Мужчина и женщина в политике

Женщины чаще всего выдвигают законодательные инициативы, которые близки интересам женщин и которые на практике часто предаются забвению в «мужском» парламенте. Женщина-политик осознанно отождествляет себя с интересами, которые и традиционно, и по жизни принято считать специфическими «женскими интересами» или, по крайней мере, более близкими, понятными и насущными для женщин. Например, проблемы продвижения женщин на уровень принятия решений, защита прав женщин, вопросы образования, медицинского обслуживания, планирования семьи, детских учреждений, абортов и т.д.

И здесь можно наблюдать такой парадокс: если женщина-политик (женщина - законодатель) заявляет, что в политике она - не женщина, то это означает, что она не отождествляет себя (осознанно, а скорее не понимая всего этого) с интересами, объединяющими все женское население, что она, как бы, отрекается от своей самости, полностью принимая стиль, созданный по мужским правилам, в рамках которого заставляют действовать и жить женщину.

Женщина мечтает о гармонии между личной и общественной жизнью, между профессиональной карьерой и домашним очагом. Это означает, что она не хочет и не должна играть по мужским правилам, а законно считает, что эти правила должны быть созданы ею самой. Правила же для совместного поля игры должны быть созданы партнерами - мужчиной и женщиной.

Женщина-лидер - это сочетание слагаемых, слившихся воедино в нужный и благоприятный момент для раскрытия личности. Эти слагаемые создают такой «коктейль» личности, в котором необходим именно женский склад ума, т.е. мудрость, позволяющая нестандартно мыслить и побуждающая к творчеству, образованность - основа профессионализма, приверженность идее больше, чем концентрация на эгоизме, общественный темперамент, требующий быть нравственной и помогающий быть смелой, и крепкое здоровье, данное природой. Если женщина понимает и принимает как нравственный долг служение общественному идеалу, и если таковая женщина обладает соответствующими знаниями и политическим чутьем и опытом, то ей надо работать в эшелонах власти, стремясь не только приспособиться в них самой, но и их приспособить к себе. В одиночку этого не сделаешь. Если она не приводит за собой других женщин - значит в этой работе, по большому счету, объективно, она предает и свою самость как женщина-личность, и не помогает другим женщинам.

Мужской и женский словарь в политике, как установлено, сильно отличаются друг от друга. Мужчины чаще всего говорят о процентных ставках, акцизах, о НАТО, о технологиях... А женщины в своих выступлениях больше употребляют такие слова, как забота, уход, детский сад, дом. Словом, мужские вопросы – «тяжелые», женские – «мягкие». А для принятия хороших решений необходим баланс.

Мужчины в мире политики строят свои отношения в рамках: нападение - оборона. Когда в этот мир приходят женщины, отношения строятся по-другому, появляется больше шансов на диалог и сотрудничество.

Мужчины и женщины в политике говорят на очень разных языках. У мужчин это официальный язык, в нем преобладает логика и аргументация, много технических и экономических терминов, но недостает слов, выражающих чувства. Язык политики и язык бюрократии являются видами языка власти - слова проходят сквозь нас, не достигая нашего сознания.

Женщины считают: мы не должны пользоваться типично мужскими речевыми оборотами и традиционной политической культурой. Мы должны создавать свой язык, отражающий нашу жизнь и наш опыт, наши желания и цели. В политике необходимо женское мышление, женское начало.

Традиционный лидер в политике отличается авторитаризмом. Но это не модель для женщины. Ей лучше использовать свои природные качества - коммуникативность, умение слушать и распознавать важность чувств, способность на компромисс, ориентированность на результат.

Способность женщин рассматривать поступки в широком контексте, связывая один с другим, есть ни что иное, как  проявление мудрости, суть которой в вычленении не только одной логической цепочки вещей и явлений, а способность увидеть взаимодействие по закону причинно-следственной связи многих логических цепочек. Именно этим и отличается женщина как особь человеческого рода. Таким талантом, конечно, обладают и некоторые мужчины. Тем не менее, как замечательно подметила Кэрол Гиллиган, профессор психологии (Гарвардский университет, США): «Женщины обладают большей нравственной силой, у них более высокие этические нормы и особая способность устанавливать  и поддерживать хорошие отношения с людьми, т.е. все качества настоящего политического деятеля».

Мировой опыт парламентаризма показал, что если в законодательном органе меньше 10% мест принадлежит женщинам, то это затрудняет принятие законов в защиту детей. Проведенные различными международными центрами и институтами исследования свидетельствуют: участие женщин в управлении на всех уровнях – фактор стабилизирующий. Там, где женщины составляют 30-40% в структурах власти, общество развивается более стабильно, оно социально ориентировано.

Таким образом, женщины нужны во власти, поскольку они объективно выступают как катализаторы перемен. Иными словами, женщины должны идти во властные структуры, поскольку их приход туда - объективно необходимое условие для улучшения статуса женского населения в обществе в целом, а, значит, каждой отдельно взятой женщины.

Кроме того, государственная политика в отношении женщин необходима как самостоятельное направление, поскольку существует группа специфических проблем, связанных с положением женщин в обществе на каждом историческом этапе. Женщины должны заявить о новых перспективах, которые не всегда совпадают с интересами мужчин. Женщины-политики подчеркивают приоритетность таких проблем, как  уважение, соблюдение прав и достоинства личности, борьбу со всеми видами насилия против личности, социальное обеспечение, развитие сети дошкольных и школьных учреждений, образование, здравоохранение, занятость и продвижение женщин по службе. Они стимулируют женщин к участию в политической деятельности и занятию политических постов.

Стоит заметить, что мужчины не прочь привлечь слабый пол в свои партии, организации и движения, но отводят им при этом роль «массовки». А когда заходит речь о выдвижении на руководящие посты, сразу вспоминают, что она, прежде всего, хозяйка дома, мать, жена.

Только в 1996 году Правительство РФ утвердило своим постановлением «Концепцию улучшения положения женщин в РФ». Одной из стратегических задач, согласно этой Концепции, являлось оказание содействия участию женщин в процессе принятия решений на всех уровнях. Однако далее в тексте этого документа было заявлено следующее: равные права и равные возможности, а точнее «их реализация связывается преимущественно с мерами пропагандистско-воспитательного характера». В какой мере пропаганда и воспитание могут повлиять на положение дел? Ответ: в самой незначительной.

Аналогичный чисто декларативный характер носит весь текст этого законодательного акта. Но несмотря на отсутствие «энергетической ценности», некоторые пассажи несомненно заслуживают внимания. Например, пункт 2 гласит: «право на равное участие лиц обоего пола в принятии решений на всех уровнях законодательной, исполнительной и судебной власти и местного самоуправления». В пункте 2.1 содержится предложение Совету Федерации и Правительству РФ принять «законодательные акты и целевые программы, направленные на обеспечение равного представительства лиц обоего пола в органах государственной власти». Кроме того, там содержится еще одна рекомендация, адресованная законодателю на случай принятия Закона о политических партиях: «в партийных избирательных списках представительство лиц одного пола на должно превышать 70% от общего числа кандидатов».

Также в 1996 году был издан Указ президента РФ «О повышении роли женщин в системе федеральных органов власти и органов государственной власти субъектов РФ» (указ № 1005 от 30.06.96). Этот документ интересен в том плане, что постановляет «рассмотреть вопрос о возможности введения минимальной квоты для замещения женщинами государственных должностей федеральной государственной службы». Все это было призвано обеспечить женщинам равные с мужчинами стартовые возможности.

Та же цель преследовалась изначально при создании института квотирования на представительство, а именно - обеспечение прав малочисленных (или коренных) национальностей. На первый взгляд, дело благородное, но с другой стороны, оно способно спровоцировать ситуацию, при которой приоритет на занятие квотируемой должности будет закреплен за представителями именно заявленной национальности, даже несмотря на отсутствие претендентов. Если перенести эту перспективу в плоскость обсуждаемого вопроса, то получится, что продолжительно пустующее место, закрепленное за женщиной, никогда не удастся занять мужчине, который готов приступить к работе немедленно.

В принципе, исходную установку (мотивацию) этой идеи понять можно: в обществе, в котором не обеспечивается адекватная реализация и защита прав и свобод всех граждан без исключения, о принципе законности и верховенства права даже не стоит заикаться. Основным препятствием к полноценному участию женщин в делах общества и государства является насилие (дискриминация).

Цель, которую преследуют вдохновители этого проекта, также достаточно легко определить - претворение в жизнь политики равных прав и возможностей женщин и мужчин. Никто не спорит, что к проблеме равноправия полов привлекать внимание общественности нужно постоянно. В качестве примера можно сослаться на опыт развитых стран, особенно скандинавских. Для справки: в парламенте Швеции женщины составляют 40%, в Норвегии - 9,4%, в Финляндии - 33,5%, в Дании - 33%. Но у России, как все уже давно поняли, во всем свой путь. Феминизм у нас также носит свой оригинальный характер, суть которого в том, что он (феминизм) как явление неприемлем с позиций своеобразия национальной культуры. Российские женщины в деле борьбы за свои права ведут себя крайне непоследовательно, то есть, они, конечно, хотят добиться уважения и признания, но как только речь заходит о конкретных шагах, былой пыл улетучивается. Они предпочитают оставаться незаметными в общественной сфере: либо в силу загруженности, либо в силу отсутствия интереса к политике, либо из-за боязни стать публичной фигурой. Женщины-лидеры не могут убедить женщин-избирателей в правоте своих доводов. В итоге дела с женщинами-депутатами обстоят не так хорошо. Доказательством служит состав депутатов Государственной Думы третьего созыва:

в списке КПРФ женщины составляют 10%, «Медведь» - 10%, «Яблоко» - 10%, ОВР - 12%,СПС - 17%.

«Женщины России» и «Российская партия защиты женщин» не смогли набрать необходимого минимума голосов. Они получили 2,04% и 0,80% соответственно. Получается, что женщинам не нужны защитники в лице самих же женщин, они больше доверяют мужчинам.

На сегодняшний день в составе 447 депутатов Государственной Думы четвертого созыва только 45 депутатов составляют женщины (на 10 больше, чем в Думе третьего созыва).

15 апреля 2005 г. Депутаты Госдумы при обсуждении во втором чтении законопроекта о пропорциональной системе выборов отклонили поправку, ограничивающую представительство в списках кандидатов от партий лиц одного пола 70 процентами. Это предложение главы думского комитета по делам женщин, семьи и молодежи поддержали всего 117 депутатов (при необходимом минимуме в 226 голосов).

Следует заметить, что по представительству женщин в органах государственной власти Россия занимает 80-е место в мире. Между тем, женщины составляют 53% населения страны.

Глава ЦИК Александр Вешняков в интервью журналистам выразил сожаление по поводу решения парламентариев. «В нынешней Думе только 10% представительниц слабого пола, а женщин-госслужащих у нас — около 50%, — отметил он. — Если бы я был депутатом, голосовал бы «за».

Вице-спикер Госдумы Любовь Слиска также негативно отозвалась о позиции депутатов. «Наверное, наши мужчины боятся, что постепенно будут утрачивать властные полномочия, — сказала она. — Очень жаль, что Россия никак не хочет становиться светским государством».