Женщины-реформаторы народного образования

Екатерина Романовна Дашкова (1743(44) - 1810)

Императрица Екатерина II, указом от 24 января 1783 года, назначила Дашкову на пост директора Петербургской Академии наук.

Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова стала первой женщиной в мире, которая управляла Академией наук. По её предложению была также учреждена 30 сентября (11 октября) 1783 года Императорская Российская академия, имевшая одной из главных целей исследование русского языка, и Дашкова стала её президентом.

По назначении директором Академии наук, Дашкова в своей речи выражала уверенность, что науки не будут составлять монополию академии, но «присвоены будучи всему отечеству и вкоренившись, процветать будут». С этой целью по её инициативе были организованы при академии публичные лекции (ежегодно, в течение 4 летних месяцев), имевшие большой успех и привлекавшие большое число слушателей. Дашкова увеличила число студентов-стипендиатов академии с 17 до 50, и воспитанников академии художеств — с 21 до 40. В продолжение 11 лет директорства Дашковой академическая гимназия проявляла свою деятельность не только на бумаге.

Несколько молодых людей отправлены были для довершения образования в Геттинген.

Учреждение так называемого «переводческого департамента» (взамен «собрания переводчиков» или «российского собрания») имело целью доставить русскому обществу возможность читать лучшие произведения иностранных литератур на родном языке. В это-то именно время и появился целый ряд переводов, по преимуществу с классических языков.

По почину Дашковой был основан журнал «Собеседник любителей российского слова». В нём участвовали лучшие литературные силы: Державин, Херасков, Капнист, Фонвизин, Богданович, Княжнин.

По мысли Дашковой издавался сборник при академии: «Российский Театр». Главным научным предприятием российской академии было издание «Толкового словаря русского языка». В этом коллективном труде Дашковой принадлежит собирание слов на буквы Ц, Ш, Щ, дополнения ко многим другим буквам; она также много трудилась над объяснением слов (преимущественно обозначающих нравственные качества). 29 ноября 1783 года на заседании Российской академии Дашкова предложила использовать печатную букву «Ё».

Сбережение многих академических сумм, умелое экономическое управление академией — несомненная заслуга Дашковой. Лучшей оценкой её может служить то, что в 1801 г., по вступлении на престол императора Александра I, члены российской академии единогласно решили пригласить Дашкову снова занять председательское кресло в академии (Дашкова отказалась от этого предложения).

Кроме названных литературных трудов, Дашкова писала стихи на русском и французском языках (большею частью в письмах к императрице Екатерине), перевела «Опыт о эпическом стихотворстве» Вольтера («Невинное упражнение», 1763, и отд., СПб., 1781), переводила с англ. (в «Опытах трудов вольного российского собрания», 1774). Некоторые её статьи напечатаны в «Друге Просвещения» (1804 — 1806) и в «Новых ежемесячных сочинениях». Ей принадлежит также комедия «Тоисиоков, или человек бесхарактерный», написанная по желанию Екатерины для эрмитажного театра (1786), и драма «Свадьба Фабиана, или алчность к богатству наказанная» (продолжение драмы Коцебу: «Бедность и благородство души»).

Елена Сергеевна Левицкая (1868 - 1915)

Педагог, основательница общеобразовательной средней школы-интерната для совместного воспитания и обучения девочек и мальчиков, подготовки к высшему образованию.

С конца 90-х гг. XIX в. Елена Сергеевна увлеклась семейным и общественным воспитанием. Вскоре она пришла к мысли, что существование школ только для мальчиков и только для девочек вредит их общему развитию и правильному общественному воспитанию. Идея совместного обучения и воспитания в то время не имела всеобщего признания в педагогике. Напротив, практика гимназического образования в России, да и в других странах, строго следовала принципу раздельного среднего обучения, оправдываемого, в частности, тем, что периоды развития (физического и умственного) у мальчиков и девочек не совпадают. Хотя к концу XIX – началу XX в. в ряде стран Западной Европы (Англии, Франции и др.) и экспериментировались различные виды учебных заведений для совместного обучения («новые школы»), но это были почти исключительно частные школы. С одной из них Е. С. Левицкая непосредственно познакомилась, побывав в Англии в самом начале лета 1900 г. В течение месяца она жила возле Бидэльской школы, наблюдая за жизнью ее воспитанников, посещая ее занятия, выспрашивая ее основателя Дж. Бэдли о самой постановке воспитания в условиях совместного обучения, о режиме жизни, учения и труда в его загородном учебно-воспитательном заведении – интернате.

Бидэльская школа, имевшая к этому времени уже восьмилетний опыт совместного обучения, воодушевила Левицкую – здесь она получила не только наглядное представление о новом типе воспитания и обучения, но и веские доказательства в пользу его жизненности и необходимости. Побывать в этой школе Е. С. Левицкую вынудили не столько трудности и колебания ее на пути создания вблизи Петербурга школы совместного обучения – это уже было позади, сколько препятствия властей для полного осуществления ее замысла. Разрешение на открытие третьеразрядного учебного заведения ею было получено еще до поездки в Англию – 23 мая 1900 г. Но вместе с ним Левицкую предупредили, что она не должна «и мечтать о возможности продолжить совместное обучение, не говоря уже о воспитании, далее 2-го класса» (Школа Левицкой, Спб., 1911. С. 10). Пребывание в Бидэльской школе, ознакомление с практической стороной воспитания в ней укрепили веру Левицкой в дело, к которому она приступала, ее готовность преодолевать препятствия на пути создания полной средней школы для совместного воспитания и обучения. В России она нашла очень мало сочувствия, но много предосторожностей о том, что дело это рискованное и не встретит одобрения ни в обществе, ни в административном аппарате Министерства народного просвещения.

Е. С. Левицкая решила доказать свою правоту практически. 14 сентября 1900 г. она открыла приготовительный и первый классы в Царском селе (ныне г. Пушкин). Лишь через полтора года разрешено было устроить кроме пансиона для мальчиков и общежитие для девочек, но в отдельном доме и при условии особо тщательного надзора. Это и стало «зерном», из которого проросла школа Левицкой. Ей приходилось ежегодно испрашивать «высочайшего позволения» на продолжение в каждом вновь открывавшемся классе совместного обучения. Лишь в 1907 г. школа получила все права мужской классической гимназии с одним древним (латинским) языком. А в следующем году состоялся первый выпуск – всего 4 выпускника (2 юношей получили аттестат зрелости, 2 девушки – звание домашней наставницы или учительницы). Школа Левицкой из-за высокой платы за содержание воспитанников была доступна немногим. За 15 лет существования школы-интерната при жизни основательницы ее окончили всего 26 человек (16 мальчиков и 10 девочек) за все восемь выпусков (1908 - 1915). После смерти Е. С. Левицкой школа перешла в руки Царскосельского Общества содействия совместному воспитанию и образованию детей. Весной 1917 г. она была преобразована в государственную гимназию.

Несмотря на то, что директор народных училищ, а затем помощник попечителя С.-Петербургского учебного округа В. А. Латышев дал высокую оценку личности Е. С. Левицкой и ее педагогической деятельности, многие деятели из Ученого комитета Министерства народного просвещения высказались против педагогического новшества Е. С. Левицкой – совместного гимназического интернатного образования, разрешив ей, однако, «только ввиду совершенно исключительных условий… единичный опыт».

К этим «условиям» относились и многие новшества в самой школе Левицкой: хорошее физическое воспитание (игры, спорт, походы и др.), развитие самодеятельности во всех видах умственного и физического труда (лабораторно-практические занятия, экскурсии, работе на огороде), необычные средства нравственного воспитания (самостоятельные поездки, карманные деньги, беседы с детьми, суд товарищей, школьные клубы, разумное использование свободного времени и др.). Возникли и многие конфликты с родителями воспитанников, которые пытались по-своему решать, чему и как учить, особенно воспитывать в школе, за учение в которой они платили большие деньги. Жалобы на начальницу шли в учебный округ, откуда направлялись инспектирующие лица для изучения обстоятельств «недоразумений на месте». Так, помощник попечителя С.-Петербургского учебного округа А. Остроумов в 1910 г. доносил попечителю: «Если учебное заведение г-жи Левицкой, открытое по ее частной инициативе и на ее собственный риск и страх, рассматривать как опыт учреждения школы на каких-то новых, оригинальных началах, то в настоящем виде оно, казалось бы, могло сохранять право на дальнейшее существование. В продолжительность этого существования я, однако, не верю…».

Но школа Е. С. Левицкой вопреки трудностям и даже препятствиям со стороны не только влиятельных родителей, но и чиновников ведомства просвещения продолжала существовать и оказывала влияние своим учебно-воспитательным строем (уроки различной продолжительности – от 25 до 50 мин в зависимости от возраста учащихся, связи между отдельными учебными предметами, вся постановка воспитания и обучения) на открытие новых совместных средних школ по образцу Царскосельской (в Тбилиси, Новочеркасске и других городах).

Людмила Ивановна Новикова (р. 1918)

В 1941 году окончила механико-математический факультет МГУ.
Вся жизнь Людмилы Ивановны была связана с народным образованием. Начинала она свой профессиональный путь как учитель математики. В эвакуации почти до самого окончания Великой Отечественной войны работала в одной из школ Алтайского края, вела математику, физику, астрономию, санитарное дело и немецкий язык. В 1944 году стала директором средней школы в Московской области. С 1951 г. Л. И. Новикова работает в системе Академии педагогических наук: начав аспиранткой, она прошла все ступени профессионального роста. В 1990 году ее избрали действительным членом АПН СССР, с 1993 года она является академиком РАО.

Имя Л. И. Новиковой в педагогической науке связано, прежде всего, с разработкой теории детского коллектива, исследованиями наследия А. С. Макаренко, проблем трудового воспитания, детского самоуправления, воспитательного потенциала среды. Она явилась основоположником теории воспитательных систем и теории воспитательного пространства. В круг ее научных интересов входили вопросы методологии педагогической науки и методики исследовательского поиска, особое внимание Л. И. Новикова уделяла применению системного подхода в педагогике. Л. И. Новикова всегда живо интересовалась психологией, философией, социологией. Не случайно многие исследования, выполненные под ее руководством, носят междисциплинарный характер.

Становление научной школы академика РАО Людмилы Ивановны Новиковой пришлось на начало 70-х годов ХХ века, когда она вместе со своими соратниками А. Т. Куракиным и академиком Х.Й. Лийметсом активно разрабатывали теорию детского коллектива.

За время существования научной школы из ее «стен» вышли такие известные ученые, как член-корр. РАО А. В. Мудрик, член-корр. РАО О. С. Газман, член-корр. РАО, народный учитель СССР В. А. Караковский, д.пед.н., профессор Н. Л. Селиванова, д. пед. н., проф. С. Д. Поляков и др. Всего же в рамках школы подготовлено около 30 докторов и более 90 кандидатов педагогических наук. Научной школой Л. И. Новиковой разработан целый ряд теорий: теория детского коллектива, теория воспитательных систем, теория воспитательного пространства, имеющих принципиальное значение для отечественной педагогической науки и востребованных образовательной практикой (о последнем говорит хотя бы тот факт, что в 12 регионах России действуют общественные лаборатории по теории и практике воспитательных систем, а Министерство образования РФ провело в 2001 году 1-ый Всероссийский конкурс воспитательных систем, в котором приняло участие более 500 образовательных учреждений (объявлен 2-й конкурс, который состоится весной 2004 года)). Сегодня в рамках научной школы исследуются проблемы формирования социальной реальности средствами воспитательной практики, развития личностно-профессиональной позиции педагога, воспитательного потенциала детско-взрослых бытийных общностей, воспитания самостоятельности у младших школьников и толерантности у подростков, поддержки подростков и юношества в ситуациях выбора и поиска смысла жизни и т.д.

Активно разрабатываются такие гуманитарные подходы к воспитанию, как философско-антропологический, герменевтический, синергетический, средовой, событийный, позиционный. В работу научной школы в логике междисциплинарного подхода интегрированы философы, психологи, акмеологи, социологи. В рамках научной школы подготовлены и изданы десятки книг по проблемам воспитания. Книга В. А. Караковского, Л. И. Новиковой, Н. Л. Селивановой «Воспитание? Воспитание… Воспитание!» в 1997 году удостоена Премии Президента РФ в области образования. Научная школа поддерживает активные контакты с научными центрами стран СНГ (Белоруссия, Казахстан, Украина), ближнего (Эстония) и дальнего (Германия, США) зарубежья.

Софья Николаевна Лысенкова (р. 1924)

Московская учительница начальных классов Софья Николаевна Лысенкова известна тем, что открыла педагогический прием: чтобы уменьшить объективную трудность освоения сложных вопросов программы обучения, надо опережать их введение в учебный процесс.

В этом и состоит первый «кит» технологии Лысенковой. Урок, построенный на опережающей основе, включает как изучаемый и пройденный, так и будущий материал. При этом появляются новые в дидактике понятия, раскрывающие сущность опережения: частота опережений, длина или дальность опережения (ближнее опережение — в пределах урока, среднее — в пределах системы уроков, дальнее — в пределах учебного курса, межпредметные опережения).

Трудную тему С. Н. Лысенкова начинает не в заданные программой часы, а много раньше. Это перспективная подготовка, т.е. начало попутного прохождения трудной темы, приближенной к изучаемому в данный момент материалу. Перспективная (та, что будет позже основной) тема даётся на каждом уроке малыми дозами (5-7 минут). Тема при этом раскрывается медленно, последовательно, со всеми необходимыми логическими переходами. В обсуждение вовлекаются сначала сильные, затем средние и лишь потом слабые ученики. Получается, что все дети понемногу учат друг друга. И учитель, и ученики совсем по-другому чувствуют себя в пространстве времени.

Вторым «китом», на котором основана технология С. Н. Лысенковой, является комментируемое управление. Методический приём «комментируемое управление» представляет, по существу, ответ (информацию) с места о том, что делает ученик, помогает оптимально включить в работу весь класс, вести непрерывную обратную связь со всем классом (письмо элементов букв, цифр, проговаривание слов, решение примеров, задач и т.д.). Деятельностью класса на уроке руководит не только учитель, но и ученики. Сначала сильный ученик (затем и другие) говорит всё, что делает по заданию учителя от начала до конца, и ведёт за собой остальных. На первом этапе после объяснения нового материала учитель пишет на доске за ведущим. Далее только дети пишут за ведущим, слушают внимательно его объяснения. Важно, чтобы комментированное управление началось с первого дня обучения в школе (письмо элементов букв, цифр, проговаривание слов). По мере продвижения к третьему классу комментированное управление переходит в доказательное комментированное рассуждение.

И наконец, третий «кит» системы С. Н. Лысенковой — это опорные схемы, или просто опоры, — выводы, которые рождаются на глазах учеников в процессе объяснения и оформляются в виде таблиц, карточек, наборного полотна, чертежа, рисунка. Очень важное условие в работе со схемами-опорами: они должны постоянно подключаться к работе на уроке, а не висеть, как плакаты.

Татьяна Ивановна Гончарова (р. 1934)

Педагог, народный учитель СССР (1982). Окончила исторический факультет ЛГПИ им. А. И. Герцена (1962). С 1953 работала учителем и заведующей начальной школой на Камчатке, затем в ленинградском интернате № 2. С 1965 преподаёт историю в школе № 536 (С.-Петербург). Работу Гончаровой отличает демократический стиль взаимоотношений с учащимися, органичное сочетание классной и внеклассной работы по предмету, связь уроков истории с литературой и искусством, опора на самообразование школьников, развитие их коллективистских навыков. Главная идея методики Гончаровой — пробудить историческую память учащихся, помочь им осмыслить через прошлое современный мир. Гончарова вовлекает своих воспитанников в творческую работу, делает их активными участниками учебно-воспитательных и познавательных процессов. Она проводит занятия в форме уроков-экскурсий, уроков-путешествий (знакомящих с зарубежными странами), конкурсных заданий, диспутов, конференций, олимпиадных работ, исторических театрализованных вечеров, клуба «Знатоки» и др. Каждый ученик Гончаровой участвует в подготовке и проведении этих коллективных дел, в написании сценариев, постановках и исполнении выбранных ролей.

Галина Александровна Китайгородская

Доктор педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой истории и философии образования ФПО МГУ, директор Центра интенсивного обучения иностранным языкам.

Г. А. Китайгородская - автор оригинальной концепции и созданной на ее основе системы интенсивного обучения иностранным языкам. Разработанный ею метод "Активизация резервных возможностей личности и коллектива" вот уже на протяжении многих лет успешно используется в практике обучения на разных уровнях системы образования. В отличие от традиционных методик преподавания иностранных языков система Китайгородской опирается на психологические резервы личности и коллектива при направленном управлении социально-психологическими процессами общения в группе, что позволяет обучаемым в сжатые сроки легко и эффективно перерабатывать огромные объемы новой информации. Г. А. Китайгородская является создателем уникальной системы переподготовки преподавателей иностранных языков, в рамках которой за 30 лет подготовлены многие поколения преподавателей как из России и стран СНГ (Нижний Новгород, Сочи, Киев, Ижевск, Тобольск, Улан-Удэ, Сыктывкар и др.), так и из других стран (Финляндии, Польши, Болгарии, США, Чехии, Швеции и др.). В последние годы Г. А. Китайгородская огромное внимание уделяет подготовке учителей для средней школы. Только в течение последних пяти лет по заказу Правительства Москвы в НОЦ прошли стажировку более 100 учителей московских школ.