Изменение структуры семьи от традиционной к современной

Многие исследователи семьи и брака считают, что изменения семейно-брачных установок и ориентаций в современном обществе связаны с историческими изменениями института семьи, переходом от традиционной формы семьи к современной. Однако прежде чем рассматривать этот переход, нужно определить, что означает понятие общества современного типа.

В социологии устойчивым является деление общества на традиционное и индустриальное, или современное. Традиционным считается общество с аграрным укладом, малоподвижными структурами и основанным на традиции способом социокультурной регуляции. А. Г. Эфиндиев считает, что в нашем сегодняшнем понимании традиционное общество обычно воспринимается как примитивное и отсталое. Он характеризирует его следующим образом: для традиционного общества характерны крайне низкие темпы развития производства, которые могут удовлетворить лишь минимальные потребности, а главное, инерционность, невосприимчивость к нововведениям, обусловленная особенностями его функционирования. Поведение индивидов в нем регламентируется обычаями и жестко контролируется социокультурной средой.[8]

Термин «индустриальное общество» впервые предложил А. Сен-Симон, подчеркивая тем самым иную производственную основу общества. Другими важными особенностями данного типа общества, по Эфендиеву, являются гибкость социальных структур, социальная мобильность, развитая система коммуникаций.

В 70-е гг. появляются концепции постиндустриального общества или постмодерна, активно разрабатываемые в американской и западноевропейской социологии (Д. Белл, А. Турен). Причина появления этих концепций – структурные изменения в экономике и культуре наиболее развитых стран. Суть этих изменений заключается в следующем:

·  резкое возрастание роли знания и информации, появление и развитие интеллектуальных технологий, позволивших преобразовать быт, трудовую деятельность человека;

·  смена секторов экономики: вместо индустриального главным сектором становится обслуживание, охватывающее сферы деятельности, напрямую не связанные с производством – торговля, финансы, медицина, образование и т.д.;

·  изменение социальной структуры общества, увеличение слоев и групп, занятых интеллектуальным трудом;

·  изменение социокультурных потребностей населения, их ценностных ориентаций [10].

Можно выделить следующие черты современного общества:

1) развившееся глубокое разделение труда (на профессионально-квалификационной основе, связанной с образованием и опытом работы);

2) ролевой характер взаимодействия;

3) формальная система регулирования отношений, сила писаного права: законов, договоров и т. д.

4) сложная система социального управления (выделение институтов управления, специальных органов управления);

5) выделение множества социальных институтов (самовоспроизводящих систем особых отношений, позволяющих обеспечить общественный контроль, неравенство, защиту своих членов, распределение благ, производства, общение).

В рассмотрении исторических изменений института семьи особый интерес имеет переход от семьи доиндустриальной эпохи к современной семье, характерной для индустриального общества. Рассматривая семью в доиндустриальную эпоху, А. Антонов обращается к расширенной семье патриархального типа, о которой известно много благодаря этнографическим данным. В патриархальной семье, по словам Антонова, производственно-хозяйственная деятельность сочеталась с воспитательно-профессиональной передачей знаний и навыков подрастающим поколениям, с укреплением моральных ценностей и религиозных традиций. Семья была полифункциональна, но ядром широкого круга выполняемых ею функций оставалось обеспечение воспроизводства населения.

Патриархальная семья была источником благополучия и здоровья, заботы о престарелых и детях, оплотом безопасности и социального контроля и т.д. В пределах имеющейся автономии семьи от прочих общественных институтов семейный образ жизни становился чуть ли не единственной формой развития личности (производство, обучение, отдых, игры и развлечения — все совершалось в семье). В этих условиях ориентация личности на семью определялась всем строем жизни, причем ценность семьи, благополучие семейного коллектива обусловливали и индивидуальное благополучие.

Подобная ориентация на семейно-родственный коллектив усиливала мотивы многодетности, так как увеличение численности семьи определяло ее благосостояние и могущество с точки зрения интересов семейного производства. Установки личности на многодетность в этих условиях укреплялись также благодаря авторитарной семейной структуре и обусловленности социального положения личности в общине родительским статусом. Краткий период социализации ребенка, участие детей в домашних делах, в производстве с ранних лет, поощряли потребность в многодетности, поскольку польза от детей явно перекрывала семейные издержки.

Кратко суммируя, можно выделить следующие основные черты семейного образа жизни, характерного для традиционного общества:

1) "семья" и "экономика" были неразделимыми понятиями, производственные отношения существовали в форме семейных, демографических отношений, семейные проблемы были "продолжением" вопросов собственности и труда. Взрослые в такой семье были зависимы от своих детей, нуждаясь в их экономической поддержке в старости, и поэтому уделяли огромное внимание успешной передаче экономических ресурсов семья следующим поколениям. Подобная взаимосвязь, когда благополучие каждого определяется благополучием всей семьи, и есть основа фамилизма — как характеристики образа жизни, основанного на "семьецентризме". Соответственно в такой, ориентированной на семью и домохозяйство системе жизнедеятельности социальные роли мужчин и женщин были строго дифференцированными и взаимно дополняли друг друга;

2) доминантой общественной жизни была власть родства. Семьи были не только большими и сложными, объединяя в себе несколько поколений и ветвей, но и связанными многочисленными родственными связями и отношениями с большим числом других семей, с которыми они осуществляли "брачный" обмен;

3) преобладающей была крестьянская семья, чья жизнь, как и жизнь семьи дворянской, была неразрывно связана с землей. Земля была основой, на которой держалась вся жизнь семьи. Определяющим в мотивации поведения семьи было ориентированное на детей использование земли. Семья была способом "обращения капитала", движения земельных ресурсов от поколения к поколению.

4) традиционная семья была многодетной (и по социально-нормативной направленности и фактически). Появление норм многодетности еще в дофамилистическую эпоху было связано с ориентациями на выживание рода и борьбой с высокой смертностью. Социальные нормы высокой рождаемости функционировали, прежде всего, в форме табу на всякое предупреждение и прерывание беременности, т.е. в форме запрета на вмешательство в репродуктивный цикл;

5) еще одним отличительным свойством патриархальной семьи была мощная власть межпоколенных связей. Возраст был основным агентом социального контроля, при котором старшие поколения, используя свое право распоряжения ресурсами семьи, отстаивали и увеличивали свой статус и власть.

Эти пять фундаментальных признаков — семейная экономика, власть родственных связей, нераздельная связь с землей, многодетность и приоритет старших поколений — обеспечивали, по мнению А. Антонова, семье устойчивость среди других социальных институтов.

Развитие капитализма вело к глубоким переменам образа жизни населения. Прежняя роль семьи как посредника во взаимосвязи общества и личности, как основной производственной и социальной ячейки общества, способной к поддержанию норм многодетности и развитию стимулов к рождению большого числа детей, стала приходить в упадок под влиянием индустриализации и промышленного производства, которые, по существу, вытягивали всех членов из семейного производства в сферу наемного труда. Переход ряда функций семьи к другим социальным институтам превращает семью в хозяйственно-потребительскую ячейку, где каждый из ее членов вовлекается в такую деятельность, в которой семейные связи утрачивают свое прежнее значение посредника.

Рождение большого количества детей постепенно теряет свое экономическое значение. Удлинение периода социализации детей и изменение социальной роли ребенка усиливают экономическую зависимость детей от родителей и ослабляют репродуктивную мотивацию.

Спонтанному ослаблению норм многодетности содействует постепенное уменьшение детской смертности. Окончательно разрушается запрет на вмешательство в репродуктивный цикл. Улучшение санитарно-гигиенических условий жизни, успехи медицины и здравоохранения укрепляют здоровье личности, удлиняют срок жизни и непосредственно воздействуют на уменьшение смертности. Тем самым многодетность потеряла свою главную опору.

Снятие запрета с применения контрацепции и абортов привело к дальнейшей переоценке ценностей. Возможность непосредственного вмешательства в репродуктивный цикл лишает смысла прежние ограничения на добрачные и сексуальные отношения в браке, на процедуру развода и т.д.

Устранение семейного производства как основного вида прежней "семейной экономики" развивает ценностные ориентации членов семьи на личные достижения во внесемейных сферах деятельности, что ведет к перевесу этих ориентации над ценностью укрепления домашнего очага, наличия нескольких детей в семье. Городской образ жизни закрепляет обесценивание семьи и дома, т.е. ослабляет потребности личности и семьи в нескольких детях.

Обобщая отличительные черты традиционных и современных моделей семьи в связи с переходом от доиндустриальных обществ к индустриальным, авторы выделяют следующие:

1) для "традиционализма", фамилизма характерен родственно-семейный принцип организации жизни, перевес ценности родства над экономической эффективностью семьи, тогда как в современной семье родство отделяется от социально-экономической деятельности, уступая первенство экономическим целям индивида;

2) аграрное общество имеет своей основной экономической единицей семейное домохозяйство, где, как правило, все взрослые работают дома и не за плату, а на себя. Современная же модель семьи связана с разделением дома и работы, появлением наемного труда на крупных предприятиях с индивидуальной оплатой труда. Семейное производство не исчезает вообще, а перестает быть главным элементом экономики.

3) в условиях модернизации на место незначительному приходит резкое размежевание дома и внесемейного мира, семейной первичности и обезличенности отношений во внешнем окружении;

4) социальная и географическая мобильность в традиционной семье (связанные с тем, что сыновья наследуют социальный статус и профессиональную специализацию отца) отличается от внесемейной мобильности сыновей и дочерей на стадии индустриализации;

5) система ценностей фамилизма, в иерархии которой на первых местах такие блага, как долг, семейная ответственность, ценность детей как вкладов в благополучную старость родителей, доминирование авторитета родителей и родственников, в индустриальном обществе уступает место ценностям индивидуализма, независимости, личных достижений, т.е. система "семьецентризма" уступает место системе "эгоцентризма";

6) происходит переход от централизованной расширенной семейно-родственной системы, состоящей из трех поколений, и доминированием старших, к децентрализованным нуклеарным семьям, в которых брачные узы, супружество становятся выше родовых-родительских, причем в самом супружестве интересы пары подчинены интересам индивида;

7) происходит переход от развода по инициативе мужа (прежде всего в связи с бездетностью брака) к разводу, вызванному межличностной несовместимостью супругов;

8) переход от "закрытой" к "открытой" системе выбора супруга на основе межличностной избирательности молодыми людьми друг друга, независимо от предписаний родства и традиций обмена приданым и выкупа невесты;

9) переход от культуры многодетности с жестким табу на применение контрацепции к индивидуальному вмешательству в репродуктивный цикл, (т.е. к предупреждению и прерыванию беременности);

10) происходит переход от эры стабильной системы норм многодетности семьи к эре непрерывного исчезновения многодетности семьи с исторической сцены. Реальные изменения семейных структур в XX в. на всех континентах позволяют говорить о переходе к эпохе спонтанного уменьшения детности семьи, разводимости и падения брачности.

В XX в. все исторические тенденции, свойственные модернизации общества, сохранили свою направленность, углубились и расширились, и на пороге XXI в. в большинстве развитых стран в полной мере обнаружились последствия исторического отмирания норм многодетности, исчезновения семейного производства как преимущественного, ослабления посреднической роли семьи и ее положения среди социальных институтов и во взаимоотношениях с институтом государства.

Данные статистики и социологических исследований зафиксировали следующие тенденции в изменении структуры семьи:

— массовую нуклеаризацию семьи, уменьшение доли семей, состоящих из трех поколений, увеличение доли престарелых одиночек;

— снижение брачности и увеличение доли нерегистрируемых сожительств и удельного веса незаконнорожденных детей в этих сожительствах; увеличение доли матерей-одиночек; рост доли "осколочных" семей с одним родителем и детьми; распространение повторных браков и соответственно семей, где один из родителей не является кровным и воспитывает "чужого" ребенка; увеличение доли семей смешанного типа, где имеются дети нескольких браков каждого из супругов;

— массовую малодетность и однодетность семьи, вызванную в основном массовой потребностью семьи в одном-двух детях, а не какими-либо помехами к реализации "большой" потребности в детях.