Методолог и теоретик социологической науки П. А. Сорокин

Среди отечественных теоретиков, оказавших громадное влияние на развитие буржуазной социологии XX в. безусловно, ведущее место занимает Питирим Александрович Сорокин (1889-1968) - представитель бихевиористической школы в России [44].

Проект бихевиористической социологии возник в России в начале XX в. стараниями профессора Г. Зеленого, чьи статьи имели успех в США, где и возник термин. В 1913 г. Д. Уотсон разработал целую программу бихевиоризма, как поведенческой науки.

Русские бихевиористы В. Бехтерев, П. Сорокин, А. Звоницкая, В. Горохов, В. Пипуныров, В. Савич и др. предлагали строить социологию по методологическому стилю естественных наук. Отрицая интроспекцию и возможность прямой экспериментальной проверки сознания, они объявляли предметом исследования непосредственное, наблюдаемое межличностное и межгрупповое "поведение", определяемое стимулами среды. Упор на индивидуальное и коллективное сознание, ценности и нормы, что отличало субъективную школу и неокантианство, признавался бихевиористами ненаучным. Центральной темой их анализа стала структура "социального взаимодействия", объявляемого своеобразным атомом поведения и описание элементов среды в виде бесконечных социальных групп и слоев. Переключение внимания на статику взамен динамики составляло исключительную черту данного направления, так же, как подчеркивание важности экспериментальных и количественных процедур [18].

Среди русских социологов-бихевиористов первое место, без всяких сомнений, занимал П. А. Сорокин, по мнению многих знавших его лично или по сочинениям, социолог "милостью Божией". Как вспоминал гораздо позднее Р. Мертон, "с ним было невозможно выдержать интеллектуальную дискуссию, его интеллект — это предмет отдельного разговора" [46].

Питирим Сорокин был крупнейшим русским, а позднее - американским социологом первой половины XX в. Его необычная биография, полная взлетов и падений, особенности его личного характера, глубокий альтруизм, и талант, чутье на новое, обширные знания делали из него выдающегося социолога и социального философа. Если из всей замечательной когорты русских социологов XX в. пришлось бы выбирать только одного, то безусловно, выбор пал бы на П. Сорокина. Его биография довольно хорошо известна и появились работы, использующие биографический метод при интерпретации его творческого пути [47].

В отличие от большинства русских социологов XIX века, Сорокин был выходцем из социальных низов. Школу не закончил из-за ареста в 1906 г. за революционную деятельность в рядах эсеров. В тюрьме занимался чтением сочинений Г. Спенсера, П. Лаврова, Н. Михайловского, В. Чернова, М. Кропоткина, Г. Плеханова и др. В 1909 г. поступает в Психоневрологический институт, ибо только там была единственная в стране кафедра социологии. Этой науке он хочет посвятить свою жизнь.

П. А. Сорокин испытал сильное идейное влияние со стороны двух ведущих профессоров Психоневрологического института — М Ковалевского и Е. Де-Роберти, которые возглавляли там кафедру социологии.

Крупное исследование Сорокина «Преступление и кара: подвиг и награда» (1913) с лестным предисловием самого Ковалевского, высказывающего твердую уверенность, что в будущей русской социологической библиотеке не один том будет принадлежать перу автора, было сочувственно встречено научной печатью. Позднее эта работа была успешно им защищена в качестве магистерской диссертации.

После Февральской революции Сорокин был секретарем А. Керенского по проблемам науки, по его совету премьер вводит преподавание социологии в русских университетах в качестве обязательного курса.

В конце 1920 г. Сорокин был возведен в звание профессора, после чего продолжает работу над "Системой социологии" - манифестом русского социологического бихевиоризма. Он предлагал создавать "объективную социологию" на следующих принципах:

1.  "Социология может и должна строиться по типу естественных наук". "Различны объекты тех и других дисциплин, но методы изучения этих объектов одни и те же. Ни о каком противопоставлении "наук о природе" и "наук о культуре"... не может быть речи" [48, т. 1, с. IX]. Насущная задача социологии - освобождение от психологизма и субъективизма. Она выполнима, если социология будет изучать только акты поведения, доступные наблюдению и измерению.

2.  Только строгое изложение данных наблюдения и обобщения, основанные на тщательном анализе фактов. "Хорошо проверенная статистическая диаграмма стоит любого "социально-философского" трактата.

3.  Нивелирование нормативно-ценностного подхода в социологии, поскольку при ценностном подходе объективным мерилом оказывается сам исследователь. Истина должна быть разъединена от добра, справедливости и т.п. принципов. Они несоизмеримы и гетерогенны. Другое дело, - продолжает Сорокин, - социология прикладная, практическая, социология как искусство. Практическая социология осуществляет знаменитый афоризм Конта: "знать, чтобы предвидеть, предвидеть, чтобы уметь". Она должна быть средством для борьбы с социальными болезнями, системой личной и общественной этики, теорией "должного" поведения.

4.  Методологический плюрализм и системный подход. Все так называемые факторы - есть элементы в более широкой системе взаимодействий, через которую и должны объясняться. В качестве исходной единицы социологического анализа признается "социальное взаимодействие". "Вся общественная жизнь и все социальные процессы могут быть разложены на явления и процессы взаимодействия двух или большего числа индивидов, и обратно... На отношения взаимодействия распадаются все социальные отношения ", - делает вывод Сорокин.

Структуру "социального взаимодействия" он определял как связь трех элементов: индивидов (минимум - двух), вступающих в акт взаимодействия и этим обусловливающих поведение друг друга, "актов" (или действий их) и "проводников" этих действий. Оценка индивидов дается с точки зрения их возможностей в приспособлении к внешней среде, т.е. наличия нервной системы и способности реагировать на стимулы - раздражения, их физического, психического и социального полиморфизма, наличия потребностей, обеспечивающих контакты и т.п. "Вся жизнь людей представляет почти сплошной поток таких акций и реакций. Каждый из нас, в течение каждого дня, встречается с множеством людей, получает раздражение от множества действий других индивидов и принужден ежеминутно в той или иной форме реагировать на них". Социальный мир - это своего рода "вечный двигатель", непрерывно испускающий волны раздражений и непрерывно заставляющий нас реагировать на эти импульсы.

Все эти акты Сорокин формально делит на следующие ряды: интенсивные и слабые, мгновенные и продолжительные, сознательные и бессознательные. "Проводники" (материальные и символические) - язык, письменность, живопись, музыка, орудия труда и войны, деньги, одежда, церемонии, образы, памятники, предметы быта и т.п. передают реакцию от одного индивида к другому [48, т. 1, с. 111-112]. Проводники могут сохраняться и даже постепенно накапливаться, в итоге создавая новую, неприродную среду, т.е. сферу "социально-техническую, культурную, как застывший результат прошлых взаимодействий, органически включенных в настоящее взаимодействия" [48, т. 1, с. 145].

Конкретных форм взаимодействия в общественной жизни бесчисленное множество. Каков критерий выделения того или иного взаимодействия?

Сорокин классифицирует их по различным основаниям, различая:

1) взаимодействия по количеству индивидов (между двумя, одним и многими и т.п.);

2) в зависимости от полиморфизма индивидов (взаимодействия между индивидами, принадлежащими к одной или разным группам - семье, государству, расе, возрасту и т.п.);

3) в зависимости от природы "проводников": механические, тепловые, звуковые, свето-цветовые и другие взаимодействия.

Различные элементы "социального взаимодействия" (индивиды, "акты" и "носители") объединяются в реальное единство благодаря наличию причинно-функциональных отношений между ними. Близкие идеи, но с большим, чем у П. Сорокина, подчеркиванием "гуманистического коэффициента", ценностно-нормативной мотивацией в рамках "социальной системы", высказывают западные социологи - Ф. Знанецкий, В. Томас, Ч. Парк.

Сорокин уделяет также внимание вопросам социальной интеграции (или социализации), выделяя:

1. "Космическо-географическую" социализацию индивидов: климат, территория и т.п.

2. "Биолого-физиологическую" социализацию: основные инстинкты и стимулы, заставляющие людей вступать в многочисленные взаимодействия. Так, половой инстинкт лежит в основе самых разнообразных социальных явлений: проституции, супружеского союза, многоженства, изнасилования и т.п. [48, т. 1, с. 261]. Влияние этих факторов, по мнению социолога, огромно. Два вышеперечисленных фактора объединяют индивидов "механически".

3. Со временем устанавливаются новые связи - "социально-психические": внушение, подражание, эмоционально-интеллектуальные контакты и т.п. Механические и социально-психические связи составляют подлинную объединяющую силу всех общественных явлений.

В социальной статике, по Сорокину, существует несколько уровней общего взаимодействия. Первый уровень - межиндивидуальные отношения, проявляющиеся в "элементарных" группах. Под социальной группой вообще Сорокин понимал форму взаимодействия, деятельности людей. Под "элементарной" группой - единение людей вокруг любого одного из признаков - пола, возраста, языка, профессии, веры, доходов и т.п. Второй уровень - различные напластования и комбинации "элементарных" групп. Третий уровень - отношения между "кумулятивными" группами, объединенными вокруг нескольких признаков. К ним относятся классы, нации, народности, элиты и т.п. Общество (или народонаселение) и есть общая совокупность всех перечисленных образований [48, т. 2, с. 58].

Изучению проблем "социального пространства", т.е. системе внутригрупповых, статусных и межгрупповых отношений Сорокин посвятил второй том "Системы социологии". Общество, - писал ученый, - "подобно куску слюды, легко расслаивающемуся по отдельным слоям. Частицы слюды не одинаково прочно связаны друг с другом: по линии расслоения они легко расслаиваются, в пределах каждого слоя они крепче сцеплены взаимно.

Каждый индивид принадлежит к ряду систем взаимодействия, которые представляют собою сложную совокупность координат, определяющих его социальное положение (статус) и поведение. Общество расслаивается на множество слоев и социальных групп не только горизонтально, но и вертикально. Индивид в этих условиях оказывается членом множества социальных групп [48, т. 2, с. 45].

Все группы по Сорокину бывают трех видов: "закрытые" (принадлежность к ним не зависит от воли индивида – половая, расовая, национальная принадлежность); "открытые" (принадлежность к ним зависит от воли - партийные, научные, религиозные, профессиональные группировки) и "промежуточные" (сочетающие частично свойства двух предыдущих - класс, сословие, вторичная семья).

В социологии всегда большое внимание уделялось понятию классов и классовой борьбы Сорокин тоже предложил свой вариант. "Совокупность лиц, сходных по профессии, по имущественному положению, по объему прав, а, следовательно, имеющих тождественные... интересы, составляет класс" [48, т. 2, с. 298]. Когда позднее Сорокин перенес эти идеи в США, они произвели неожиданный эффект. Современные комментаторы оценили их выразительно: Сорокин разрушил "миф о бесклассовости американского общества и увлек новыми поисками большую группу специалистов". Некоторые составили впоследствии себе имя как раз на этом поприще. Ему они обязаны появлением многих терминов и стандартов исследования.

С позиции функционализма Сорокин остро критикует общие эволюционистские теории, знаменитые формулы и законы "прогресса" объявляет фикцией и противопоставляет им законы функционирования, но социальные изменения как социологическую проблему не отрицает, хотя сводит ее к частностям - мобильным процессам, диффузиям, циклам. Интересны для социолога географические и территориальные перемещения. "Вопреки обычному мнению, чем далее, тем люди становятся менее и менее оседлыми" [48, т. 2, с. 420]. Позднее Сорокин назовет подобное перемещение "географической мобильностью". Но главное его внимание привлекает межгрупповое и внутригрупповое перемещение индивидов, индивидуальное и коллективное, т.е. мобильность социальная. Мобильности могут различаться по направленности (восходящая и нисходящая), по формам (коллективная, индивидуальная), по интенсивности, по масштабности. Вертикальную мобильность он рассматривал в трех аспектах по трем формам социальной стратификации (политическая, экономическая, профессиональная), внутри- и межпрофессиональная. Причинами социальной стратификации он объявляет различия людей, совместную их деятельность, требующую выделения управляющих — организаторов — и управляемых и т.п. [49].

Весной 1922 г. П. Сорокин успешно провел диспут по "Системе социологии" и был признан достойным звания "доктора социологии" [50]. Кстати, первый в истории русской науки. Звание профессора давало возможность заграничных командировок. Тем временем разворачиваются новые репрессии против гуманитарной профессуры. Намечается массовая депортация интеллигенции за рубеж. П. Сорокин попал в это число и осенью 1922 г. был выслан из России. Вся дальнейшая научная деятельность его протекала в основном в США, куда он по приглашению американских социологов Э. Росса и Ф. Чэпина перебрался в 1923 г. после недолгого пребывания в Берлине и Праге. Однако, Сорокин внимательно следил за состоянием российской социологии, радовался ее возрождению в начале 60-х годов, планировал написать об этом книгу. Ученый очень переживал и тот парадоксальный факт, что его книги, переведенные на все европейские и основные азиатские языки и вышедшие во всех регионах мира, ни разу не были опубликованы на родине.

Относиться к факту депортации можно по-разному. С одной стороны, это спасло талантливейшего ученого от физической гибели, позволило ему продолжать интеллектуальные русские традиции за рубежом. Но, с другой стороны, высылка сразу же сказалась на снижении уровня отечественной социологии, социальной философии и других общественных наук. Социология ранее генетики и кибернетики испытала на себе удавки тоталитаризма. Любопытно, что первая лекция, которую Сорокин прочитал в Берлине, став эмигрантом, также была посвящена состоянию отечественной социологии. Сорокин, как и многие другие интеллектуальные представители русского зарубежья, оставался горячим патриотом своей страны, пропагандировал национальные научные достижения. В большинстве своих общих работ и в специальных, посвященных истории социальной философии и социологии, он постоянно подчеркивал ценность вклада Н Данилевского, Е. Де Роберти, П. Струве, М. Туган-Барановского, Б. Кнстяковского, Л. Петражицкого, М. Ростовцева и других [51].

В 1925 г. выходит в свет "Социология революции", в 1927 г. - "Социальная мобильность", в 1928 г. - "Современные социологические теории". Американцы быстро поняли, что перед ними "вместительная кладовая идей". Если бы Сорокин ограничился только этим кругом бихевиористических работ, он бы все равно получил мировое признание. Но научная жизнь его не остановилась на достигнутом.

Питирим Александрович основал в 1930 г. факультет социологии в Гарварде. За 12 лет, в течение которых Сорокин был деканом, факультет воспитал целую плеяду социологов (Т. Парсонс, Р. Мертон, У. Мур, Ч. Лумис, Э. Шилз, Р. Бербер, Дж. Хоманс, Э. Тирьякан и др.). Многие видные политические деятели Америки, получившие образование в Гарварде, занимались в семинарах Сорокина (например, Джон Кеннеди).

Однако, на рубеже 20-30-х годов он разочаровывается в теоретических возможностях сциентизма и бихевиоризма и стремится создать новую "интегральную философию и социологию", объединяющую полезное, ценное в различных позитивистских и антипозитивистских вариантах мысли с большим акцентом на рецепты «понимающей социологии» [52]. Выделяется на этом фоне четырехтомная "Социальная и культурная динамика" (1937-1941 гг.), в которой изложена впечатляющая картина циклической флуктуации европейской культуры почти за три тысячи лет [10]. Эта работа привлекала внимание представителей самых различных направлений и дисциплин ‑ философов, этнографов, социологов, историков [53].

В истории, по Сорокину, постоянно чередуются три главных "сюжета". Они составляют содержание трех интегрированных типов культур, отличающихся друг от друга стилевым своеобразием, в основе которых три различных системы ценностей. Стиль культуры определяется следующими философскими посылками: представлениями о природе реальности, о природе потребностей, об уровне и методах их удовлетворения. Способ познания, с помощью которого получены эти представления и определяет стиль культуры, зная который можно вывести характерные для нее формы морали, искусства, религии, научного знания, преобладающие экономические и политические отношения, классы и институты, тип личности и виды социального поведения.

Соответственно конструируются три типа культур: "умозрительная" (Ideational), "чувственная" (Sensate) и "идеалистическая" (Idealistic). "Умозрительную" культуру характеризует доминирование элементов рационального мышления, ценности, одушевляющие ее - абсолютные, трансцендентные, императивные. В "чувственной" культуре господствующим оказывается материалистическое мировоззрение, в познании преобладают чувственные формы, а свойство целостности придает ей утилитарные, чувственные, гедонистические ценности. "Идеалистический" тип - органический синтез двух полярных типов, появляющийся в истории тогда, когда в мировоззрении людей переплетаются материалистические и религиозно-идеалистические взгляды, преобладает интуитивный вид познания. Каждая система "истин" воплощается в праве, искусстве, философии, науке, религии, и структуре общественных отношений, рациональное преобразование и смена которых происходит в результате войн, революций, кризисов.

В общих чертах концепция «культурной динамики» Сорокина сводится к следующему:

а) Общей исторической тенденцией является не поступательное, прогрессивное развитие человечества, а циклическое культурное изменение, последовательная смена трех типов культур.

б) Каждая из этих культур имеет внешний (материальный) и внутренний (духовный) аспекты. Внутренний аспект наиболее важен, так как именно он определяет специфику культуры.

Материальный аспект культуры ‑ пассивный носитель ее духовной сущности.

в) Современная культура исторически агонизирует.

Сорокин выделяет три этапа связи культурных объектов (систем):

1) «Механическое сосуществование культурных явлений». Например, определенное культурное пространство, части которого только соседствуют друг с другом [54,55].

2) «Причинно-функциональная интеграция». Культурные элементы причинно зависят друг от друга и от общего целого. Например, зависимость между экономической депрессией и рождаемостью и т.п.

3) «Логико-значимая интеграция» культурных явлений, которая означает специфическое объединение культурных элементов общим значением (идеей), замыслом.

Исторический процесс, по Сорокину, есть циклическая флуктуация типов культур, а в основе механизма флуктуации лежит принцип способа познания, поскольку культура, построенная на одном из них (либо чувственном, либо рациональном, либо интуитивном), таит в себе причину своего разложения, кризиса. Человеческие возможности постижения мира ограничены этими тремя способами познания, поэтому и не может возникнуть каких-либо принципиально новых форм культуры, вот почему история "обречена" на постоянное повторение в основных своих чертах, но в деталях она всегда нова и неповторима [54, vol. 1, ch.1-3]. В отличие от других представителей циклической теории: Данилевского, Шпенглера, Тойнби, которые рассматривают прогресс в качестве характеристики одной из фаз «цикла» (фаза «цветения» цивилизации), Сорокин не признает исторического прогресса даже в такой ограниченной форме.

Он утверждает, что всякая «старая» культура в общем равноценна «новой» и говорить о восходящем развитии истории не приходится. Флуктуация культур в истории напоминает, пишет он, смену различных состояний воды: твердое — жидкое — парообразное [54, vol. 4, p. 770].

Современную ему культуру Сорокин считал культурой "чувственного" типа, находящейся в кризисном состоянии по причине роста эмпиризма и материализма. В качестве путей выхода из кризиса Сорокин предлагал нравственно-религиозное возрождение человечества, признание принципа "альтруистической любви" главной и абсолютной ценностью. Сорокин стремился соединить свою теорию с практикой, предложив целую программу преобразования общества и культуры [56].

Исключительная заслуга Сорокина в разработке структуры социологии. Он выделил три основных раздела в теоретической социологии: социальная аналитика (социальная антропология и морфология); социальная механика, т.е. изучение социальных процессов; социальная генетика, т.е. теория эволюции общественной жизни.

Работы Сорокина (а всего им написано сорок томов) были переведены на многие языки мира, критически прочитаны и прокомментированы. К концу жизни он был признан "живым классиком социологии", а в разных странах были организованы центры по изучению его вклада, появились престижные премии лучших социологических публикаций имени Сорокина. Взрыв его творчества в США в 1925-1928 гг., так изумивший многих специалистов, был, в первую очередь, связан с тем богатством, которое добыто им в условиях бытовой неуверенности, отсутствия академических свобод, неуверенности в безопасности послереволюционных лет.

В обширной международной литературе "на темы Сорокина", как правило, рассматривается только его зарубежная деятельность. Между тем, его научное творчество едино, целостно, несмотря на сложные идейные метаморфозы. Более того, хотя русский период был почти в три раза короче американского, именно он являлся основанием этой целостности, определив многие темы, версии направления научной работы поздних лет. Поэтому даже в западных университетах Сорокин оставался достойнейшим воспитанником и представителем российской науки. Так что сильнейший эффект русского задела обнаруживается достаточно убедительно на протяжении всего творческого пути великого русского социолога.

На симпозиуме, посвященном 110-летию со дня рождения Питирима Александровича Эдвард Тирнкьян, профессор Дьюкского университета (США) сказал: "Чтение трудов Сорокина сегодня является как бы стимулом для нашего восприятия, потому что так много его работ предвосхищают главные или важные аспекты нашего нынешнего состояния. Это касается как России, так и Соединенных Штатов... Это говорит о силе его социологического воображения. Но, конечно, главный вызов и проблема для американских и российских социологов, это извлечь из его работ исследовательскую программу интегральной социологии". Профессор Университета Северная Каролина (США) Гарольд Браун считает, "что практически на сто процентов оправдались прогнозы Питирима Сорокина в отношении того, в каком направлении пойдет наше общество" [57]. Социодинамика - наука русского происхождения - мнение крупнейших зарубежных социологов. Время - самый объективный арбитр, проверяющий величие и значимость идей и открытий. Мысли, не теряющие с годами своей актуальности, становятся достоянием всего человечества, а их автор - принадлежностью мировой науки и культуры.

К поистине мировым ценностям относится наследие выдающегося русского социолога Питирима Александровича Сорокина. К Питириму Сорокину в полной мере можно отнести слова его учителя, снискавшего титул Рыцаря Истины, - М. М. Ковалевского: "Он был одним из тех умственных и нравственных вождей человечества, которые по праву могут считаться его великими типами, так как являются самыми крупными выразителями прогрессивных течений общественности, ибо кто жил для лучших людей своего времени, жил для всех времен". Научное сообщество России не только чтит Питирима Сорокина, но и развивает его духовное наследие, поскольку он создал как минимум четыре совершенно уникальных и эпохальных научных парадигмы:

1) работы по социологии экстремальных ситуаций;

2) интегративный подход, приведший к появлению теории социальной стратификации, к теории мобильности;

3) социальная и культурная динамика;

4) теория социальной любви и творческого альтруизма.

Как теоретик и методолог он объединил ипостаси, которые очень редко встречаются в личности одного ученого [57].

Особенность и главная ценность великих мыслителей состоит в том, что силой творческого прозрения им удается подняться над пестрой суетой повседневности и разглядеть глубинные течения, которым предстоит преобразовать общество в предстоящие столетия. Зачастую, лишь со временем - иногда через столетия - великие идеи становятся основой мировоззрения и практических действий миллионных масс и их лидеров. Сказанное в полной мере относится к учению одного из величайших социологов XX века Питирима Сорокина (1889-1968 гг.). Только сейчас постепенно начинает проясняться истинный смысл и прогностическая сила его прозрений [58]. Каковы же они?

1. От чувственного к интегральному социокультурному типу. Сегодня очевидна обреченность индустриального общества. Сформировалась концепция постиндустриального общества, главной чертой которого является ренессанс гуманизма, освобождение от оков индустриальной машины и приоритет человека, его духовного мира - науки, культуры, образования, этики, идеологии. Великое прозрение Питирима Сорокина об утверждении интегрального социокультурного строя наполняется конкретным содержанием и получает все большее признание.

2. От капитализма и социализма - к интегральному обществу.

3. Тенденция взаимной конвергенции США и России.

4. Сдвиг творческого лидерства с Запада на Восток.

5. Истина, добро и красота вновь объединяются в высшую триаду ценностей. Преобразующая сила альтруистической любви. Сегодня уже формируются пока еще слабые ростки нового движения в сторону толерантности, воспитания доброты.

Прошедшие десятилетия, крупные перемены на рубеже нового тысячелетия подтвердили истинность и глубину гениальных прозрений Питирима Сорокина.

Все более широкое признание встречает его исходное положение о том, что корень основных перемен в обществе следует искать в человеке, в изменении его духовной сферы (науки, культуры, образования, этики, религии, идеологии), в социальных отношениях и что грядущая эпоха - постиндустриальное общество - отдаст приоритет духовным ценностям.

Время для того, чтобы стали признанными прозрения Питирима Сорокина, еще не наступило. Они очевидны для немногих тех, кто смог познакомиться с оставленным им наследием и понять его [58].

Ибо сейчас можно утверждать, что Сорокин П. А. одна из самых дальновидных и критических личностей в анналах нашей науки. За шесть десятилетий он опубликовал 37 книг (переведенных более чем на 42 языка) и свыше 400 статей.

Основной вклад Питирима Сорокина в развитие социологической науки заключается в том, что он вывел ее из дебрей эмпиризма и поставил на теоретическую основу. Сорокин прорвал границы между дисциплинами, взял человеческую деятельность как единое целое и исследовал ее со всех возможных точек зрения.

Кризис модерна сегодня все еще осязаем, и многие утверждают, что он обостряется. Страны рушатся, революции - повсеместно, насилие - повсюду. В такие времена Интегрализм бросает вызов социологии – обнаружить заново свое ядро. Как корпус социологической мысли он содержит исторически обоснованную теорию социальных перемен, интегративную теорию познания, из которой легко возникает методологическая база и ориентация на решение проблем. В этом плане он - классическая социологическая теория, методологически строгая, соединяющая интуитивную, рациональную и эмпирическую теории познания и сосредоточенная на решении проблем общества. Интегральный фундамент дает многообещающее теоретическое и практическое руководство для восстановления социологии и облегчения социальных проблем общества.

Сегодня в западной литературе активно обсуждается интегральная перспектива наук об обществе [60].

И есть все основания предполагать, что в XXI веке нас ожидает сорокинский ренессанс, так как в его творчестве гармоничным образом соединились высочайший профессионализм и истинный гуманизм, мудрая объясняющая теория и действенный технологизм, безупречные нравственные стандарты и покоряющая мощь интеллекта.