органы местного самоуправления народов Дагестана в прошлом были интегрированы в общую систему организации власти.

Современные проблемы развития местного самоуправления связаны не только с правовыми рамками функционирования местного самоуправления, но должны учитывать исторический опыт его функционирования в прошлом, используя при этом административный, религиозный, финансовый, судебный и другие формы контроля, чтобы добиться гарантированного соблюдения социально-политических прав каждого дагестанца.

Отметим, что местное самоуправление не может подменить собой демократию и гражданское общество, конечно, никто не отрицает её роли в демократии, но оно только один из её элементов. Подобная ошибка является повторением западноевропейской пропаганды 70-80-х годов, отождествлявшую свободу слова с самой демократией.

Проблема построения гражданского общества в регионе

В советское время было всесильное государство и зависимое общество. Переход от командно-административной системы к демократии протекал сложно и противоречиво. Общество, добившись невиданных ранее политических, экономических, гражданских и духовных свобод, впало как бы в другую крайность.

Политическая борьба (борьба за власть) и борьба за влияние на сферы экономики не были своевременно направлены в русло цивилизованного, демократического, конституционного правового процесса. Политический экстремизм и экономическая вседозволенность стали угрожать самим основам существования общества и государства, преступность приобрела невиданный размах. Нет смысла анализировать все объективные и субъективные причины, ошибки и просчеты первых лет реформ, которые поставили в массовом сознании под сомнение социальную ценность самой демократии.

Формирующиеся институты молодой российской государственности на начальном этапе радикальных преобразований отождествили себя с демократией вообще и стали невосприимчивыми к происходящим в обществе процессам и общественному мнению. Таким образом, не удалось создать, с одной стороны, демократические механизмы контроля над властью, с другой - власть не смогла обеспечить законность, порядок и социальную справедливость. В этих условиях как бы возникает параллельная (теневая власть) в лице авторитетов преступного мира, клановых групп, национальных движений, к которым через многообразие жизненных связей выходят люди для решения проблем, ставших неподконтрольными для официальной власти.

Противоречия и сложности в развитии российской демократии в Дагестане усугублялись своеобразным действием местных особенностей. Однако бесспорной заслугой дагестанского руководства является обеспечение гражданского мира и национального согласия, при мощном воздействии внешних и внутренних негативных факторов, дестабилизирующих общество, решение проблем жизнеобеспечения народа в условиях затяжной блокады, завершение конституционной реформы и создание структуры государственной власти, в определенной степени учитывающей интересы многонационального дагестанского народа. Однако множество проблем относительно общества, государства, прав и безопасности граждан, духовного и материального плана остаются нерешенными.

Опыт наиболее передовых стран показывает, что для достижения социального прогресса необходимо иметь следующие слагаемые: свободная рыночная экономика, устойчивая демократия, включающая принцип партийности выбора власти, гражданское общество, правовое государство, соответствующие им типы социальной психологии, нравственности и правосознания людей. Эти стороны взаимосвязаны, взаимозависимы и согласованы между собой.

Экономические, политические и правовые реформы не пойдут, если не сформировать соответствующую психологию и тип поведения, начиная от простых граждан и заканчивая высшими государственными чиновниками. Для этого нужны соответствующие институты гражданского общества, обладающие реальными рычагами воздействия на государственную власть. В демократических странах различные организации граждан обладают реальной возможностью регулировать поведение граждан, оказывать контролирующее воздействие на структуры власти и отдельных чиновников посредством нравственного давления, выраженного в форме общественного мнения. Работа различных комиссий и гражданских комитетов, которые защищают права человека и разных социальных групп от бюрократического произвола, борются за сохранение сферы обитания и занимаются другими проблемами, важными для общества и отдельного человека, пользуется поддержкой общества и государства.

Советская власть породила многочисленные общественные организации, некоторые из них сохранились и сегодня. Но они политизированы. Подлинные институты гражданского общества являются неполитическими и негосударственными, они пользуются поддержкой общества и являются проводниками общественной нравственности.

В Дагестане, в силу определенных исторических причин, институты гражданского общества находятся на стадии формирования. Хотя у нас существуют ветеранские, женские, детские, экологические организации, объединения ученых, деятелей науки, культуры, образования - они, ни в силу традиции, ни по своему правовому положению, не поднялись до уровня действительных институтов гражданского общества. Придать им соответствующие функции, общественный и правовой статус - важная задача для нашего, пока еще не консолидированного, общества.

У нас практически не действуют общества по защите прав потребителей и не сформированы гражданские комитеты по месту жительства, которые тесно сотрудничают с органами местного самоуправления. В демократических обществах большое значение имеют временные гражданские объединения и комиссии, создаваемые для проведения общегражданских акций по защите прав и свобод человека, безопасности граждан и другим проблемам в жизни общества. Все эти институты гражданского общества нам следует создать и упрочить их положение. Активно функционирующее гражданское общество - надежная защита прав граждан против коррупции и мафии. Огромно влияние институтов гражданского общества на поведение политиков и чиновников. Институты гражданского общества невозможно подкупить или подвергнуть шантажу в силу их массовости и гласного характера их функционирования. Судьба политиков в демократической стране напрямую зависит от отношения к ним гражданского общества.

Интересный факт, что методы гражданского общества проникают и в политические организации, и в структуры власти. В западных государствах в разных ведомствах создаются комиссии по этике, в которых практически реализуются требования гражданского общества. Создавая здоровую общественную мораль и укрепляя правосознание граждан, гражданское общество делает возможным и необходимым формирование правового государства. Выход государства за рамки закона, права невозможен без насилия над гражданским обществом, подавления общественного мнения, независимых средств массовой информации.

Дагестан находится в политическом и правовом пространстве России и следует поддержать программу российского руководства по формированию гражданского общества, воспитанию правового сознания, укреплению связей между институтами власти и обществом, развитию независимых средств массовой информации, которые в наше время становятся настоящими рупорами гражданского общества.

Однако у нас имеются свои особенности, слабые звенья в развитии демократических институтов, которые требуют особенного внимания.

Речь идет об усилении демократического принципа многопартийности и роли самих политических партий в жизни общества, как единственного средства противостоять делению общества по клановому и национальному принципу. Наше республиканское законодательство не внесло практически никакого вклада в развитие многопартийности, партийное представительство не обозначено в Народном Собрании и других выборных органах. Однако надо найти место многопартийности в нашей политической структуре законодательным путем, тогда и сами партии из узкого круга интеллектуалов станут по настоящему массовыми. Некоторое возрастание роли партийного начала показали и результаты последних выборов в Государственную Думу по Махачкалинскому избирательному округу.

Однако и в политической сфере, и в идеологии использование национального и религиозного факторов остается главным средством достижения целей. В этом и состоит недостаток и отсталость нашего современного политического развития. Роль политических партий в жизни современного общества значительна. Существование конкурирующих между собой и отстаивающих разные модели экономического и социального развития общества политических партий и движений является естественной средой, формирующей новое поколение политиков и общественных деятелей, которые в партийной публичной деятельности приобретут необходимую политическую культуру и ценный опыт идеологической и массовой работы. Партии объединяют наиболее активных представителей интеллектуальных, творческих, предпринимательских кругов и разных групп населения. Массовые партии располагают громадным творческим потенциалом, который можно направить на разрешение самых сложных проблем общественного развития. Публичная партийная политическая деятельность является школой нравственного воспитания, так как здесь реализуется всесторонняя критика и оценка деловых и моральных качеств не только политиков, но и социальной, нравственной ценности той или иной реальной или возможной политической позиции.

Одна из самых актуальных задач нашего общественного развития состоит в укреплении многопартийности, создании цивилизованных условий для ведения политической борьбы. Для реализации принципа многопартийности важное значение имеет законодательство о выборах. В нашей республике следует обратить внимание, исходя из накопленного опыта, на следующее:

1. Приведение в соответствие с общепринятыми мировыми и российскими стандартами республиканского законодательства о выборах. Здесь важен и другой критерий. Следует так совершенствовать законодательство, чтобы им были довольны не только представители власти, но, главным образом, - сами избиратели.

2. Разработать механизмы, исключающие возможность злоупотреблений в процессе голосования.

Однако многопартийность также не может подменить собой развитие демократии и формирование гражданского общества. В то же время создание региональных партий и партийных организаций могло бы содействовать решению этих задач.