История развития качественного подхода

Использование качественных методов является приоритетным, если в центре внимания исследователя находится изучение своеобразия отдельного социального объекта, исследование общей картины события или случая в единстве его составляющих, взаимодействие объективных и субъективных факторов. Качественные исследования позволяют также изучать новые явления или процессы, не имеющие массового распространения, особенно в условиях резких социальных изменений. Общая стратегия качественного подхода состоит в открытом, поисковом, неструктурированном характере анализа проблемной ситуации. Внимание исследователя направлено на укрупненное (как под микроскопом) рассмотрение отдельных субъектов в единстве их объективного и субъективного социального опыта.

Качественную социологию называют субъективной социологией. Следуя традициям Макса Вебера, социолог - "качественник" выясняет, какие значения придает субъект своему действию. Эти субъективные значения интерпретируются исследователем и выстраиваются в определенной логической последовательности для конструирования типических моделей человеческого поведения.

Ее можно назвать также микросоциологией или "фрагментарной" социологией, ибо при таком подходе внимание концентрируется на микроанализе конкретных взаимодействий (интеракций). Г. Зиммель считал, что глобальные социальные теории в социологии невозможны, В своем анализе он опирался на "микроосновы" человеческого опыта, в первую очередь - его культурную составляющую, благодаря чему, по мнению Зиммеля, возможно, с одной стороны, понимание индивидуального опыта реальной жизни, с другой - видение общества как целого мозаичного полотна, сотканного из множества "фрагментов".

Качественную методологию часто называют интерпретативной или понимающей, так как здесь социолог рассматривает действия социальных агентов как мотивированные, имеющие смысл и ориентированные на других. Эти действия подлежат анализу именно посредством проникновения в те смыслы и значения, которые им придают сами люди, то есть путем понимания и интерпретации социальных действий (М. Вебер, Г. Зиммель). [3]

Акцент на изучении индивидуального в качественной парадигме "законно" сочетается с естественным способом получения данных об этом индивидуальном. Это означает, что социологу нужно так строить процесс исследования, чтобы не нарушать привычного для акторов уклада жизнедеятельности. Качественное исследование принципиально отвергает исследовательские процедуры, использующие респондентов в качестве "подопытных кроликов", например такую, как эксперимент. Метод опроса, который, конечно, как любой исследовательский инструмент, всегда искусственен, тем не менее, здесь трансформируется, стремясь к наибольшей естественности. В этом ключе качественные исследования всегда натуралистичны: "социологи - качественники" предпочитают исследовать людей, вещи и события в естественном окружении. [4]

Качественная социология принципиально "исповедует" индетерминизм, так как полагает, что в социальное действие, являющееся началом любой социальности, входят ситуационное толкование, субъективность, рефлексивность, внезапное появление нового, непредсказуемость. Социальная реальность здесь всегда процесс, всегда становление, всегда незаконченность, незавершенность. [5]

"Другими словами, при количественном подходе исследователь выходит в поле "вооруженный" концепциями, гипотезами и измерительными инструментами с намерением через этот фокус "навести порядок" в разрозненной массе объектов и событий. Избирая качественную стратегию, он отправляется в экспедицию "не вооруженный", но подготовленный своим предшествующим социальным опытом, предварительными знаниями по данному кругу проблем, "с открытыми глазами и навостренными ушами", с намерением распознать, что, же происходит в действительности, и описать это теоретически". Как видим, при качественном подходе теория венчает процесс исследования, а на старте его лишь "социальный опыт и предварительные познания по данному кругу проблем". [6]

При изучении социальных явлений социологи избирают такую исследовательскую стратегию, которая соответствует природе изучаемого феномена и способствует более полному его раскрытию.

Использование только одной какой-либо стратегии может привести к "однобокости" полученной информации. Любая методологическая точка зрения частична, неполна. Необходима полифония репрезентаций[7]. На наш взгляд, противостояние количественных и качественных подходов, все еще имеющее место в исследовательских позициях, достаточно иллюзорно. Учитывая принципиальную разницу в исходных посылках, эти подходы следует рассматривать как взаимодополняющие, исследующие разные, но диалектически взаимосвязанные аспекты социальной жизни: уникальность и типичность явления, его статику и динамику и т.п. [8]

В исследовательской практике уже давно существуют тенденции, объединяющие обе методики (триангуляция). В социологии первым понятие триангуляции использовал Н. К. Дензин в книге "Исследовательский акт". Он пишет, что триангуляция - это использование разносторонних методов в анализе одних и тех же эмпирических событий.

Благодаря работам Дензина, в обществоведении термин триангуляция стал обозначать необходимость повышать точность изучения социального явления с использованием многих методов. По мнению Лазарсфельда, триангуляция помогает нам уточнить истинное положение объекта, наблюдая его с разных сторон и направлений[9]. Таким образом, можно сказать, что исследовательские методики выбираются в соответствии целям и задачам исследования: если необходимо всестороннее, полное изучение какого-либо явления, то приоритетным будет использование триангуляции, т. е совмещение количественных и качественных методик.

Нестандартность качественного метода, его новизна и познавательные возможности явились для социологии 20-30 –х 20 века уникальным средством, способствующим более глубокому изучению социальных явлений. Следует выделять две группы причин, способствующих возникновению альтернативного подхода в социологическом исследовании: причины глобального характера, связанные со сменой теоретических парадигм в XX веке, и локальные, внутренние - обусловленные неудовлетворенностью социологов-эмпириков "познавательным горизонтом" классического подхода.

К первой группе причин глобального характера следует отнести резкое в XX веке падение престижа науки в ее нововременной форме. И дело не только в том, что с наукой во многом связываются глобальные катастрофы человечества. Подвергается критике сама интенция науки овладеть миром.

Ко второй группе причин локального характера относятся те стороны познавательного процесса в рамках классического подхода в социологическом исследовании, которые подвергались критике изнутри: со стороны социологов-эмпириков, накопивших к этому времени немалый опыт таких исследований. Более всего социологи были не удовлетворены опытом использования математики: методами многомерной статистики, математического моделирования для описания и объяснения социальных явлений.

В самом деле, статистическая традиция, которую вобрала классическая социология, предполагает, что изучаемые объекты существуют независимо друг от друга; отдельные их свойства хорошо вычленяются и также независимы друг от друга или связаны простейшими зависимостями. Она также предполагает, что выявление характеристик, описывающих целостность объектов из их элементарных первичных свойств, не представляет сложности. В социологическом сообществе все больше утверждается мысль о том, что "стыковка" математики и социологии - невероятно сложная проблема, несмотря на значительные усилия математиков и социологов по "привязыванию" новейших математических моделей и оригинальных математических аппаратов к потребностям социологической науки.

Еще одна принципиальная "внутренняя" претензия состояла в невозможности в рамках классического подхода описать реальную целостность социального объекта, это сочетание порой несочетаемого, противоречивого.

А как быть со сложными социальными характеристиками, реальными целостностями, такими, как тип сознания, стиль жизни, качество потребления.

К недостаткам классической социологии стали относить и невозможность изучить социальный объект в его временной изменчивости, обусловленной как генетической природой объекта (например, взрослением подростков), так и социальными процессами. Лонгитюдные исследования, пытающиеся описать поколенческие сдвиги в формах поведения, типах сознания, где на протяжении десятков лет изучаются одни и те же люди, находящиеся на разных этапах жизненного цикла, скорее экзотика, нежели реальная исследовательская практика, а также к недостаткам можно отнести субъективность.

Кроме того, возникло убеждение, что количественные данные, полученные в результате опросов, вовсе не являются объективными - это просто сумма ответов на стандартизированные вопросы. Ответов, которые, по мнению современного французского социолога Д. Берто, являются полностью субъективными сами по себе и остаются таковыми, даже если вы закодируете их цифрами, перемешаете и создадите средние статистические показатели [10] "Каким бы способом вы ни готовили кошек или даже репрезентативную выборку кошек, они от этого не превратятся в кроликов", - замечает он.[11]

Качество социологического исследования в традиционном научном подходе оценивается по критерию его объективности/субъективности, предполагая, что только объективное исследование может характеризоваться как надежное, валидное, достоверное. В оценке качественных исследований эта проблема всегда оставалась в центре критики их познавательной природы. Причина тому такова: процесс качественного исследования чаще всего предполагает на этапе сбора данных проведение неформализованных или полуформализованных интервью. При этом каждое интервью представляет собой уникальный разговор, который может критическим образом повлиять на дальнейший ход анализа данных и даже на основные выводы. В этом смысле личность исследуемого, как и интервьюера, играет важную роль.

Очевидно, что в качественном исследовании, при социальном приближении к объекту, объект - человек - начинает значительно сильнее влиять на ход исследования, то есть все больше приобретает свойства субъекта исследовательского процесса. [12] Возникает субъективность исследовательского процесса.

Ряд авторов предлагают следующие пути преодоления субъективности в качественном исследовании:

- групповой анализ и интерпретация данных;

- триангуляция и другие процедуры, позволяющие увеличить валидность и надежность получаемых результатов;

- присутствие "критика" в исследовательской команде. [13]

Для того чтобы использовать в социологических исследованиях какой-либо подход необходимо изучить историю его развития, чтобы объективно оценить его исследовательские возможности и качество получаемых данных.

Качественная социология формируется сравнительно недавно и достаточно терпимо относится к разным исследовательским методам и стратегиям: их в настоящее время можно насчитать более 40 видов. Поэтому понятийный аппарат и процедуры исследования сформулированы здесь не жестко.

Расцвет качественной социологии связывают с развитием Чикагской школы в 20-30-е гг.20 века - такими именами, как У. Томас и Ф. Знанецкий, Р. Парк, Е. Бургес, Э. Богардус, П. Янг, К. Шоу и др. Известны их исследования по отклоняющемуся поведению и криминологии, этническим проблемам и урбанистике (проблемы городских окраин), а также теоретические работы по case study и историям жизни, использованию личных документов и автобиографий.

Символический интеракционизм (Дж. Мид, Ю. Хабермас, X. Блюмер) привнес в качественную социологию представление о языке, как ключевой основе для, интерпретации смыслов социальных коммуникаций. Согласно этому подходу, интеракции в обществе обеспечиваются посредством языка, через обмен жестами, символами.

В феноменологической традиции эти идеи развиты вплоть до представления о том, что понять мотивы поведения человека можно лишь исходя из представления о его биографической ситуации, по словам А. Шюца, его "жизненном мире". Люди субъективно конструируют социальную реальность, привнося в каждую социальную ситуацию свои мотивы и модели поведения (П. Бергер и Т. Лукман) и, когда такие ситуации повторяются, применяют те же мотивы и модели поведения, типизируя их.

Этнометодология опирается на исследование смыслов (значения) поведения путем эмпирического наблюдения за рутинной каждодневной практикой людей. Обычные люди считаются здесь экспертами, более компетентными в своем каждодневном опыте, чем кто-либо из профессиональных социологов. Данный аспект анализа называют также фольклорной социологией (Г. Гарфинкель). [14]

Таким образом, анализ социологической литературы по проблеме позволил выявить отличие качественного подхода от количественного, которое состоит в том, что он может объяснить "человеческую сущность" социальных явлений и процессов, объект исследования в нем индивид, его социальный мир, восприятие им внешней реальности и мир его самосознания. Качественный подход возник в 20-30-е гг.20 века на Западе, т. к. в количественном подходе возник исследовательский кризис, основанный на неспособности объяснить внутренний мир индивида, его личностные характеристики, оказывающие непосредственное влияние на взаимодействие с социумом.