Деятельность детских социальных приютов в советское время

К началу 20 века сложилась стройная система социальной помощи детям, охватывающая значительный даже по современным меркам процент обездоленных детей и подростков. По идеологическим соображениям этот факт долгое время замалчивался советской исторической наукой. Считалось, что единственный верный путь решения проблем нуждающихся слоев населения лежит лишь в рамках государственной системы социального обеспечения.

Для организации благотворительной помощи нуждающимся детям первоначально в губернских городах, а затем и в большинстве уездов в Беларуси создавались и плодотворно работали многочисленные учреждения общественного призрения. Наиболее быстрый рост их наблюдался в начале 20 века.

Сама жизнь требовала активного участия широкой общественности, в первую очередь людей богатых и влиятельных, в организации социальной помощи детям [16, cтр. 52-53].

К 1914 году на территории Беларуси действовало два специальных заведения для брошенных детей. Один, из которых Минский приют для подкидышей, открытый в 1894 году благотворительным обществом «Милосердие». В других белорусских губерниях брошенными детьми, родителей которых не удалось обнаружить полиции, занимались в основном приказы общественного призрения, а позднее – земства.

По заведенной со времен Екатерины II системе новорожденных детей их матери или родственники могли приносить и отдавать в воспитательные дома инкогнито, через зашторенное окно. С 1890 г. в Российской империи были введены новые правила, предусматривавшие прием подкидышей исключительно через полицию, вместо тайного приема вводился явный с правом для матерей брать ребенка на вскармливание домой с оплатой от воспитательного дома. В 1894 г. эти условия были усовершенствованы.

Введение новых правил было порождено жестокой необходимостью, связанной с переполненностью воспитательных домов и колоссальной смертностью приносимых в них детей. В Минском приюте для подкидышей превышение нормы призреваемых детей составляло 50%.

В первые годы воспитательных домов на Беларуси смертность детей их была хоть и несколько ниже, чем в целом по Российской империи, но временами достигала 50 и более процентов. По свидетельству современников, «скопление большого числа детей в палатах, отсутствие достаточного количества кормилиц, неопытность врачей и воспитателей, прием часто больных и умирающих детей – все это повлекло за собой ужасающую смертность питомцев». [16, cтр. 59].

Решение проблемы стали искать в развитии городского и сельского патронажа. Воспитательные дома, выдержав у себя малюток на искусственном кормлении (кормилицы были редкостью) в течение двух месяцев, передавали их на вскармливание и воспитание в семьи мещан, ремесленников и крестьян за определенную плату. После достижения детьми 3-7 летнего возраста их возвращали в воспитательный дом или (очень редко) усыновляли. Женщинам, хорошо воспитывающим детей, выдавались небольшие награды. Такая практика приобрела широкий размах.

В сочетании с санитарно-профилактическими мерами, предпринятыми благотворительными общественными организациями, органами городского самоуправления, а также земскими врачами и фельдшерицами, удалось несколько снизить смертность детей в воспитательных домах, но все, же ее уровень оставался достаточно высоким. Кроме того, увеличилась смертность детей в деревнях, где от «заносимых болезней и уменьшения питания» умирали и подкидыши, и младенцы кормилиц [16, cтр. 60]. Впрочем, тогда по Российской империи смертность детей от 1 до 5 лет составляла 76% от общей смертности населения.

Определенные сведения о призрении брошенных детей в белорусских губерниях в 1910 году содержатся в таблице 2.

Таблица 2. Попечение над детьми в белорусских губерниях в 1910году

Название губернии Всего призревалось Отдано на воспитание частным лицам Оставалось в приюте Умерло % смертности
Виленская (грудное отделение воспитательного дома) 303 201 102 80 26,4
Витебская (Приют благотворительного общества) 165 ? ? 110 70,3
Гродненская 162 162 - 17 10,5
Минская (приют общества «Милосердие») 425 105 25 264 62,0
Могилевская 195 195 - 57 29,2
ИТОГО 1250 668 127 552 41,76

Следует отметить, что на Беларуси в так называемых заведениях закрытого типа, куда относились и приюты, свыше 80% воспитанников, по авторским подсчетам, составляли сироты и полусироты. Большинство из них находились на полном обеспечении, обучались грамоте по программам народных училищ, а также корзиночному и сапожному ремеслам. Свыше 75% детей в этих приютах составляли так называемые приходящие. К ним относили детей, которые состояли на полном или частичном обеспечении приюта, но ночевали у своих родственников или обедневших родителей. В виленских приютах, например, «приходящие проводят время с 8 часов утра и до 7 вечера и получают здесь пищу, а имеющие соответствующий для этого возраст – и обучение» [16, cтр. 63].

Особенностью стали приюты для детей евреев. На Беларуси их было не так много: иудеи больше тяготели к открытым формам призрения, при которых ребенок оставался бы пусть и не в полной, но все же семье. В материальном отношении эти приюты обеспечивались лучше других. В обучении детей-сирот преобладало изучение «еврейского закона», разнообразнее был список осваиваемых ремесел, а главное отмечалось больше организованности и порядка.

На рубеже веков среди постоянных жертвователей для детских приютов из знатных белорусских родов стало больше высокопоставленных чиновников, их жен и просто людей среднего достатка. Образцовым по меркам того времени был Федоровский детский приют княгини Паскевич для малолетних девочек в Гомеле. [17, cтр. 52].

К приютам относили не только благотворительные заведения для сирот и беспризорников, но и ясли, детские сады, интернаты. «Приюты, которые имеют задачей временное призрение малолетних детей, называются яслями», - так определяла Канцелярия Ведомства учреждений императрицы Марии. При этом возраст, при котором детей принимали в ясли или детский сад, не указывался.

С 1910 г. сначала в центральной России, а потом и на Беларуси появляется ряд новых типов приютов. Нечто напоминающее современную детскую деревню можно увидеть в «поселковых приютах», которые стали появляться в «здоровой местности», обычно на окраине или вдали от городов, где строили домики на 15-25 детей. Возле каждого домика – огород сад, птичий двор. Общими для детского поселка были школа и мастерские. В каждом домике – мать семьи (воспитательница), которая и вела основную воспитательную работу [17, cтр. 59].

В период становления социальной работы как современного общественного явления в начале 20 в. на Беларуси выделяются ведущие организационные формы социальной работы с нуждающимися детьми. Особое значение среди них приобретают различные благотворительные общества и благотворительные заведения, формы частной благотворительности, городские и земские органы общественного самоуправления, съезды деятелей по общественному и частному призрению, «детская журналистика».

Передовая общественность выдвигала конкретные требования по снабжению бедных детей пищей, одеждой и учебными пособиями за счет государства. Объединение общественности вне зависимости от политических и иных взглядов и верований для совместных действий на почве благотворения – одна из характерных и примечательных черт того времени.

Несмотря на ряд недостатков, вызванных чаще объективными, чем субъективными причинами, практически при отсутствии реальной помощи со стороны государства в дореволюционный период сформировалось достаточно эффективная, на уровне передовых достижений того времени система социальной работы с детьми в заведениях приютского типа.

По проблеме создания и деятельности на Беларуси благотворительных общественных организаций и заведений социальной помощи нуждающимся детям, воспитательных домов, детских приютов, яслей и т.д. можно сделать следующие краткие выводы:

1. система социальной помощи нуждающимся детям берет начало в славянской духовности и менталитете белорусов, особенностях их жизни и быта, усиленных и оформленных религиозных заповедях христианства.

2. в истории складывания системы благотворительной помощи обездоленным детям весьма значительна роль многочисленных религиозных конфессиональных организаций, в первую очередь православных братств с их школами и приютами, а также представителей магнатских белорусских родов, с их богатыми пожертвованиями на организацию и содержание приютов, других учреждений для детей-сирот и детей из бедных семей.

3. Решающие значение в организации помощи нуждающимся, складывании системы социальной работы с детьми во второй половине 19 – начале 20 века имели благотворительные общества, которые оказывали помощь детям, создавали и содержали воспитательные дома, детские приюты, «ясли», колонии и т.д.

4. Деятельность благотворительных обществ и благотворительных заведений для детей была бы более эффективной при условии активной поддержки ее со стороны государственных органов, централизации и оптимизации всего дела организации и управления социальной работы с детьми [17, cтр. 60-62].