Коммуникация как аутопойетическая система

«Все, что мы знаем о нашем обществе и даже о мире, в котором живем, мы узнаём через масс-медиа»[11]. С другой стороны, о самих масс-медиа мы наслышались такого, что не можем доверять этому источнику.

Масс-медиа, по Н. Луману, суть «все общественные учреждения, которые используют для распространения сообщений технические множительные средства». Это определение подразумевает, что продукцией масс-медиа являются книги, газеты, журналы, фотокопии, ксерокопии и т. п., но, скажем, не рукописи, производившиеся в массовом количестве под диктовку в средневековых мастерских, и не публичные представления и доклады в наши дни (если же сообщения этого рода распространяются посредством фильмов или дискет, их можно также отнести к области массмедиа). Где же проходит граница? Критерий может показаться несколько произвольным, говорит Луман, но главное здесь — машинный способ изготовления носителя информации. Техника распространения сыграла в процессе обособления системы масс-медиа решающую роль

Коммуникация – это взаимодействие чего-то с чем-то. Существуют люди, индивиды, субъекты, которые действуют, а значит неизбежно взаимодействуют. По Н. Луману же, лишь коммуникация может осуществлять коммуникацию, она (коммуникация) взаимодействует сама с собой. Она является аутопойетической системой, описанием самой себя.

Коммуникация не просто акт отправки сообщения и тем более не его содержание как таковое. Коммуникация – это неизбежная социальная операция и одновременно операция, которая запускается, когда появляется социальная ситуация.

«Коммуникация осуществляется посредством синтеза трех различных селекций, а именно: селекции информации, селекции сообщения этой информации и селективного понимания или непонимания этого сообщения и его информации». Коммуникация есть триединство информации, сообщения и понимания. Лишь вместе они производят коммуникацию. «Коммуникация возникает лишь тогда, когда кто-то видит, слышит, читает и постольку понимает, что здесь могла бы последовать дальнейшая коммуникация»[12]. Если мы хотим в обычной ситуации кому-то что-то сказать, но не имеем возможности физически к этому человеку приблизиться, а затем добиться его понимания, то коммуникация прерывается. Причиной понимания становится сообщение. Я понимаю, и на основе этого понимания отсылаю другому сообщение. Понимание никогда не есть голое дублирование сообщения в ином сознании, а есть предпосылка присоединения следующей коммуникации в самой коммуникативной системе, то есть условие аутопойезиса социальной системы.

Также коммуникация осуществляется лишь в том случае, если понято различие сообщения и информации. Это отличает ее от голого восприятия. Восприятие – это лишь психическое событие, которое не является отправителем сообщения. Н. Луман утверждает, что различие между восприятием и коммуникацией важно. «Восприятие остается заключенным в сознании и непрозрачным для коммуникативной системы и для другого сознания».

Коммуникация гарантирует себе свою собственную продолжительность. Коммуникация непрерывна, в ней нет ничего кроме сообщений. Она замыкается в самой себе, а значит происходит производство знаков, образов и т.д. (сообщений). Сообщение обозначает самого себя; сообщает, что оно есть. Причем производство сообщений в коммуникации происходит постоянно. Сообщений производится сразу и много. Каждое сообщение отсылает нас с другому. В пределе возникают противоположные сообщения. Одни утверждают факт, другие его отрицают. Между сообщениями возникает пустое пространство, которое никогда не заполняется. Образуется так называемое коммуникационное поле, в котором как раз и производятся эти сообщения. Мы получаем множественность сообщений. Из этого следует, что коммуникация множественна. Невозможно сведение коммуникации к какому-то одному принципу, коммуникация не может стать манипулирующей или манипулируемой.

Общество требует от себя постоянных инноваций, оно порождает проблемы, которые в свою очередь требуют решений, которые порождают новые проблемы, требующие решений. Общество воспроизводит темы, которые подхватывает масс-медиа и трансформирует в информацию. Масс-медиа сообщает о себе и о том, что произошло во вне. Но «внешняя» реальность конструируется коммуникативной системой и является таким же сообщением как и все другие. Существует только реальность сообщения. Поэтому система коммуникации является полностью закрытой, она сама производит компоненты, из которых она состоит. В этом смысле, система коммуникации является, как уже говорилось, аутопойэтической системой.

Н. Луман говорит, об обособлении системы массмедиа. Проводятся границы, отделяющие систему от остального мира, в том числе и от прочих коммуникаций. Это происходит благодаря новой технике распространения информации. Но техника обеспечивает лишь возможность существования такой системы, для подлинной автономности ей необходим свой бинарный код. Такой код, например, в науке - «истина/неистина».

Во-первых, это коды предпочтения. Позитивным значением кода обозначается то, что предпочитается и что позволяет начать операции системы.

Во-вторых, кодирование не совпадает с различием системы и окружающего мира, оно как бы перпендикулярно этому различию, так что, например, «неистинное» не тождественно «вненаучному».

Но в науке только к истинному высказыванию можно присоединить следующее истинное высказывание: мы исследуем истину, а не неистину. В системе массмедиа тоже есть бинарный код: «информация/неинформация»[13]. Только если нечто обозначается как информация, можно начинать операции системы массмедиа. Но чтобы обозначить нечто как информацию, надо иметь возможность обозначить нечто иное как неинформацию. Если бы здесь господствовал полный произвол, то работать с информацией было бы невозможно. Поэтому одного наличия кода недостаточно. Необходимы программы работы с кодом, необходима категоризация тем. Иначе говоря, должны быть некоторые правила, согласно которым нечто относят к теме «спорт» или «политика» и затем обозначают как информацию, к которой можно привлечь внимание; правила игры, по которым происходит отбор информации. Эти «правила игры» предполагают выделение некой темы как «информации», одновременно подразумевая наличие «неинформации» как возможности нового различения и нового сообщения. Коммуникация замыкается и сводится к чистой функции, то есть к производству сообщений.

Реальность масс-медиа Н. Луман обозначает с двух позиций. Прежде всего это их «реальная реальность», или «внутренняя». Что под ней понимается? Технические средства делают существование масс-медиа возможным, но сами по себе еще не являются социологически релевантной реальностью.

Вторая реальность постигается как нечто независимо существующее, «внешнее», но на самом деле является просто конструкцией, порожденной масс-медиа. У систем нет доступа к иной реальности, кроме той, какую они сами же и конструируют. Это и есть вторая реальность масс-медиа.

Коммуникация обостряет вопрос о том, будет ли сообщенная и понятая информация принята или отклонена. Сообщению верят или не верят: коммуникация создает, прежде всего, лишь эти альтернативы. Она создает два ее варианта: вариант «да» и вариант «нет», и тем самым принуждает к селекции.

Таким образом, в системе Н. Лумана проблема отношения «реальности коммуникации» и «внешней реальности» полностью исчерпывается. Реальность коммуникации оказывается совершенно самодостаточной и автономной. Сообщения масс-медиа не являются отражением происходящих во вне событий, поскольку события коммуникации производятся внутри системы и становятся ее операциями. Темы, возникающие в процессе коммуникации, такие, например, как «молодежь», «женщины», «политика» и др. формируют сообщения в соответствии с бинарным кодом медиа-системы «информация» / «неинформация», определяющим ряд селекций. В результате функционирования медиа-системы производится множество сообщений – образов социального.

Сообщество оказывается представленным в разнообразных сообщениях, нейтрализующих его единство и определенность и выявляя его реальность как медиа-поля. Рассматриваемая как конструкт медиа-поля, социальная группа уже не может осмысливаться как имеющая заданные границы и организованная по единым принципам, а¸ тем более, как обладающая сущностными характеристиками. Социальная группа становится непрерывно изменчивой медиа-коммуникацией, представленной во множестве сообщений.