Историко-социальные аспекты участия женщин в государственном управлении

Объективно надо признать, что на протяжении целых столетий женщины страдали от бессилия что-либо изменить в своей жизни, страдая от личных, семейных и общественных препон, чинимых на пути умственного совершенствования и самовыражения. История имеет тысячи примеров, когда при разных общественных формациях пытались ограничить рамки женских возможностей. Одним из исторических фактов остается ярчайший пример ущемления прав женщин в XVIII веке, когда Абигайл Смит Адаме (1744-1818 гг.), дочь известного священника, жена второго президента Америки и мать шестого президента Америки никогда не посещала школы. "Образование для представительниц наиболее видных семейств, — писала она, — ограничивалось лишь уроками письма и счета: иногда добавлялись уроки музыки и танца".

Политические революции Америки и Франции конца XVIII века вызвали к жизни решительный подъем социального сознания, с новой силой возбудивший вопрос о правах отдельной личности. Лучшие умы того времени проповедовали идеалы свободы и демократии, по крайней мере, применительно к мужскому населению. И в обстановке перемен женщины незаурядного ума, обладавшие социальным видением, такие, как Абигайл Адаме, черпали отвагу, чтобы выступить за свои права.

В 1776 году, когда были написаны публикуемые ниже письма, Джон Адаме находился на Континентальном конгрессе в Филадельфии. Адаме получил письма жены с просьбой уделить внимание "дамам" в новом законодательстве.

Вопрос о правах женщин мог, по всей вероятности, лишь умилять его, но не более. В одном из писем А. Адаме мужу она обращает внимание высокопоставленного супруга на то, что, принося свободу обществу, он сохраняет веру в необходимость абсолютной власти мужчин над женщинами. В то же время теме женщины философская мысль России в лице В. Соловьева, С. Бунакова, Н. Бердяева, В. Розанова, Л. Карсавина, П. Флоренского, Д. Мережковского и др. уже уделяла большое внимание.

Теоретическая модель отношения русских философов "серебряного века" к рассматриваемой проблеме О. Рябовым вычленена по следующим направлениям:

"1. Патриархальная модель: мужчина и женщина разные и неравные (женщина по своей природе и качествам значительно уступает мужчине и никогда не достигнет мужских способностей). Идеология женоненавистничества (мизогинии) в исследуемый период переживала определенный резонанс (идеи Ф. Ницше, А. Стриндберга), одной из причин которого явилась реакция на попытки женщин нарушить статус кво, посягнуть на место мужчины в мужском мире.

2. Идеология классического феминизма: мужчина и женщина равные и не разные (одинаковые): женщина уступает мужчине лишь в силу особенностей исторического развития человечества - "порабощения женского пола мужским".

3. Модель противостояния полов в мировоззрении мужененавистничества: мужчины и женщины равные и разные и при этом женщина значительно превосходит мужчину по своей природе и качествам.

4. Модель: мужчина и женщина разные, но равные. Если классический феминизм воспринимал мужской стандарт социального поведения как универсальный, то сторонники данной модели полагают, что существуют особые женские ценности; женщина должна не копировать мужчину, но жить в истории на свой манер: женские и мужские элементы должны взаимодополнять друг друга в жизнеспособной цивилизации. Подобные идеи высказывались в течение нескольких веков, однако как идеология такая модель стала популярной только у отдельных представителей неофеминизма второй половины столетия".

Признание русской философией "серебряного века" разной, но равной природы мужчины и женщины, особой миссии женщины, критика феминизма трансформировались в ревизионистские стремления в отношении философии феминизма во второй половине XX века. При этом вводится принципиальное новое измерение - социополовое, что связано уже с гендерным анализом и подходом, касающимся общественно-управленческих функций взаимоотношения полов[1].

Приведенная профессором О. Рябовым классификация с позиции сегодняшних реалий подтверждает не просто актуальную значимость и широту масштабности гендерных исследований, но и укрепляет приверженность исследования данной проблемы в самом уязвимом вопросе, таком, как властные государственные структуры.

Сегодня это не просто феминистская теория, это начало критического подхода отношений рода к полу, очерченного историческими принципами, критериями оценок интеллектуального наследия. Это более, чем выражение протеста существующему господству мужского начала. Таким образом, теория гендера - радикально не ностальгическое, а смотрящее на перспективу исследование о женском духовном развитии, где ее общественный статус, должность и пост в сфере государственного управления несет, прежде всего, бремя социальной ответственности перед родом, создает все основания уйти от господства патриархата, но и не возвеличивать матриархат. Диагностика политического и духовно-нравственного гендерного вовлечения женщины в конструирующую гендерную систему выявляет позитивные технологии равнопартнерских, дополняющих друг друга отношений. Таким образом, одной из существенных причин, повлиявших на частую сменяемость кадров на высших государственных должностях, необходимо отнести институт однополового представительства правящей элиты в аппаратах государственной власти.

Однополовая мужская экспансия на высших ступенях иерархии государственных должностей себя не оправдывает, а точнее изживает. Без подпитывающего женского начала на основе равного партнерства она себя, мягко говоря, исчерпала. Надо видеть и другое. История достаточно много приводит фактов вызова и протеста подчиненности господства одного над другим. По своему экономическому статусу мужчина опередил женщину на тысячелетие. Мужчина традиционно производит и распределяет богатства, а женщина получает их от него. Экономический статус человечества во всех странах и во все времена определяется в основном деятельностью мужчины. Женщина участвует в процессе цивилизации опосредованно через мужчин.

Лидер американского женского движения Э. Кейди Стэнтон в 1890 году писала: "Правомерно было бы, опираясь на обширный опыт всего человечества, обсудить в нашей программе все позорные попытки деления людей по признаку пола"

В своей публичной речи "Самостояние личности" она подчеркнула, что обычно в дискуссиях о том, что есть женская сфера деятельности, права и обязанности женщины как индивида, гражданки и женщины, непременно ставят в зависимость от житейских функций, не учитывая, что мнения женщины могут так никогда и не выступить в данных ролях. Говоря о правах и обязанностях мужчины, мы не сводим их к обязанностям отца, мужа, брата или сына, в роли которых он, возможно, никогда не окажется. Более того, он в большей степени будет соответствовать этим функциям, а также любой конкретной работе, которую изберет, чтобы зарабатывать на жизнь, если в полной мере разовьет свои качества как личность[2].

То же самое относится и к женщинам. Образование, способное подготовить женщину к исполнению обязанностей в широчайших сферах человеческой деятельности, позволит ей наилучшим образом справиться с любой конкретной необходимой работой.

Отсутствие равного представительства женщин на высших государственных должностях имеет свои объективные и субъективные причины. Абсурдность в том, что время выявило большую плеяду талантов и одаренных организаторов, выпестовало высококвалифицированных специалистов и управленцев, но чудовищная несправедливость даже на пороге нового тысячелетия не может дать ответ на вопрос: почему женщина дискриминирована в реализации тех возможностей, которые она достигла на протяжении уходящего века? На это никто не сможет дать ответ до тех пор, пока женщины не будут обладать равными семейными обязанностями в планировании семьи и стартовыми возможностями в планировании карьеры.

Таким образом, методология гендерных исследований базируется на философии пола, уходя от ее традиционного соотношения первичности мужского начала и вторичности женского.