Концепции социального проектирования

В рамках раскрытия основных классификаций социальных проектов, полезным будет остановиться на основных концепциях социального проектирования, так как именно исходя из них формулируются те или иные типологии проектов.

Современные концепции социально-проектной деятельности все в большей степени исходят из того, что человеческая детерминанта нововведений есть не некоторая предпосылка проектирования, его хоть и важный, но все же частный аспект, а сама суть социального проекта, его философско-социологическое основание. В этом направлении заметную эволюцию прошло проектирование технических нововведений. Системотехническое проектирование, разумеется, не ушло в прошлое, однако нельзя не видеть, что его все больше оттесняет социотехническое проектирование, концепция которого исходит из того, что «главное внимание должно уделяться не машинным компонентам, а человеческой деятельности, ее социальным и психологическим аспектам»[5]. Гуманитаризация социотехнического проектирования ведет к образованию знаменательной тенденции: «Проектирование само становится источником формирования проектной тематики и вступает тем самым в сферу культурно-исторической деятельности... Социотехническое проектирование — это проектирование без прототипов, и поэтому оно ориентировано на реализацию идеалов, формирующихся в теоретической и методологической сферах или в культуре в целом»[6].

Такие характеристики, как представляется, отражают все более определенное смещение ядра (концепции, оценки результативности) социально-проектной деятельности в ценностную сферу. Именно в силу этого обстоятельства возникает возможность с новой точки зрения посмотреть на утвердившиеся у нас подходы к социальному проектированию.

Наиболее распространен объектно-ориентированный подход к социальному проектированию (термин Т. М. Дридзе[). Этот подход был закреплен в теоретических разработках 1970–1980-х годов (Г. А. Антонюк, Н. А. Аитов, Н. И. Лапин, Ж. Т. Тощенко, И. В. Бестужев-Лада и др.).[7] Социальный проект, с позиций такого подхода, имеет целью создание нового или реконструкцию имеющегося социального объекта. Объектом может быть некоторое сооружение, но также и социальные связи, отношения.

По определению Ж. Т. Тощенко, «социальное проектирование - это специфическая деятельность, связанная с научно обоснованным определением вариантов развития новых социальных процессов и явлений и с целенаправленным коренным изменением конкретных социальных институтов».[8] Социальное проектирование рассматривается как специфическая плановая деятельность, суть которой - в научно обоснованном определении параметров формирования будущих социальных проектов или процессов с целью обеспечения оптимальных условий для возникновения, функционирования и развития новых или реконструируемых объектов. В силу этого, в частности, диапазон социальных проектов «полностью совпадает с диапазоном социальных прогнозов и социальных нововведений»[9].

Специфику объектно-ориентированного подхода составляет представление о закономерном характере проекта, о его научной обоснованности как объективности. Здесь и выявляется слабость концепции. Проблема состоит в толковании объективности и научности в социальной сфере. Детерминация социальных нововведений вариативна. С. Н. Булгаков справедливо замечал: «Хотя социальная политика вообще способна обладать научностью, однако это вовсе не значит, чтобы из данных научных посылок с необходимостью следовала только одна система политики, и именно она-то и была единственно научной. Напротив, из одних и тех же научных данных могут вытекать различные, но в то же время с одинаковой степенью научности обоснованные направления социальной политики, другими словами, из данного научного инструмента может быть сделано различное употребление. Только благодаря неправильному пониманию природы науки и границ социального детерминизма, получает силу широко распространенное представление о том, что возможна только одна научная социальная политика».[10] Научная обоснованность проектируемого объекта, таким образом, доказуема лишь в самых общих положениях и спорна в отношении конкретного управленческого решения.

С 1986 г. на базе Института социологии РАН Межотраслевой научный коллектив «Прогнозное социальное проектирование: теория, метод, технология» под руководством проф. Т. М. Дридзе велась разработка концепции прогнозного социального проектирования, которая основывается на иных теоретико-методологических основаниях, получивших название проблемно-ориентированного (проблемно-целевого, прогнозного) подхода. Исследователи, придерживающиеся этого подхода (Т. М. Дридзе, Э. А. Орлова, О. Е. Трущенко, О. Н. Яницкий и др.), постулируют, что прогнозная социально-проектная деятельность представляет из себя специфическую социальную технологию, ориентированную на интеграцию гуманитарного знания в процесс выработки вариантных образцов решений текущих и перспективных социально значимых проблем с учетом данных социально-диагностических исследований, доступных ресурсов и намечаемых целей развития регулируемой социальной ситуации.

Для проблемно-ориентированного подхода характерны:

1) рассмотрение объективных и субъективных факторов социального воспроизводства в качестве равноправных;

2) понимание проектирования как органичного и завершающего этапа социально-диагностической работы;

3) упор на обратной связи между диагностической и конструктивной стадиями процесса выработки решения.

Именно эти обстоятельства позволяют характеризовать специфику рассматриваемого подхода - его проблемную (целевую, прогнозную) ориентацию. Несколько противоречиво утверждение, что данный подход (характеризуемый как целевой авторами) предусматривает перенос центра тяжести с «фактов целедостижения» на механизмы (способы) достижения целей (вопросы: как, за счет чего, какой ценой, т. е. с какими издержками предполагается достичь результата, отсюда - внимание к диалогу внутри группы проектантов, с населением, инвесторами, управленцами и т. д.), как и вытекающая отсюда оговорка, что прогнозное социальное проектирование - это не «жесткая» технология.

В таких положениях проглядывают недостатки концепции. Важнейший из них, как представляется, состоит в слабой практической применимости теоретически вполне правомерных тезисов (особенно эколого-гуманитарной ориентации концепции). Избыток теоретизирования соответствует установке на фактический перевод проектной работы в научно-исследовательскую и экспертную. Для разработки конкретного проекта в описаниях прогнозного социального проектирования не хватает собственно технологии. Она как бы остается принадлежностью узкого круга лиц: научное знание превращается в тайное знание. Видим здесь следы не слишком частого участия данной группы исследователей в практическом социальном проектировании.