История этнодемографического развития Дагестана

Проблемы этнодемографического развития Дагестана, в число которых входят вопросы этнической специфики воспроизводства населения, разрабатывались недостаточно полно. Несмотря на относительно большое число различных публикаций по демографии Дагестана, специальных работ по рассматриваемому вопросу до сих пор нет.

Мнение о том, что при царизме народы Дагестана были обречены на вымирание, не соответствует действительности. Общая численность населения Дагестанской области выросла с 433,6 тыс. человек в 1861 г. до 739,8 тыс. человек в 1917 г. (в границах тех лет), что свидетельствует об увеличении населения области (преимущественно за счет естественного прироста) в 1,7 раза, или примерно по 1,26 % в год.

В первые годы после окончания военных действий в Дагестане в 1859 г. вплоть до начала XX в. рост численности населения края, по-видимому, был медленным. Хотя статистических данных о рождаемости и смертности населения края за этот период, подтверждающих наше мнение, не имеется, поскольку учет демографических показателей начал вестись лишь с 1880-х годов.

Низкие темпы роста численности населения Дагестана объясняются не только демографическими последствиями тридцатилетней войны, но и новыми потерями населения, участвовавшего во многих восстаниях 1861-1863, 1866, 1871 гг. и особенно в восстании 1877 г., 300 активных участников которого были казнены и около 5 тыс. человек выселены в Сибирь. Убыль населения была вызвана также последствиями эпидемий холеры, натуральной оспы и тифа в 1892 и 1908-1909 гг. и другими факторами.

Общее увеличение населения области было обусловлено в основном притоком сюда русского, украинского, немецкого и татарского населения. Переселенческое движение крестьян из центральных губерний России в равнинные территории, заселённые кумыками всячески поддерживалось царской администрацией (предоставлением земель, агротехнической и финансовой помощи, льготных условий и т. д.). Статистические данные свидетельствуют и о притоке в этот период на Кумыкскую равнину чеченцев из Чечни.

Самые ранние относительно достоверные сведения по естественному движению населения относятся к началу 1880-х годов. Воспроизводство населения Дагестана этого периода характеризовалось следующими показателями. Уровень рождаемости был высоким или очень высоким (по имеющейся статистике общий коэффициент составлял до 44,8 % в год), что являлось следствием репродуктивного поведения, ориентированного на максимальное число рождений[4].

Рождаемость в Дагестане в этот период была обусловлена репродуктивным поведением, которое взаимодействовало с поведением в других сферах жизнедеятельности и с функционированием брака и семьи и других социальных институтов. Образ жизни народов Дагестана определял число детей в семьях, которые выполняли социальные роли, важные для экономического и социального функционирования семьи.

При отсутствии каких-либо мер намеренного ограничения деторождения рождаемость определялась уровнем естественной рождаемости, при которой плодовитость составляла 10-12 живорождений за всю жизнь. Однако надо учитывать законы и обычаи, регулирующие половое и брачное поведение, снижение плодовитости из-за таких болезней как туберкулез, малярия и др. болезнях и применение хоть в малой степени народных методов контрацепции (корень травы андус и др.).

Как свидетельствуют наши полевые этнографические материалы по воспроизводству населения в конце XIX - начале XX в., на первом году жизни умирала четвертая, иногда и третья часть всех новорожденных, а до 20 лет доживала примерно половина.

Репродуктивное поведение, направленное на рождение максимально большего числа детей, видимо, «провоцировалось» высокой смертностью - до 20 %, особенно высока была младенческая смертность.

Необходимость иметь большое число детей поощрялось условиями хозяйствования и способствовало лучшему функционированию семьи (средняя величина - около 5 человек) в дагестанском аграрном обществе.

Высокой рождаемости благоприятствовали широко распространенное одобрение многодетности общественным мнением в Дагестане в XIX - начале XX в., ранее замужество, осуждение разводов и бездетности, поощрение многодетности, характерные для традиционного исламского общества.

Демографическое поведение населения Дагестана характерное для этого периода объясняется спецификой основных занятий (сочетание земледелия и скотоводства), уровнем социально-экономического развития населения (в частности, наличием патриархальных традиций), обычаем эндогамии и т.п. явлениями, всячески поддерживающими замкнутость отдельных селений, обществ, этнических единиц.

Для Дагестана второй половины XIX - начала XX в. характерны также относительная компактность и стабильность расселения народов в своих этнических ареалах сельской местности, сочетавшиеся с ежегодным сезонным сельскохозяйственным и промышленным отходничеством (преимущественно горского населения). Часть населения (в 1913 г.- 90 тыс. человек в год, что составляло четвертую часть всех мужчин) вынуждено было выезжать на заработки на равнину и за пределы Дагестана (Баку, Грозный, Ростов и др.) Отходники были заняты на сельскохозяйственных работах, кустарных, рыбных и нефтяных промыслах.

В конце 1920-х и 1930-е годы численность населения республики увеличивается довольно интенсивно. Быстрый прирост обусловлен двумя факторами: во-первых, за счет высокой рождаемости и увеличения естественного прироста населения (который возрос с 4,6 % до 20,2 %)[5]; во-вторых, притока в республику русских, украинцев, евреев, татар, армян, немцев и представителей других народов, приезжавших сюда по приглашению как специалисты и самостоятельно.

В течение 1933-1937 гг. численность населения республики увеличилась на 160 тыс. человек (на 16,3 %), из них на естественный прирост приходится 120 тыс. человек, остальные - за счет миграции, при этом 78 % мигрантов составляли русские, украинцы, а также армяне.

Великая Отечественная война остро сказалась на демографическом развитии и, в частности, на естественном движении населения Дагестана. Мобилизация более 150 тысяч мужчин в армию привела к нарушению семейных связей и сильному снижению рождаемости.

В 1941-1942 гг. общий коэффициент рождаемости населения в Дагестане снизился до 22%, а к 1943-1945 гг. сократился до 9-11%, т. е. произошло четырехкратное сокращение рождаемости населения. В условиях войны общий коэффициент смертности населения в 1942-1943 гг. вырос до 24%, т. е. смертность населения была в два раза выше рождаемости.

Весьма отрицательно сказались на рождаемости и естественном приросте населения также и депортации из Дагестана немцев в октябре 1941 г., а в феврале 1944 г. чеченцев. В марте 1944 г. последовало насильственное переселение большого числа дагестанцев на присоединенную к ДАССР территорию упраздненной ЧИАССР, а затем в 1957 г. возвращение их обратно в Дагестан.

Во время этих насильственных перемещений в суровых условиях войны потери населения среди переселенцев в первые пять лет за счет высокой смертности составляли до одной трети населения. Более того, среди выживших переселенцев резко возрастали частоты мертворождений и выкидышей, существенно снижалась продолжительность жизни, возрастали и появлялись новые экологические заболевания.

Всего годы войны было перемещено около 120 тыс. человек, в том числе 7 тыс. немцев, 37 тыс. чеченцев, 70 тыс. аварцев, даргинцев, лакцев и кумыков.

В послевоенные годы рождаемость населения стала постепенно возрастать, однако только в 1956 г. среднегодовая численность родившихся едва достигла уровня 1940 г. Переход на мирное развитие, а также различные санитарно-медицинские мероприятия снизили показатели смертности в республике к 1948-1950гг. до 8-10%.

В конце 1940-х - начале 1950-х годов связи со снижением уровня смертности, обусловленным улучшением условий жизни и медицинского обслуживания, при сохранении традиций высокой плодовитости, произошло значительное увеличение показателей естественного прироста населения Дагестана (до 20%).

В течение 1950-х годов тенденции снижения общих показателей смертности, роста рождаемости и естественного прироста населения Дагестана нарастали. На рубеже 1950-60-х годов наблюдается самая высокая рождаемость (40-43 %) и самый высокий естественный прирост населения Дагестана (до 33-36 %). Эти показатели воспроизводства являются результатом не только естественной компенсаторной демографической реакции на большие потери, понесенные населением в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., но и заметного уменьшения смертности из-за существенного улучшения медицинского обслуживания и повышения уровня жизни населения Дагестана.

Однако вскоре демографическое поведение населения Дагестана стало меняться: с середины 1960-х годов отмечается постепенное сокращение уровня рождаемости. Эти изменения были вызваны, видимо, демографическими последствиями войны (вступлением в брачный возраст людей, рожденных в годы войны) и изменением уровня социально-экономического и культурного развития: усилением процессов урбанизации в республике, более широким вовлечением женщин в общественное производство, ростом уровня образования и культуры, некоторым повышением возраста вступления в брак и другими причинами.

В 1960-е годы в динамике численности народов республики имелись существенные различия; более всего увеличилось число рутульцев и табасаранов (на 60-80%), аварцев, ногайцев и лезгин (на 46-50%), немногим ниже был прирост у даргинцев, кумыков, лакцев и агулов (на 35-40%).

Для всех этих народов отмечалась очень высокая рождаемость, обусловленная их этническими традициями. Низкий уровень их урбанизации (кроме лакцев и кумыков, у которых доля горожан была в два раза выше, чем у остальных коренных народов Дагестана, и составляла 41-42% населения) благоприятствовал сохранению этих традиций и сдерживал развитие этнически смешанных браков. А этнически смешанные браки в свою очередь через ассимиляционные процессы могли повлиять на демографическое поведение в направлении снижения рождаемости, и изменение численности этих народов.

Для выявления темпов прироста населения каждого из народов Дагестана мы провели анализ естественного движения сельского населения (где рождаемость была почти в полтора раза выше, чем у городского населения) по всем районам республики за 1957-1975 гг., когда фиксируется, как уже отмечалось, максимально высокие показатели рождаемости и естественного прироста населения края.

Анализ показал, что наиболее высоким уровнем естественного прироста характеризовались народы южного Дагестана - агулы, табасараны, рутульцы, цахуры и лезгины (до 39%). Затем шли даргинцы, аварцы, кумыки, ногайцы (около 32%) и завершали этот убывающий ряд лакцы (около 24%).

Среди других народов республики высокий естественный прирост отмечался у азербайджанцев и чеченцев; их показатели близки или превосходят среднедагестанские параметры.

Самые низкие показатели естественного прироста - у русского населения республики: они в 2-2,5 раза ниже, чем средние показатели у народов Дагестана.

В этот период зафиксировано также абсолютное уменьшение численности русских, украинцев, татар и особенно корейцев, которое объясняется, с одной стороны, низким уровнем их естественного прироста, с другой - оттоком за пределы Дагестана.

Отрицательное влияние на рождаемость и естественный прирост населения Дагестана оказали массовое организованное и самостоятельное переселение значительной части горцев (около 300 тыс. человек) на Кумыкскую равнину и Приморскую низменность. Переселение горцев, проводившееся под лозунгами смягчения остроты аграрных вопросов в горах и т. д., имело немало негативных явлений. Оно привело к обезлюденью гор и породило массу проблем для жителей равнин, поскольку проводилось без учета социально-этнических, экологических и др. последствий.

Кроме того, исследователи отмечают более высокий уровень смертности и снижение продолжительности жизни переселенческого горского населения, обусловленного ослаблением иммунной системы горцев из-за смены их традиционной экологической ниши. Результаты исследования К. Б. Булаевой свидетельствуют о резком ухудшении главных критериев жизнеспособности «коренных народов Дагестана под влиянием изменившейся (в результате переселения с гор на равнину) среды обитания».

В 1970-х годах фиксируется дальнейшее падение уровня рождаемости у русского и русскоязычного населения Дагестана, что вызвано не только изменением демографической структуры русского населения, но и особенно оттоком его за пределы республики, преимущественно молодежи.

Другая особенность этого периода - необычно высокий прирост (в 2-3 раза) чеченцев, европейских евреев и татов. Число первых увеличилось не только за счет высокого естественного, но и механического прироста. Число вторых выросло в основном за счет притока их в республику из центральных регионов России, а число татов увеличилось за счет смены этнической идентичности.

Дело в том, что значительная часть горских евреев под влиянием политико-идеологических причин, в том числе и некоторых проявлений антисемитизма, еще примерно с конца 1930-х годов, но особенно активно с конца 1960-х - начала 1970-х годов стала называть себя татами. Формальным поводом к обоснованию перемены этнонима послужило то, что они также как и таты (которые в отличие от горских евреев являются иранским по происхождению и языку этносом) говорят на татском языке.

Этот процесс «татизации», поддержанный официальными властями Дагестана, сводился к «деиудаизации». Он привел к искусственному формальному разделению этого этноса на несколько частей: на горских евреев и татов (кроме того, часть горских евреев записалась в паспортах и данных переписей населения «евреями», как и европейские евреи).