Евреи в Петербурге

История евреев и Петербург – казалось бы, что может быть общего. Известно, что на территории России проживало в начале 20 века 5,5 млн. евреев, но жили они в черте оседлости. В Петербурге, даже в самые благоприятные времена, численность евреев не доходила до 20 тысяч (сравнить, например, с Одессой – 150 тысяч). Да и в какой мере они были типичны эти евреи? Большинство - в значительной степени ассимилировалось. Образование, одежда, речь -  все было у них на русский манер. Только лишь в Москве еврейское население считалось еще более русифицированным.

Однако, эти несколько тысяч, живших в столице, составляли ядро наиболее образованного, культурного, а иногда богатого  и влиятельного русского еврейства. Их деятельность была очень заметна – как среди евреев, так и среди русских. Издававшиеся ими газеты и журналы, их личный номер имели огромное влияние на каждое молодое поколение, особенно начиная с последней трети 19 века.

Нетрудно догадаться, что евреи появились в Петербурге вместе с зарождением самого города. Сначала это были только выкресты. Мария Ян д`Акоста – любимый шут Петра первого, Абрам Энс – штаб-лекарь лейб-гвардии Семеновского полка. Первый генерал-полицмейстер Петербурга Девьер, сын португальского еврея, был вывезен из Голландии и окрещен в России. Наконец, вице-канцлер  Петра, Шафиров также имел еврейских предков, что, конечно, шокировало придворных.

Затем появились отдельные настоящие евреи – пока еще единицы, т.к. проживать в России им было запрещено законом. Но законы, как это часто бывает в случаях острой необходимости, нарушались, и евреи в этом городе жили. Пример тому – подрядчик по доставке серебра на Монетный двор при Екатерине 1. Его, как и других, должны были выслать по Указу 1727 года, но при этом казна потерпела бы большие убытки; и еврея оставили «пока достальное серебро из моря не доставит» (из решения Тайного Совета).

Екатерина Вторая, считаясь с общественным мнением и одновременно учитывая государственные интересы, официально запрещала, а тайно поощряла пребывание отдельных еврее в Петербурге. Именно при ней, в результате трех (1772, 1793 и 1795 годов) разделов Польши, Россия сделалась вдруг обладательницей самой большой в мире еврейской общины. В 1826 в столице жило 159 еврейских семей (всего 348 человек, в основном – коммерсанты и ремесленники).[3]

Еврейское население сделалось в Петербурге значительным вместе с реформами Александра второго (50-60 годы), когда вышло разрешение селиться вне черты оседлости купцам первой гильдии, лицам с высшим образованием, ремесленникам и отставным чинам. Евреи составляли не более 1 % населения столицы, но в действительности их было на треть больше, некоторые жили нелегально. Евреи Петербурга отличались высоким уровнем  грамотности. В 1868 году среди евреев были грамотны 72% мужчин и 47% женщин, тогда как среди православных – соответственно 54% и 41%. Это были, в основном, ремесленники, врачи, журналисты, коммерсанты. В 1881 из 800 тыс. петербуржцев уже 17 тыс. были евреи. Из них около 2000 считали родным языком русский, 500 – немецкий, 90 – польский, 50 – татский, 37 – турецкий и 14 000 – идиш. А уже в 1909 не более 2/3 евреев Петербурга считали русский язык родным. Этим Петербург разительно отличался от западных губерний, где почти все говорили на идише.

В конце 19 – начале 20 вв. центр еврейской жизни Петербурга переместился в Коломну, на территорию, расположенную за Крюковым каналом. Это время известно многими выдающимися личностями еврейского происхождения, но крещенными в православную веру. Например, Антон Рубинштейн – основатель Ленинградской консерватории – первой консерватории в России, знаменитый музыкант, был крещен в детстве, вместе со своим братом Николаем. Этот факт способствовал получению братьями образования и впоследствии, занятию ими заметного места в истории русской музыки и русской истории вообще. Долгое время крещение было надежным лекарством от бесправия для любого еврея. Еще при Николае Первом, ревностном гонителе иудейства, известен случай, когда выкрест Позен занимал должность управляющего канцелярией военного ведомства и был богатым помещиком на Полтавщине. Но лишь единицы среди евреев решались такой ценой купить свое равноправие. И только к концу 19 века участились случаи крещения, главным образом среди интеллигенции, индифферентной к религии. Но порой даже крещение не гарантировало еврею избавления от своего прошлого. При Александре Третьем известны первые случаи, когда выкрестов не назначали на ответственные государственные должности, мотивируя это их происхождением.

Еврейские места Петербурга

Когда несколько евреев живут в одном городе – это еще не община. Даже когда их становится несколько тысяч, сами по себе они все равно не образуют общину. Еврейская община подразумевает существование целого ряда учреждений и форм общинной жизни. Это хедер и похоронное общество, пупкас (летопись общины), кладбище, миква (ритуальная баня) и шейхет (резник) и, конечно, раввин и синагога (или хотя бы молельный дом).

Синагога – слово греческое и означает – место собраний, буквальный перевод еврейского слова «бейт га-кнессет». Синагога, как место собраний для молитв появилась, вероятно, еще в 6 веке до н. э. во времена Вавилонского пленения.[4]

Когда знаменитые группы богатых и образованных евреев появились в Петербурге в царствование Александра Второго, они не хотели смешиваться с проживавшими здесь до них нижними чинами, у которых раввином был рядовой из полицейской команды. Купцы основали свою молельню у Львиного мостика и добивались назначения раввином образованного человека. В 1868 г. по инициативе Д. Фейнберга начались хлопоты о постройке хоральной синагоги, через год было получено высочайшее разрешение. Непросто было выбрать место. Надо было учесть, чтобы вблизи не было общинной или домой церкви.

1 апреля 1870 года было образовано общее правление общины. Председателем был избран барон Евзель Гинцбург. В 1874 г. удалось добиться участка под Преображенское кладбище. До этого с 1802 г. хоронили на купленном у лютеран участке Волкова кладбища, платя за каждого покойника по 10 рублей.

Место для строительства хоральной синагоги по Б. Мастерской, ныне Лермонтовский пр. одобрили только в 1874 г. Местные власти боялись, что округа заполнятся евреями, и цены на квартиры упадут. Синагога построена в мавританском стиле по проекту Шапошникова (профессор Академии художеств).  Художественное оформление выполнено Бахманым – первым евреем, поступившем в Академию Художеств. Но этот вариант проекта оказался настолько роскошным, что его пришлось переделать по указанию правительства, так как боялись, что внешний вид синагоги будет конкурировать с находившимся неподалеку Никольским собором. Строительство затянулось. Лишь в 1886 состоялось освящение хоральной молельни во дворе, а в 1893 г. была открыта и сама синагога. Строительство обошлось в 500 тыс. руб. золотом. Большую часть денег на него дал барон Гинцбург и некоторые другие богачи.

Синагога построена в соответствии с традицией, она ориентирована на Восток, есть галерея для женщин. У восточной стены расположен ковчег со свитками Торы. Перед ним горит «вечный огонь» - напоминание о семисвечнике, зажигавшемся верховным священником в Храме. Имеется специальный зал для венчаний.

Соседний дом по той же улице тоже принадлежал общине. С 1893 г. здесь размещалась общественная библиотека, содержавшая множество книг по гебраике и иудаике. Здесь же находились мужское и женское профессиональные училища для еврейской молодежи. Мальчиков обучали слесарно-механическому и столярно-резному ремеслу. Девочек – дамско-портняжному и белошвейному мастерству.

Напротив синагоги находилась редакция журнала «Еврейская семейная библиотека», выходившего под редакцией М. Д. Рывкина.

Еврейский общинный центр Санкт-Петербурга

Всплеск еврейской консолидации пришелся в Ленинграде на 1979 – 1981 годы. Оживлению интереса друг к другу способствовал быстрый рост числа отказников и общая для многих надежда на то, что наступившее ограничение эмиграции – временное. Возникли квартирные лекции по иудаизму, еврейской истории и культуре. Никто из лекторов не получил специального образования: все делились знаниями, приобретенными самостоятельно. Слушателей иногда собиралось по 50 – 70 человек. Расписаний лекций, составленное на несколько месяцев вперед, с указанием адресов, времени проведения и подходящего городского транспорта, свободно циркулировало по рукам. Летом молодежь стала выезжать за город на пикники, носившие не только развлекательный, но и просветительный характер.

Власть спохватилась не сразу, и какие то необратимые изменения успели произойти. Но к середине 1981 года она решительно покончила и с лекциями, и с другими сколько-нибудь массовыми собраниями. Сохранились ульпаны, однако они продолжались уже в обстановке полуподполья. Среди методов подавления поначалу были  и курьезные. Но методы ужесточались. Стали блокировать квартиры: воронок  у подъезда, милиционеры и гебисты в штатском у дверей. Активистов стали избивать на улицах. Дружинники врывались в квартиры и переписывали собравшихся, а иногда отвозили их в милицию, где держали по несколько часов.

Волна репрессий, с одной стороны, упрочила становление еврейского общественного мнения в этом городе; с другой стороны, она способствовала развитию новых форм самоопределения, в частности, развитию еврейского самиздата. Резко возросло число блуждающих текстов.

19 июля 1982 года состоялось заседание Организационного комитета Ленинградского общества по изучению еврейской культуры (ЛОЕК). Основой для нее послужил так называемый заявительный порядок образования добровольных обществ, заведенный в СССР еще в 1930 году. Созданное в точном соответствии с этим порядком, ЛОЕК закончило свое существование, практически не начав действовать. С 1989 возобновилось и к 1990 году опять развалилось. Самая активная пора попыток легализации обществ пришлась на 1987, но реальный успех стал заметен только начиная с 1990 года, после отмены цензуры. Именно в этот период начинает функционировать «Еврейский общинный центр СПб». У его истоков стояли люди, которые, борясь за свою идею, и по сей день работают в центре. Сначала им ответили крошечную комнатушку в Доме Дружбы народов, во дворце культуры им. Кирова, именно там они легально начали свою деятельность. В этом же здании, помимо еврейского общества, вели свою работу и представители других национальностей. Кстати, и сегодня существует подобного рода учреждение, где собираются различные диаспоры – сейчас это Дом национальной культуры. Затем «ЕОЦ СПб» перемещался с места на место, и теперь расположен в двух шагах от Невского проспекта. С самого начала, дважды в месяц, стала выпускаться независимая еврейская газета «Ами», ныне выпускаемая редактором Я. Цукерманом. Ее можно купить в самом центре по смешной цене или читать в электронном виде на сайте этой организации.

В центре находится собственная библиотека, где представлена литература по еврейской истории, учебная литература по идишу и ивриту, еврейские газеты и журналы русскоязычная периодика Израиля и США; музыкальный зал; видеостудия и видеопрокат; клуб лекторий, центр еврейской музыки, детская фольклорная студия, детский музыкальный театр. Для каждого месяца составляется программа, могут, например, проходить выставки еврейских художников, писателей. Читаются лекции о еврейском народе, о культуре и религии и пр.

Если говорить в общих чертах, то Еврейский общинный центр стал не только местом проведения лекций, бесед, видеопоказов, выставок, но и местом, куда люди приходят, чтобы получить информацию о еврейской жизни, приобрести еврейские газеты и журналы, просто пообщаться. Центр проводит свои культурные и образовательные программы в самых престижных театральных, концертных и выставочных залах города.

Ежегодные программы это:

Фестиваль еврейской музыки

Праздничные программы «Пурим в Петербурге» и «Ханука в Петербурге»

Международный конкурс юных композиторов

Фестиваль традиционной музыки «Клезфест в Петербурге»[5]

Существует центр в основном на пожертвования, присылаемые из Америки. Наши российские бизнесмены не уделяют должного внимания таким учреждениям. Хотя некоторые председатели и курируют еврейские общины, насколько известно, сейчас это Мириалашвили.

Также этот центр занимается благотворительность, точнее он выступает, скорее, как посредник. Гуманитарная помощь, присылаемая из Израиля, направляется сюда, и уже отсюда распространяется малоимущим. Это посылки с мед. препаратами, вещами, едой. Наиболее крупная благотворительная организация это «Хэссет Авраам», ее филиал «Ева».

Вообще, благотворительность с древнейших времен была важнейшим элементом еврейской жизни. Различали следующие формы благотворительности:

Гостеприимство и прокормление голодных

Снабжение бедных платьем и обувью

Посещение больных и уход за ними

Погребение мертвых и присутствие на их похоронах

Утешение скорбящих по усопшему

Выкуп пленных, выдача замуж бедных девиц[6]

Благотворительность рассматривается еврейским законом не как акт проявления доброй воли, а как религиозный долг каждого имущего по отношению к неимущему. В Библии и Талмуде постоянно указывается, что важно и внутреннее чувство человека в момент благотворительности. Требуется помогать нуждающемуся охотно и не задевая его самолюбия. Вообще акт благотворительности считался столь же полезным для дающего, сколь необходимым для берущего.   Значение благотворительности возросло в эпоху революции, эмиграции, погромов.

В нашем городе имеются 6 еврейских школ, несколько воскресных, также есть школа иврита т спортивная организация. К сожалению, раньше евреи уделяли больше внимания хорошему и качественному образованию. «Самым ценным для еврея всегда было образование» - это утверждение сейчас мало актуально. Как рассказала израильская учительница для газеты «Ами» - главное не предъявлять школьникам требования, иначе они пойдут жаловаться родителям, и ты останешься без работы. Кто хочет учиться, тот сам будет учиться, а кто не хочет – пусть не учится.

Данные результатов проверки  знаний  израильских учеников говорят о том, что среди 36 государств мира они оказались по математике на 28-м месте, по естественнонаучным дисциплинам – на 26-м месте, по разрыву в уровне знаний – на 6-м месте. А ведь еще 30 лет назад Израиль занимал одно из первых мест в мире по качеству преподавания этих дисциплин.

Силен разрыв в качестве преподавания гуманитарных и еврейских дисциплин, что приводит к расколу в обществе, поскольку одна часть населения страны не разделяет духовные и моральные ценности другой. Хорошо хотя бы то, что в религиозных школах читать умеют практически все, а  в светских встречаются такие, что не осилили чтение даже к третьему классу. Израильтяне считают, что главное в ребенке воспитать свободную личность, а не интеллектуальную. Таким образом, идея свободы доведена в израильской системе до абсурда.

Помимо школ в Петербурге есть целая сеть детских садов «Адаинло», центр искусств и ремесел, СПб институт иудаики и центр петербургской иудаики, задача которого – воссоздать еврейский музей, проведение выставок, научная деятельность.