Космополитизм и космополитическая идентичность

Говоря о космополитизме, мы говорим не просто о некоем очередном социальном феномене, который требуется понять, но о смене самого видения современного мира. Речь идет, иными словами, если следовать У. Беку, об иной концепции социального космополитизма, социальных отношений в ситуации глобализации. Или иначе: проблема более строгой концептуализации космополитизма.

В современной литературе о космополитизме можно выделить 4 главные проблемы:

1) проблема неопределенности и связанные с ней культурные исследования, использующие понятие космополитизм в качестве пустого означающего, которое может символизировать почти любую реальность или идею;

2) проблема идентификации и попытки ответить на сложный вопрос «Кто является космополитом?»

3) проблема атрибуции, непосредственно вытекающая из первых двух: что конкретно характеризует космополитическую позицию и культуру?;

4) проблема управления, которая находится в самом центре современных дискуссий о космополитизме: именно через исследование этого вопроса мы можем увидеть корни космополитизма в исторических, политических, социальных и экономических реальностях модерной эпохи.

Если прежде космополитизм оценивался скорее негативно, то сегодня он принимается намного более благосклонно, что связано с радикальными социальными изменениями и появлением новых практик идентификации. Более того, считается, что именно космополитизм в современном фрагментированном мире может стать основой согласования многообразных идентичностей, поскольку за ним скрыт принцип изначального равенства всех людей.

Современное общество нельзя понять с национальной или локальной точки зрения, необходим, прежде всего, глобальный подход. Очевидно, что это требует и иного взгляда на практики конструирования идентичности, а именно понимания того, каким образом мы определяем свою принадлежность к такому обществу и возможно ли это определение вообще.

Начиная с Диогена, космополитизм рождается из локальных обстоятельств, которые по тем или иным причинам нетерпимы. Соответственно, формируется идеология граждан мира. Правда, эти граждане тоже оказываются весьма идеализированными: космополитизм Просвещения как рациональное воплощение утопического идеала европейской цивилизации. Одновременно космополитизм – это всегда описание будущего, причем он всегда выступал предчувствием глобализации. Именно в этой парадигме наиболее четко космополитическая идея в ее классической форме в качестве политической философии была выдвинута И. Кантом в Вечном мире, причем на основе ее противопоставления не национализму, а теориям, преувеличивающим роль национального государства. Иными словами, Кант ведет речь о космополитизме, как о новой политической философии с этическим измерением. Иначе говоря, космополитизм всегда был видением будущего.

Многие исследователи подчеркивают необходимость современного переосмысления космополитических идей Канта в ключе формирования нового космополитизма. То, что ранее было идеалом и утопией (космополитизм Просвещения), сегодня становится повседневной практикой, радикально меняя формы конструирования идентичностей, стили мышления и жизни. Фактически, сегодня любой человек, где бы он не находился, учится мыслить и действовать космополитически (универсально). Развитие киберпространства размывает границы между глобальным и локальным. Более того, именно глобализация открыла локальное. Космополитическая перспектива связана, таким образом, с воображением альтернативных образов жизни и рациональностей, включающим инаковость другого. Согласно У. Ханнерцу, «космополитизм есть отношение к самому разнообразию, к сосуществованию культур в индивидуальном опыте. Космополитизм есть прежде всего ориентация, стремление принять Другого. Это интеллектуальная и эстетическая открытость новому (отличительному от привычного) культурному опыту, поиск скорее оттенков, чем единообразия. И одновременно он может быть вопросом компетенции, как, в общем, так и в более специализированном смысле. Имеется в виду состояние готовности, способности принять иную культуру на основе слушания, смотрения, проникновения и осмысления. Речь идет о культурной компетенции в строгом смысле слова, т.е. о навыках постижения особой системы смыслов и смысловых форм».

Именно поэтому кредо современного космополитизма заключается в новом универсализме (Лакло об универсализме), а именно в концепции прав человека, которые в отличие от партикуляризма нации более эффективно поддерживают идентичность граждан мира, а не только граждан отдельных государств. Новый космополитизм отвергает идею, что формы солидарности концептуально связаны исключительно с национальным государством и обращается к утверждению постнациональной, транснациональной или глобальной демократии (Ю. Хабермас). В целом новый космополитизм оказывается синтезом самых различных новых подходов в социальных и гуманитарных науках.