Женщины-военнослужащие как объект воспитательной деятельности

Исходным положением социально-педагогического анализа статуса и направленности профессиональной деятельности военнослужащих-женщин в военно-социальной среде выступает понимание личности женщины как индивида, включенного в общую систему общественных связей и отношений, регулирующую социальный опыт, нормы и формы гендерного взаимодействия, и вырабатывающего на этой основе свой внутренний мир, систему жизненных приоритетов, направленность ценностно-мотивационной сферы профессионального сознания и модели социополового взаимодействия.

По данным В. Г. Горчаковой, факторами благополучного личностного роста женщин как субъектов профессиональной деятельности являются:

а) физиологическое и репродуктивное здоровье;

б) психологический комфорт межличностного общения;

в) положительная рефлексивность;

г) самоактуализация профессионального самосовершенствования;

д) независимое мышление;

е) личностная одаренность[1].

Изучение практики гендерного общения показало, что характеристики самореализации военнослужащих-женщин сложны и противоречивы. В них выделяются как положительные, так и негативные факторы детерминации. Характерными положительными психологическими особенностями женщин, которые необходимо использовать для повышения эффективности их военно-профессиональной деятельности, являются: внимание, взвешенность личностных оценок в профессиональном общении, доверительность, отходчивость, умение идти на компромиссы и прощать мужчинам допущенные ошибки, эмоциональность в общении, открытость, способность интегрировать в себе лучшие черты ближайшего окружения (женщины, много лет живущие в браке, перенимают лучшие черты мужского характера), умение быстро адаптироваться к условиям военной службы, не теряться в трудных жизненных и профессиональных ситуациях, собранность, стойкость, способность в случае необходимости быть решительными и бескомпромиссными, стремление к справедливости. Опыт войск свидетельствует о том, что присутствие женщин в военно-социальной среде в определенной мере социокультурно облагораживает взаимоотношения в воинском коллективе, часто стимулирует социальную и служебную активность мужчин в нужного направлении.

Однако, как показывает практика, особенности женской психики накладывают серьезный отпечаток на взаимоотношения в коллективах с выраженной феминизированностью. Повышенная эмоциональная чувствительность женщин, стремление к справедливости распределения служебной нагрузки, борьба с фаворитизмом в таких подразделениях (узлы связи, тыловые структуры, медицинские учреждения и т.п.) часто становятся причиной неоправданных конфликтов на почве выяснения «женских» проблем. Семейные проблемы у военнослужащих-женщин также, как правило, отражаются на эффективности служебной деятельности больше, чем у мужчин.

Как показывали результаты целенаправленного включенного наблюдения за практической деятельностью различных категорий военнослужащих женского пола в экспериментальных частях, женщина достаточно автономна в своем поведении. Позиция непредсказуемости поведения и мышления женщины отражена в искренних ответах самих женщин в ходе многочисленных бесед с ними: «Мы сами часто не знаем, как поведем себя в следующую минуту, – говорили многие женщины. – Многое зависит от ситуации, нашего настроения и самочувствия». Подчеркивая эту мысль, известная французская феминистка Симона де Бовуар, отбросив ложные предрассудки всеобщего эгалитаризма, отмечала: «Женщине неизмеримо труднее, чем мужчине, подчиняться организованному порядку. Мужчина подчиняется ему самостоятельно как центральному правилу жизни. Женщине же в этом процессе необходимо посредничество мужчины». Огюст Конт в этом же контексте подчеркивал, что «величайшая проблема женщины состоит в преодолении трудности повиноваться». Это обстоятельство, не имеющее серьезного влияния на профессиональную самореализацию женщин в условиях гражданской жизни, приобретает исключительно важное (порой – решающее) значение в военно-социальной среде, где беспрекословное повиновение начальнику (каким бы он ни был) является незыблемым постулатом и основой всей воинской деятельности.

При организации профессионального воспитания военнослужащих-женщин необходимо учитывать антропологические и физиологосоматические различия мужчин и женщин. По данным науки, средний мужчина на 7% выше и на 8% крупнее средней женщины[2]. Средний вес мозга женщины составляет 1220 г. (20% от общей массы мышечных тканей), а мозг мужчины – 1360 г. (соответственно – 23% его массы)[3]. Рост женщины составляет в среднем 93% от роста мужчины. Длина женского тела в среднем на 10 см меньше мужского[4]. Общий центр тяжести расположен на 0,5–2,0% ниже, чем у мужчины. Мышечная ткань женщины составляет 32–35% от общей массы тела (у мужчин – 40% и более). Это объясняется наличием в женском организме эстрогена – женского полового гормона. Масса сердца женщины на 10–15% меньше мужского сердца. Объем крови у женщин на 1 кг массы тела составляет 60–70% см3 (у мужчин – 70–80 см3). Кровь женщин содержит больше воды (80,11%), чем кровь мужчин (78,15%)[5]. Все это сказывается на динамике работоспособности и выносливости женщин в различных условиях воинской деятельности.

Проведенный гендерный анализ профессионализации военнослужащих-женщин Вооруженных Сил РФ позволил выявить типологию их основных групп.

Первая группа – военнослужащие-женщины «инновационного» типа» (по типологии Г. В. Турецкой[6]), основная часть которых самореализовала свой личностный потенциал одновременно в профессиональной сфере и семейно-бытовой[7]. Эта группа, как показало проведенное исследование, самая малочисленная среди военнослужащих-женщин (1,2%). К ней относится большинство женщин-офицеров в воинском звании «майора» или «полковника», а также женщины, проходящие военную службу на самых высокооплачиваемых должностях в гендерной нише воинской профессионализации. Военнослужащим-женщинам «инновационного» типа свойственны высокая степень удовлетворенности своими деловыми качествами, высокая военно-профессиональная самооценка, оптимальная согласованность воинских и семейных обязанностей и выраженная половая идентификация как брачного (сексуального) партнера[8].

Вторая группа – профессионально ориентированные военнослужащие-женщины. Основной движущий мотив представителей этой группы – признание в профессиональной среде своих достижений и творческая самореализация (иногда в ущерб семейно-бытовым отношениям). Результаты проведенного опроса показали, что численность таких женщин также относительно невелика – всего 6%. Военнослужащие-женщины этой группы отличаются тем, что в структуре направленности личности содержательная сторона их профессиональной деятельности превалирует над вещественно-материальной (важен не результат, а сам процесс работы, межличностные контакты в профессиональной среде как фактор личностной самореализации). Наиболее полно они реализуют свой личностный потенциал именно в работе. В основном профессионально ориентированные военнослужащие-женщины представлены в феминизированных сферах воинской деятельности: подразделениях связи, штабной, медицинской и тыловой служб. Среди них около трети замужних и более половины незамужних женщин.

У профессионально ориентированных женщин существует ярко выраженное противоречие между целями профессиональной деятельности и реализацией репродуктивно-семейной функции. «Если женщина целиком поглощена каким-либо делом, – замечает далее Симона де Бовуар, – ей становится страшно, что она не состоится как женщина. Это чувство постоянно живет в ней, ослабляя волю и ограничивая максимально эффективную деятельность»[9].

Третью группу составляют военнослужащие-женщины, работающие по необходимости. Как правило, это матери-одиночки, разведенные и женщины материально неблагополучных мужей. Как показал проведенный анализ, это самая большая группа военнослужащих-женщин – около 67%. Эти женщины работают не ради самореализации, а по принципу: выбирать не приходится. Если мужчина, как правило, «слит с профессиональной деятельностью воедино», то женщина очень часто отвлекается на работе в связи с семейными заботами. Эффективность работы этой группы военнослужащих-женщин в плане инициативы достаточно низка, так как материальное стимулирование практически отсутствует, а зарплата не зависит от объема выполненной работы. Личностная ориентация направлена в основном на межличностное общение в женской профессиональной среде.

Четвертая группа – семейно ориентированные военнослужащие-женщины. К этой группе относится треть замужних и менее половины незамужних женщин, предпочитающих основное время своей жизни посвящать семье. Незамужние женщины этой группы не отличаются высокими результатами профессиональной деятельности, так как один из главных мотивов их жизни – создание благополучной семьи. В отличие от них замужние женщины со стажем работы 10 лет и более, как правило, стремятся к повышению своей профессиональной квалификации и своего профессионального статуса. Даже если заработка мужа не хватает для достойной жизни, их девиз: «Пусть думает муж, на то он и глава семьи». Как правило, они трудно адаптируются к новым условиям работы и находятся в уязвимом положении в семье.