Классификация социального настроения

Рассмотрение сущности и структуры социального настроения показало, что данное явление очень сложно и многогранно, его нужно рассматривать с различных сторон. Поэтому целесообразно ввести классификацию социального настроения, которая допускает применение различных логических оснований.

В зависимости от субъекта социального настроения, мы можем говорить об индивидуальном настроении, когда его носителем становится индивид, и о массовом настроении, как настроении различных групп и слоев общества. Массовое социальное настроение предстает как настроение различных групп, сообществ в определенную историческую эпоху. По мнению Ж. Т. Тощенко, «…разделение настроения на индивидуальное и массовое имеет большое прикладное значение. Анализ малых групп, небольших трудовых коллективов и организаций невозможен без учета индивидуальных настроений. А незнание и непонимание роли массового социального настроения может привести к серьезным последствиям, например, массовым акциям протеста, что способствует дестабилизации в обществе».

Следующим основанием в типологии социального настроения может быть предметная направленность. Так, А. В. Петровский и М. Г. Ярошевский выделяют политическое, этническое, религиозное социальное настроение. Каждый из конкретных видов социального настроения, связанных с определенной деятельностью или мировоззрением, может быть рассмотрен применительно к различным историческим эпохам, разным странам.

Социальное настроение можно типизировать по степени устойчивости и длительности. Так, социальное настроение может быть ситуативным, сиюминутным и иметь быстротекущее значение, а может быть устойчивым долговременным образованием.

Также виды социального настроения можно рассматривать с точки зрения соответствия ожиданий и реальности. Настроения могут быть окрашены в позитивные тона, когда реальность соответствует ожиданиям. В таком случае мы наблюдаем настроения классовой солидарности, национального чувства, уверенности и бодрости, массового воодушевления и патриотизма. Когда чаяния и действительность особенно расходятся, на передний план выступают настроения недовольства, беспокойства, неуверенности, усталости, страха гнева, возмущения. Большую роль играют средства массовой информации, т. к. именно они воспроизводят реальность с определенной стороны.

Можно выделить оптимистическое и пессимистическое социальное настроение. Отечественный ученый Б. Д. Парыгин считает, что подобное социальное настроение «…оказывается уже не следствием лишь данного самочувствия и впечатлений данного периода, а итогом целой серии постоянно повторяющихся впечатлений и переживаний, результатом приобретенного жизненного опыта, успевшего оставить отпечаток в сознании человека. Так, для оптимистически настроенного человека характерно убеждение в том, что «нет худа без добра», что доброе начало обычно побеждает злое. Пессимистическое умонастроение, наоборот, сопровождается, а часто и порождается убежденностью в том, что жизнь – это сплошное страдание, что жизнь, следовательно, не имеет ценности и смысла и т.д.» Отдельным видом пессимистического настроения становится страх. В данной работе он рассматривается не просто как кратковременное чувство или эмоция, а как определенное состояние общества, то есть социальное настроение. Исследование В. Э. Шляпентоха, В. Н. Шубкина, В. А. Ядова, В. А. Ивановой показывает, что «люди получают свои страхи из двух главных источников: из «первых рук», т.е. их собственного опыта и опыта их семьи; и из «вторых рук», т.е. от других людей, с которыми они вступают в коммуникацию, и из культурных и социальных институтов», прежде всего из средств массовой информации, институтов образования, искусства и литературы.

Они выделяют следующие виды страха.

Первое деление страхов – на специфические и универсальные. Страхи перед природными бедствиями, войной, голодом, снижением уровня жизни и анархией относятся к универсальным страхам, поскольку могут проявляться во все исторические эпохи. Но существуют и такие страхи, форма и содержание которых меняются от одного периода к другому, например, страх перед Богами в древнем мире.

Вторая группа – это социализированные и несоциализированные страхи. Несоциализированные страхи больше приближены к природным реакциям на опасности существования. Второй тип реализовался как страх перед авторитетом, например, страх детей перед отцом в традиционной семье, или страх перед высшим авторитетом, каким является Бог. В ситуации аномии социализированный страх разрушается, ибо разрушены старые нормы, тогда как новые еще не сложились. Результатом этой социальной ситуации является нигилизм, выражающий полное и абсолютное отрицание всех норм, традиций, обычаев и авторитетов. Б. Д. Парыгин считает, что атмосфера жестокой конкурентной борьбы и полнейшего равнодушия к судьбе отдельного человека не может не порождать настроения взаимного недоверия, враждебности человека человеку, ощущение собственной изолированности и незащищенности. Это настроение особенно сильно проявляется в среде молодежи, так как она всегда острее переживает разрыв между идеальными стремлениями и действительностью. Отсюда нервозность, чувство одиночества, тревоги и беспокойства, перерастающее в настроение отчаяния, пессимизма и нигилизма.

Следующее типологическое разделение страхов – на индивидуальные и массовые. Индивидуальные, или личностные, страхи уникальны, эти страхи еще называются фобиями. Массовыми же страхами могут быть признаны любые общераспространенные страхи, которые отражают иерархию ценностей и предпочтений, сложившихся в определенном обществе, его слоях и группах. Массовые страхи часто ориентированы на ситуации, складывающиеся в социальной среде, и их динамика гибко следует за этими ситуациями как любое социальное настроение. Таким образом, страхи достаточно подвижны и могут даже доходить до уровня паники.

В работе В. Э. Шляпентоха и С. Я. Матвеевой указывается деление страхов на рациональные и иррациональные. Страхи, которые направлены на ясно воспринимаемую определенную угрозу, имеющую высокую вероятность реализации, можно оценить как рациональные. Иррациональные же страхи необоснованны. Один из главных источников иррациональных страхов – интересы идеологов и политиков, которые намеренно использовали необоснованные страхи для того, чтобы достичь своих целей. Часто это делается с помощью средств массовой информации, которые иррациональные страхи стараются показать как рациональные.

Страх, являясь видом социального настроения, сохраняет в себе его характерные черты и может определять ту или иную стратегию поведения, побуждая людей действовать в направлении, которое кажется им необходимым для предупреждения грозящих бедствий. Активная реакция на страх может проявиться в конструктивном или разрушительном поведении. Конструктивное действие возможно в том случае, когда мобилизовавший все свои способности противостоять страху человек сохраняет контроль над своими чувствами. Например, страх перед массовым голодом в России в 1992 вынудил россиян сильно расширить частные огороды и обеспечивать себя сельскохозяйственными продуктами. Разрушительное поведение в ситуации страха связано с паническими типами реагирования на ситуацию. В ситуации паники люди могут совершать различные иррациональные действия, хаотичные и импульсивные. Подобные действия не контролируются разумом и могут иметь катастрофические последствия как для личности, находящейся в состоянии паники, так и для окружающих.

Частным случаем разрушительного поведения может быть признана агрессия, когда действующие под влиянием страха человек или группа нападают на источник страха, или на то, что ей представляется таковым, однако страх может разоружить людей перед лицом опасности – в этих случаях люди остаются безучастными, игнорируют и даже отрицают наличие угрозы, то есть, страх может привести к появлению апатии. Зачастую в периоды социальной мобилизации, когда необходимо проявлять активные действия, люди начинают считать, что от них ничего не зависит, и они проявляют пассивность, даже если и убеждены в негативном ходе событий. Для апатии характерна социально-политическая индифферентность, безразличие, отсутствие как приподнятости, так и упадка духа. Эскапизм – крайняя форма такой реакции, при которой люди игнорируют угрозы и считают, что их не существует, несмотря на поступающую информацию.

Наконец, когда страх становится постоянной характеристикой сознания, то можно говорить о формировании катастрофического настроения, непременным составляющим которого является вера в грядущую катастрофу и страх перед ней, проистекающий из этой веры. Субъект с катастрофическим настроением может бояться гибели своего этноса, социальной группы или слоя; его может страшить неустойчивость социального порядка, хрупкость важных социальных институтов, например, государства; наконец, он может верить в приближающуюся гибель человечества, планеты и даже Вселенной.

Катастрофические настроения могут транслироваться всеми возможными способами, начиная от панических слухов, до установившейся тональности в средствах массовой информации. Постепенно на какой-то период катастрофическое сознание может стать массовым, если не доминирующим. По мнению ученых В. Э. Шляпентоха и С. Я. Матвеевой, «…в разваливающемся СССР массовые катастрофические настроения можно было наблюдать в конце 1991 года, когда в Москве, например, магазины остались почти без всяких товаров. Возможно, что этот страх перед голодом и ощущение надвигающейся катастрофы заставили массы смириться с Гайдаровскими реформами. Ибо что бы сейчас не говорили оппоненты Гайдара, он выполнил свое обещание наполнить магазинные полки. На фоне постоянного дефицита, который поколения людей, выросших в условиях советской власти, воспринимали как естественное условие существования, это выглядело почти как чудо».

Настроение страха, тревоги, беспокойства порождается неустойчивостью социального положения, неуверенностью в завтрашнем дне и особенно характерно для переходных обществ. Именно поэтому мы большое внимание уделили рассмотрению пессимистических видов социального настроения. Тем не менее, существуют и другие виды социальных настроений, связанные с оптимистическим полюсом, а также социальные настроения, которые можно отнести к промежуточным формам. К такому виду можно отнести настроение сомнения, которое характеризует не уже утвердившееся отношение ко всей совокупности социальных материальных и духовных ценностей, а еще не ясное, не устоявшееся, наметившееся или намечающееся, но пока не сложившееся отношение к определенным нормам поведения. Сомнение и скептическое настроение играют положительную роль двигателя, импульса человеческой мысли в той мере, в какой они способствуют поиску и обоснованию новых, более плодотворных идей и решений. Однако, превращаясь из частного способа познания в господствующий и единственный метод, способ мировосприятия, сомнение, как правило, становится тормозом на пути познания мира.

К видам социального настроения, относящимися больше к оптимистическому полюсу, можно отнести консерватизм и энтузиазм. Консерватизм выражает полное принятие действующих социальных норм. Для консерватизма характерно осторожное отношение к жизни, сдержанность, нежелание производить изменения, реформы, нововведения. В условиях социальных перемен консерватизм проявляется в требованиях реставрации старых порядков, восстановления утраченных позиций, в идеализации прошлого. Энтузиазм, как социальное настроение, возникает, когда индивид, принимая социальные нормы, желает их позитивно изменить. Он предпринимает активные попытки к улучшению не только собственной жизни, но и жизни общества.

В связи со сложностью феномена социального настроения обосновано введение различных классификаций, в которых находят отражения наиболее важные характеристики социального настроения. В контексте нашего исследования наиболее значимой является последняя классификация, в которой мы объединили труды ученых Б. Д. Парыгина, В. Э. Шляпентоха, С. Я. Матвеевой, поскольку она позволяет показывает, что социальное настроение развивается очень динамично и может перетекать из одной формы в другую.