Качество человеческого потенциала населения России

Уменьшение численности населения - прямая угроза национальной безопасности. Но еще более серьезным фактором является снижение качества человеческих ресурсов, которое происходило по всем направлениям.

Говоря о здоровье населения на популяционном уровне, отметим три показателя: заболеваемость, инвалидизация и продолжительность предстоящей жизни.

Наблюдаемый в России рост заболеваемости по всем основным нозологическим формам особенно велик по болезням, имеющим социальную этиологию.

Рост заболеваемости туберкулезом в текущем десятилетии составлял 10-15% в год, а в целом за этот период она увеличилась в 2,2 раза; сегодня больных туберкулезом 2,3 млн. чел.

Тяжелые условия жизни и низкий уровень потребления активизируют рост педикулеза, который известен как болезнь нищих и обездоленных; за январь-ноябрь 2000 г. было зафиксировано 228 тыс. больных, что на 6% больше, чем за тот же период 1999 г. и на 13%-чем в 1998 г. [10, с. 231].

Национальной катастрофой становится СПИД, с начала 1987 г. и до конца 2000 г. было зарегистрировано более 85 тыс. больных с диагнозом ВИЧ-инфекции и СПИДа [10, с. 231]. В 2000 г. выявлено новых случаев в 3 раза больше, чем в 1999 г. По оценкам, в 2001 г. число ВИЧ-инфицированных достигнет 1 млн. чел., 80% которых - в возрасте 15-25 лет, т. е. погибнет целое поколение, если учесть, как наша медицина лечит это заболевание (по оценкам Минздрава, численность реально заболевших в 10 раз больше зафиксированной).

Отмечается рост заболеваемости сифилисом, который достиг пика в 1997 г. Вместе с тем медики отмечают два опасных факта: появились случаи врожденного сифилиса, чего никогда ранее не было, усилился рост сифилиса у молодежи 15-17 лет (за 1990-1997 гг. - в 68 раз).

Свыше 70% населения России живет в состоянии затяжного психоэмоционального и социального стресса, вызывающего рост депрессий, реактивных психозов тяжелых неврозов, алкоголизма, наркомании, антисоциальных вспышек.

На учете в лечебно-профилактических учреждениях по поводу алкоголизма и алкогольного психоза состоит более 2 млн. больных; потребление алкоголя в расчете на душу почти в 2 раза превысило уровень, определяемый ВОЗ как опасный; растет смертность от случайных отравлений алкоголем: только за январь-апрель число погибших составило 12,3 тыс., что на 43% превысило те же показатели 1999 г. [5, с. 74].

Интенсивно растет заболеваемость наркоманией', в 1999 г. по сравнению с 1990 г. она выросла в 14 раз; почти 4 млн. жителей России пробовали наркотики. С 1997 по 1999 г. смертность от их употребления увеличилась в 12 раз, а среди детей — в 42 раза [5, с. 68].

По данным Института мозга человека РАН, проблемы с психическим здоровьем имеют 15% детей, 25% подростков и до 40% призывников. Проведенное исследование показало, что уровень индивидуального стресса, измеренного по тесту Райдера, повысился в период с 1989 по 1993 г. с 145 до 163. Ученые пришли к выводу, что каждый третий взрослый нуждается в психологической поддержке, чтобы противостоять стрессу.

Оценивая показатели суицида, ВОЗ признала нашу страну находящейся в состоянии вялотекущей чрезвычайной ситуации. В 1995 г. уровень самоубийств достиг 41,1 на 100 тыс. чел. населения; в 1999 г. он несколько снизился - до 39,7, в 2000 г. (январь-ноябрь) - до 39,9, но был выше, чем в 1998 г. [10, с. 227].

Отмечается ухудшение материнского и детского здоровья в России; 20% дошкольников и 50% подростков страдают хроническими заболеваниями. Лишь 15% выпускников школ практически здоровы, и только один из трех призывников может по объективным показателям служить в армии. Все это чревато снижением качества человеческого потенциала нации на длительную перспективу: ведь больное поколение не может воспроизводить здоровых.

Комплексным индикатором здоровья и жизнедеятельности населения является средняя продолжительность предстоящей жизни. В сравнении с развитыми странами у мужчин она меньше на 10-15 лет, у женщин - на 6-8 лет. Между тем динамика этого показателя в развитых странах в отличие от России - исключительно положительная [5, с. 71].

Тенденции и характер заболеваемости населения вызывает активный рост инвалидизации.

На 1 января 1999 г. общая численность инвалидов составила 9,8 млн. чел., из них 600 тыс. - дети до 16 лет. Начиная с 1996 г. прирост инвалидов достиг 1 млн. чел. в год [11, с. 208].

Приведенный анализ, а также результаты наших исследований в Москве, Таганроге, селах Тверской, Краснодарской, Саратовской и Псковской областей позволили сделать вывод, что уровень индивидуального здоровья имеет четкую тенденцию к понижению.

В течение жизненного цикла наибольшие потери здоровья отмечаются у детей и подростков; проблемы здоровья перемещаются с групп престарелого населения в период детства и юношества, что противоречит естественным процессам, так как человек теряет свое здоровье постепенно, с возрастом.

Дети сегодня рождаются менее моровыми, чем раньше. Это подтверждается строгой корреляцией между снижением здоровья женщин, прежде всего беременных, и увеличением рождения уже больных детей. В 1998 г. 38,6% беременных страдало анемией и более трети (34,1%) детей родились уже больными. За период с 1990 по 1998 г. доля рожениц, страдающих анемией, увеличилась в 3,1 раза, а доля родившихся больными детей - в 2,8 раза. Дети в более раннем возрасте страдают хроническими заболеваниями и взрослеют, имея пониженное здоровье.

Доля лиц, имеющих плохое и очень плохое здоровье, с течением времени возрастает вместе с увеличением хронических больных.

Снижение здоровья всех групп населения является прежде всего следствием падения жизненного уровня. В соответствии с коэффициентом корреляции факторы, определяющие индивидуальный потенциал здоровья, могут быть ранжированы следующим образом (по мере снижения значимости): материальное положение семьи, экологическая ситуация, качество питания, жилищные условия, условия труда.

Углубленный анализ показывает, что растет дифференциация индивидуального потенциала здоровья в зависимости от материальной обеспеченности (если в 1981 г. разница индексов здоровья крайних групп составляла 0,7 балла, то в 1998 г. она увеличилась в 2 раза, т. е. составила 1,4 балла). Ценность здоровья для большинства групп населения не является приоритетной, а здравоохранение как специальная система не может противостоять тенденциям снижения здоровья и таким образом не способна выполнять свои функции.

Рассмотрим теперь следующий по значимости показатель качества человеческого потенциала - профессионально-образовательные способности людей, образующие интеллектуальный потенциал. В России в настоящее время активно протекают процессы, характеризующие потери интеллектуального потенциала общества в результате внутренней и внешней утечки умов, наблюдается образовательно-профессиональная деградация совокупной рабочей силы вследствие интенсивно растущей безработицы. Так, численность занятых исследованиями и разработками лишь за 4 года (с 1991 по 1995 г.) уменьшилась на одну треть, потери составили 617 тыс. чел., в том числе 360 тыс. исследователей. Разумеется, лишь меньшая часть из них эмигрировала (20 тыс. чел., т. е. 6%), но большая - сменила не только профессию, но статус и реальную занятость; часть оказалась безработной, пополнив группу «новых бедных». По темпам сокращения численности занятых научная сфера стоит на первом месте среди отраслей экономики. За период 1996-1999 гг. эмиграция российских ученых возросла еще на 15 тыс. чел., составив в целом 36 тыс. чел. В то же время за 1991-1999 гг. из России выехали в дальнее зарубежье около 1 млн. чел. Количественные параметры утечки умов за рубеж на фоне общего значительного сокращения численности исследователей не столь впечатляющи. Однако этот процесс весьма негативно сказывается на уровне исследований в российских организациях, потому что уезжают наиболее активные и талантливые ученые в самом трудоспособном возрасте, ищущие не столько материального благополучия, сколько реальных путей реализации своих профессиональных возможностей [12, с. 47].

В последние годы российские ученые больше ориентировались на временную работу за рубежом, чем на выезд на постоянное место жительства. Так, на временной работе за рубежом находились 6,5% общего числа исследователей, работавших в обследованных научных организациях. Из них 50,3% имели ученую степень кандидата наук, 19,9 - доктора наук, 9,6 - профессора, 1,2 - члена-корреспондента и 1 % - академика.

В поле притяжения зарубежной науки попадают, прежде всего, российские специалисты, работающие в области естественных наук и в первую очередь - физики, биологи, математики и программисты. В США, Франции, Канаде, Германии, Бразилии и Италии на долю российских ученых-физиков приходилось от 30 до 40% общего числа работавших в этих странах по контракту российских ученых. В целом же удельный вес выезжающих на работу за рубеж по контракту, заключенному через официальные российские организации, невелик - 15%, что свидетельствует о слабом влиянии государства на данный процесс.

Изощренной формой утечки умов является наем на работу российских ученых и специалистов иностранными компаниями и совместными предприятиями, находящимися на территории России. По существу, эти специалисты трудятся не на российскую экономику, а в интересах иностранных работодателей, далеко не всегда совпадающих с интересами России. В результате иностранные фирмы только за счет более низкой оплаты труда обеспечивают себе существенную экономию издержек производства.

В противоположность распространенному мнению сегодня для судеб российской науки переход ученых в другие сферы деятельности внутри страны представляет значительно большую проблему, чем их эмиграция за границу. Внутренняя миграция из сферы науки почти в 10 раз превышает внешнюю и направляется (согласно обследованиям): в торговлю - почти 30%, промышленность - 20%, финансовые органы, прежде всего коммерческие банки - 10%. Однако их потенциал остается во многом невостребованным, а затраты государства на их подготовку - некомпенсированными.

Рынок образовательных услуг существенно отстает от потребностей рынка квалифицированного труда, углубляются диспропорции между профессионально-квалифицированным уровнем рабочей силы и изменяющимся спросом со стороны работодателя. Кроме интегральной безработицы обостряется структурное несоответствие рабочей силы и рабочих мест. К концу 2000 г. численность экономически активного населения составила 72,4 млн. чел., или около 50% общей численности населения страны. В их числе 65,0 млн., или 89,8%, были заняты в экономике, а 7,4 млн. (10,2%) не имели занятия, но активно его искали (в соответствии с методологией МОТ они считаются безработными). В органах службы занятости зарегистрировано 1,0 млн. чел., или 1,4%, экономически активного населения и 14% числа безработных [10, с. 218-219].

Не менее остры проблемы кризиса социальных ценностей и ориентации, падения нравов и моральных принципов на базе отсутствия правопорядка и нарушения законности. Психологи, социологи и представители церкви отмечают, что негативные морально-нравственные принципы поведения во всех слоях общества постоянно усиливаются, что неизбежно сказывается на состоянии населения и межличностных отношениях.