Исследования М. Малышевой Современный патриархат

Общую структуру исследования Малышевой можно представить в следующем виде.

В книге дается современная оценка патриархата как системы организации социума, сохраняющей и усиливающей свои позиции. Описывается всеобъемлющий характер патриархальных отношений, которые определяют процессы реструктуризации экономики во всех регионах мира, гендерно-дифференцированную эксплуатацию рабочей силы на рынке труда, техноцентрическую направленность развития науки, позитивистские приемы ведения гуманитарных исследований, смещения в межличностной коммуникации и структуре языка, а также способах написания социальной истории.

Второй раздел книги строится на материалах трех эмпирических исследований, проведенных при активном участии автора книги в 90-е годы. Это совместный российско-французский проект, возглавлявшийся Д. Берто и посвященный проблемам социальной мобильности разных поколений; российско-американский проект, инициированный проф. Д. Ванной (университет Цинциннати, штат Огайо) и проф. Н. Римашевской (директор Института социально-экономических проблем народонаселения) и связанный с изучением супружеских отношений; проект Московского центра гендерных исследований, охватывающий широкий спектр проблем, касающихся соблюдения прав человека и прав женщин.

Основные положения исследований можно представить примерно так.

Гендерная политика Российского государства остается неизменной с момента перехода к рыночной экономике. Отношение к женщине исключительно как к «хранительнице очага» и «украшению дома» влечет за собой ее отстранение от принятия жизненно важных решений в различных сферах жизни общества. В результате в России позорно малое количество женщин-политиков и предпринимательниц, способных самостоятельно обеспечить высокий уровень жизни себе и своей семье.

Нет сомнений, что в постсоветской культуре СМИ, в частности, телевидение и кино выступают в качестве важнейших и наиболее мощных стратегических средств формирования массового сознания, жизненных ценностей, стереотипов и идентичности. Реклама, шоу-программы стереотипизируют тендерные мифы общественного подсознания и выдают их в качестве готовых моделей поведения или «национальных архетипов». Способность рекламных сюжетов мгновенно и беспрепятственно овладевать человеком обусловила их усилившееся влияние на поведение, мотивации, взгляды отдельных людей и целых общественных групп. В этом смысле визуальную рекламу, представленную в различных шоу-программах, следует рассматривать как сложные семиотические порождающие структуры (используя терминологию Н. Хомского), проводящие определенную идеологическую политику, политику насаждения и внедрения моделей «гендеризации» - «гендерной иерархизации» и «гендерной стратификации» в сознание масс. Реклама, включающая в себя в качестве одного из значимых факторов неартикулируемое «обучение гендеру», вносит существенный вклад в создание политического климата и гражданских ценностей в государстве, формирование условий самореализации женщин, профессиональной и социальной активности различных общественных групп. Очевидно, одним из важных критериев либерализации постсоветских государств выступает отношение к женскому профессионализму и публичному лидерству. Каждое общество имеет собственные традиции отношения к женской активности в общественной сфере, карьере или политике, однако уровень моральной и культурной легитимности «женской активности» и «женского лидерства» отражает и степень демократизации общества.

Главная проблема исследователей заключается в том, что традиционные методы исторического анализа не «схватывают» женский опыт и практики. История женщин часто оказывается для «большой науки» статичной и малоинтересной. Перед гендерной историей встают новые задачи – определить, где именно происходят изменения и происходят ли они вообще, какие аспекты жизни при этом затрагиваются, каково значение социальных институтов, а также каковы основные факторы изменений для каждого исторического периода и т.д. Приблизиться к пониманию природы гендерных отношений в их историческом развитии можно лишь используя такие понятия как «репрезентация», «знание», «власть», «повседневные практики», «социальный институт» и т.д., то есть прибегая к теоретическим разработкам смежных областей научного знания (социологии, антропологии, психологии и т. д).

Исследование Малышевой является развитием подхода Дж. Скотт, согласно которому гендер включает четыре взаимодействующих элемента и ни один из них не действует без остальных. И все же они не действуют одновременно, когда один просто отражает другие:

1. Культурно доступные символы, которые задействуют многочисленные репрезентации.

2. Нормативные концепции, которые дают интерпретации значений символов, пытаются ограничить и удержать их метафорические возможности.

3. Социальные отношения и институты, которые их формируют.

4. Конструирование гендерной идентичности.

Таким образом, выстраивается уникальная синтетическая модель, в фундамент которой закладываются характеристики всех возможных изменений социума: системно-структурное, социокультурное, индивидуально-личностное. Предполагаемое развитие модели во временной длительности реконструирует историческую динамику в гендерной перспективе.

Согласно Малышевой, гендер есть первичное поле, внутри которого или посредством которого артикулируется власть. Созданные как объективный набор указателей, концепции гендера структурируют восприятие и конкретную и символическую организацию социальной жизни. Гендер становится включенным в концепцию и конструкцию самой власти в такой степени, в которой эти указатели устанавливают распределение власти. Гендерному историку важно определить, как именно конструируется гендер во времени и пространстве, какие ресурсы при этом задействуются, как концепции гендера организуют социальную жизнь на конкретных этапах развития человечества и можно ли вообще говорить о таких этапах, как именно распределяется власть. Наиболее интересным является вопрос о взаимодействии дискурсов. Почему, как и при каких обстоятельствах один из них получает легитимацию, в каких отношениях с господствующим дискурсом находятся другие дискурсы, происходит ли смена господствующих дискурсов – все эти проблемы неизбежно возникают при исследовании гендерных отношений на конкретном историческом материале.

Важным достоинством «Современного патриархата» является то, что все исследования осуществляются преимущественно в направлении сочетания «традиционных» для историков проблем социально-экономического плана, антрополого-семиотического подхода и ключевых аспектов гендерных взаимодействий. При этом используются достижения смежных (и сравнительно новых) областей научного знания – устной истории, психоистории, истории повседневности, истории ментальности и т.д., что предполагает очень серьезную профессиональную подготовку.