Изучение общества в Средневековье и Новое время (XV-XVIII вв.)

Данное время не ознаменовано какими-либо новыми значимыми подходами к изучению общества, хотя отдельные мыслители и внесли весомый вклад в предысторию социологической науки. Так, итальянский мыслитель Никколо Макиавелли (1469-1527), отталкиваясь от идей Платона и Аристотеля, пытался создать собственную теорию общества и государства, делая при этом акцент не на их структуру, функции и закономерности, а на поведение политического лидера и его роль в судьбе страны. Этот вопрос остаётся весьма актуальным и до нашего времени.

В своём главном произведении "Государь" Макиавелли утверждал, что только при сильном правителе можно создать независимое государство, свободное от чужеземного ига. При этом для упрочения государства допустимы любые средства (впоследствии политику, пренебрегающую законами морали, стали обозначать термином "макиавеллизм"). Макиавелли резко отрицательно относился к политике феодалов, приводившей к постоянным раздорам и препятствующей образованию единого государства. Но он опасался и "черни", отдавая симпатии средним и высшим слоям торгово-ремесленнического сословия, т.е. делал упор на лично свободный, обладающий частной собственностью средний класс. Важнейшей движущей силой общества Макиавелли считал политическую борьбу, являющейся видом социальной, классовой борьбы (социальные конфликты).

Томас Гоббс (1588-1679) - английский философ-материалист, оставивший после себя теорию общественного договора, положил начало учению о гражданском обществе, как высшем этапе социальности. Согласно этому учению общество должно покоиться не на стремлении к личной выгоде, понимаемом каждым по-своему, а на законах, признаваемых всеми.

В гражданском обществе, по Гоббсу, возможны три формы правления: демократия, аристократия и монархия. В результате общественного договора там должна прекратиться "война всех против всех" и граждане, взамен добровольного ограничения своей свободы, получают от государства необходимую поддержку, защиту и безопасность. Пётр-I был хорошо знаком с этими и другими идеями Гоббса о том, что государство - наилучший способ удовлетворения потребности людей в безопасности, а причиной возникновения стабильного и длительно существующего общества является страх, а не любовь и расположение. Эти идеи Пётр применял в духе патернализма, выступая в образе разумного, предвидящего будущее монарха - отца Отечества и народа. Так он ответил однажды на упрёки об отсутствии в России парламентаризма: "Говорят чужестранцы, что я повелеваю своими рабами как невольниками. Я повелеваю подданными повинующимися моим указам. Сии указы содержат в себе добро, а не вред государству. Англинская вольность здесь не у места, как к стене горох. Надобно знать свой народ, как оным управлять. Недоброхоты и злодеи мои и Отечеству не могут быть довольны, узда им - закон. Тот свободен, кто не творит зла и послушен добру".

Взгляды Гоббса легли в основу представлений об общественном устройстве таких деятелей эпохи Просвещения, как Руссо, Вольтер, Дидро, Монтескье и др.

Особый интерес в предыстории социологии вызывают исследования так называемых "утопистов". Термины "утопия" и "социальная утопия" появились после написания английским гуманистом Томасом Мором (1478-1535) фантастического литературного произведения о несуществующей стране Утопии. В нём Мор описал социалистический строй, основанный на коллективной собственности на средства производства, и подвергнул критике институт частной собственности.

Идеи Т. Мора развили в дальнейшем итальянский поэт-философ Томмазо Кампанелла в произведении "Город Солнца" и английский социалист-утопист Джерард Уинстенли в книге "Новый закон справедливости". Они утверждали в своих книгах, что идеальное общество - это не мечта, а общественный строй достижимый в действительности. В этих воззрениях ранних утопистов отразились чаяния и грёзы людей об идеальном обществе и "Золотом веке" человечества. Несмотря на мистицизм и романтизм их социальных воззрений, они представляли зачатки трёх типов мировоззрений, определяемых в зависимости от их отношения к идеальному представлению о Золотом веке. Так, Мор в поисках Золотого века погружается в историю, тем самым открывая новый исследовательский метод исторического анализа в социологии - историзм. Кампанелла, наоборот, больше склоняется к поискам Золотого века в будущем и открывает метод умозрения, научно-художественного и теоретического конструирования, развиваемый в дальнейшем Сен-Симоном, Оуэном, Фурье и, в конечном счёте, в марксизме (где соединяется с историзмом). А Уинстенли своими поисками Золотого века в реальной жизни обусловливает зарождение идеи связи теории с жизнью - прагматизма.

Эта прагматическая идея в социологии о направленности исторического и теоретического анализа на факты самой жизни и поиск ответов на её вопросы станет центральной идеей русских социологов и политиков от А. Герцена до П. Сорокина и В. Ленина.