Направления модернизации Северо-Кавказского региона

Создание Северо-Кавказского федеральною округа окажет непосредственное воздействие на развитие региональных экономических структур. И от того, насколько эффективным окажется это воздействие, зависит дальнейшая судьба Северного Кавказа. Поэтому особую важность обретают первоочередные меры:

1)выхода на среднероссийский уровень по основным показателям в течение текущего года,

2) необходимость реализации пяти основных приоритетов социально-экономического развития Северного Кавказа.

По определению Правительства РФ, этими приоритетами являются:

необходимость ускоренной разработки комплексной стратегии развития Северо-Кавказского федерального округа, интегрирующей планы развития всех входящих в него регионов;

создание особых экономических зон на территории федерального округа, которые позволят улучшить инвестиционный климат;

формирование специальных инвестиционных программ по развитию инфраструктуры Северо-Кавказского федерального округа и его субъектов на уровне федеральных ведомств и естественных монополий;

разработка и реализация планов благоустройства городов и других населенных пунктов в целях улучшения качества жизни населения;

наведение порядка в государственном аппарате, начиная прежде всего с территориальных органов федеральных ведомств. Все поставленные цели содержательны и не могут вызывать с позиций своего содержания практически никаких возражений.

Это особенно важно в контексте разработки комплексной стратегии, развития Северо-Кавказского федерального округа, поскольку определение системной совокупности разных по своему содержанию кратко-, средне- и долгосрочных организационно-экономических инструментов становится на современном этапе главным управленческим решением на уровне региональной экономики.

Прежде всего, следует определить параметры требуемой модернизации для выхода на среднероссийский уровень эффективности региональной экономики. Социально-экономическое развитие, которое ставится во главу угла, наиболее наглядно определяется по таким показателям, как производство валового внутреннего продукта (ВВП) в расчете на душу населения, стоимости основных фондов в расчете на душу населения и размеры среднемесячной заработной платы.

В период достаточно активного экономического развития России между двумя последними кризисами, т.е. в 1998-2007гг., эти показатели росли достаточно хорошими темпами. Например, за последние пять предкризисных лет темпы прироста ВВП в постоянных ценах стабильно превышали отметку в 6 %. Достаточно хорошо это выглядело на фоне замедления темпов роста мировой экономики.

В то же время непосредственно для регионов Северного Кавказа сформировалась негативная относительная динамика, т. е. происходило нарастание степени отставания от среднероссийского уровня. Так, по всем субъектам Федерации, за исключением Дагестана и Республики Северная Осетия - Алания, производство ВРП надушу населения существенно «просело» (табл. I).

Даже Ставропольский край, будучи более приближенным к среднероссийским показателям в конце прошлого столетия, за рассматриваемый период потерял в этом отношении более 28 процентных пунктов. Поэтому в предстоящих мероприятиях в регионах Северо-Кавказского федерального округа предстоит обеспечить более чем двукратное опережение среднероссийских темпов роста ВРП на душу населения, поскольку только при таких соотношениях темпов роста может сформироваться тенденция сокращения рассматриваемого разрыва. Естественно, что это никак не может быть выполнено в краткосрочном периоде.

Острота проблемы становится еще более ясной, если рассмотреть положение дел по обеспеченности населения данных регионов основными производственными фондами. Уровень этой обеспеченности также сократился относительно общероссийского.

Таким образом, если исходить изданных, представленных в табл. 21 и 22, то главным приоритетом комплексной стратегии развития Северо-Кавказского федерального округа должна стать программа развития производительных сил региона с многосторонним участием федеральных и региональных государственных структур, а также всех форм и видов частного предпринимательства. Финансовые параметры такой программы следует определить по критериям необходимого выравнивания региона по среднероссийским характеристикам. Не вникая в рамках данной статьи в детали такой программы, следует отметить, что реализация первоочередной части ее целей возможна только в среднесрочной перспективе, а всех - в долгосрочной.

Подобные сроки следует предусматривать и для реализации таких инструментов регионального развития, как создание особых экономических зон (ОЭЗ) и реализация специальных инвестиционных программ по развитию инфраструктуры.

Таблица 21 - Валовой региональный продукт на душу населения по субъектам Северо-Кавказского федерального округа в 1998 и 2007 гг.

Регион 1998 г. 2007 г.
Руб. В процентах от ВВП на душу населения РФ Руб. В процентах от ВВП на душу населения РФ
Российская Федерация (ВВП надушу населения) 15 371,1 100,0 198 816,5 100,0
Республика Дагестан 3 589,4 23,4 62 366,9 31,4
Республика Ингушетия 3 428,9 22,3 29 903,7 15,0
Кабардино-Балкарская Республика 6611,7 43,0 56 528,8 28,3
Карачаево-Черкесская Республика 6 391,3 41,6 65 969,6 33,2
Республика Северная Осетия - Алания 5 727,5 37,3 76 455,4 38,5
Чеченская Республика - 39 102,7 19,7
Ставропольский край 10 363,8 67,4 81 800,7 41,1

Таблица 22 - Размеры основных фондов на душу населения в 1998 и 2007 гг.

Регион 1998 г. 2007 г.
Руб. В процентах от ВВП на душу населения РФ Руб. В процентах от ВВП на душу населения РФ
Российская Федерация (ВВП надушу населения) 15 371,1 100,0 198 816,5 100,0
Республика Дагестан 3 589,4 23,4 62 366,9 31,4
Республика Ингушетия 3 428,9 22,3 29 903,7 15,0
Кабардино-Балкарская Республика 6611,7 43,0 56 528,8 28,3
Карачаево-Черкесская Республика 6 391,3 41,6 65 969,6 33,2
Республика Северная Осетия - Алания 5 727,5 37,3 76 455,4 38,5
Чеченская Республика - 39 102,7 19,7
Ставропольский край 10 363,8 67,4 81 800,7 41,1

Останавливаясь на проблемах ОЭЗ, надо отметить, что десятки стран мира за последние 50 лет использовали механизм особых зон. Однако в большинстве случаев он был неудачным, так как в итоге снижался уровень развития местного хозяйства, падала экономическая активность местных производителей, появлялись криминальные структуры и значительный теневой сектор, росли потери бюджета от таможенных льгот, возникала нерациональная приграничная торговля, усиливалась зависимость местной экономики от механизма ОЭЗ и т.п. Но, с другой стороны, особые зоны, пусть и в редких случаях, действительно становились фактором роста региона, т.е. это механизм сложный и рискованный.

Оценка достоинств и недостатков ОЭЗ имеет различные основания и зависит от того, с позиций интересов каких субъектов она производится, а также меняется с течением времени. В функционировании региональной экономики необходимо прежде всего оценить качество обеспечения жизнедеятельности региона и конечный эффект для страны в целом, включая разрастание теневого сектора и нелегальное продвижение импортных товаров на российский рынок. В этой связи нельзя не отметить таких возможностей роста эффективности механизма ОЭЗ, как повышение уровня прозрачности в системе учета и контроля, отработка процедур взаимодействия таможенных служб и регионального правительства.

В России меры стимулирования экономической активности посредством этих инструментов начали использоваться с конца 1980-х гг. Одним из примеров этого служил успешный опыт Китая, где эффективно создавались новые точки экономического роста. Ксожалению, результаты подобных нововведений в нашей стране оказались негативными. Подавляющее количество свободных зон оказались «свободными» от действия законов, превратились в зоны коррупции и криминала, где преобладали незаконная предпринимательская деятельность и массовое уклонение от налогов. Функционирование ОЭЗ практически не сказывалось на общем социально-экономическом развитии регионов. Более того, многие регионы с ОЭЗ ухудшили свои социально-экономические показатели.

Не стал исключением и пример ОЭЗ в Ингушетии. По инициативе Совета Министров Ингушетии было принято постановление Правительства РФ от 19.06.1994 № 740 (с изменениями от 16.01.1996) «О зоне экономического благоприятствования на территории Ингушской Республики».

За счет существования значительных налоговых льгот в республике тогда заметно оживилась предпринимательская деятельность, повысился уровень деловой активности, в несколько раз увеличилось число малых предприятий. Однако уже в следующем 1995 г. возникли разногласия между зоной и субъектами Федерации, связанные с тем, что из-за ухода предприятий-налогоплательщиков из краев и областей в офшорную зону субъекты Федерации стали терять в доходах бюджетов миллиарды рублей. Это вынудило Государственную Думу принять постановление о необходимости приостанавливать все банковские операции предприятий оффшорной зоны до выплаты ими налогов в местный бюджет. Но и это не смогло остановить нарастания противоречий, что привело в конечном итоге к тому, что постановлением Правительства РФ от 03.07.1997 №821 продление срока функционирования зоны экономического благоприятствования «Ингушетия» было признано нецелесообразным, а Министерство финансов РФ и Государственная налоговая служба РФ вышли с предложением больше таких зон не создавать.

В целом по России к началу нынешнего столетия режим особых экономических зон рассматривался преимущественно в негативном свете. В то же время определенная часть специалистов и ученых видели в них эффективные институты при использовании на определенных принципах.

Ситуация изменилась с 2005 г., когда был принят Федеральный закон РФ от 22.07.2005 № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации», которые рассматривались в качестве одного из направлений развития предпринимательства и формирования эффективных взаимоотношений между государством и бизнесом.

Как отмечают специалисты, использование инструмента особых экономических зон в настоящее время сопровождается невысокой отдачей и медленным развитием. Но, с другой стороны, действует ряд принципов, значительно снижающих привлекательность ОЭЗ для различных злоупотреблений. Среди этих новых принципов следующие:

- отказ от индивидуального подхода при формировании ОЭЗ;

- определение регионов для ОЭЗ на конкурсной основе в процессе открытого тендера;

- обязательное участие субъекта Федерации и муниципалитета в финансировании обустройства особой экономической зоны;

- небольшие налоговые льготы, которые не должны играть ключевой роли для развития зоны;

- распространение льгот только на юридических лиц;

- жесткие ограничения по площади и др.

В целом механизм ОЭЗ предполагает преференции потрем системообразующим для предпринимательства направлениям:

- государственное финансирование создания инфраструктуры;

- формирование дружественной среды администрирования в зоне посредством внедрения технологии «одного окна»;

- налоговые и таможенные льготы.

Именно сочетание этих факторов делает режим ОЭЗ привлекательным для инвесторов. В регионах Северного Кавказа со всеми известными отягчающими развитие особенностями использование рассматриваемого инструмента потребует дополнительных гарантий. Поэтому в ближайшее время главный приоритет придется отдать реализации специальных инвестиционных программ. При этом посредством инвестиционных программ необходимо добиться преодоления тенденции к сокращению капитальных вложений в регионе. Эти процессы формировались на протяжении последних десятилетий (табл. 23).

Ситуация усугубляется тем, что сокращение капитальных вложений дает отрицательный эффект системного воспроизводственного характера, поскольку недоинвестирование реального сектора задерживает развитие хозяйствующих субъектов обычно минимум на 3-5 лет. Кроме того, из-за отсутствия средств предприятия и организации перестают должным образом содержать основные фонды, что последовательно ведет к утратам элементов материальной базы.

На фоне глобального экономического кризиса отмеченные тенденции становятся дополнительным фактором затяжного регионального кризиса.

Однако при непосредственном участии федеральных структур ситуация с инвестиционной обеспеченностью может достаточно эффективно выравниваться. Это просматривается поданным кризисного 2009 г., в соответствии с которыми индекс физического объема инвестиций в основной капитал в январе-августе 2009 г. в сопоставимых ценах, в процентах к соответствующему периоду 2008 г. составил: Российская Федерация - 88; Республика Дагестан - 103,4; Республика Ингушетия - 131,8;Кабардино-Балкарская Республика - 58,4;Карачаево-Черкесская Республика - 78,9;Республика Северная Осетия - Алания - 86,4;Чеченская Республика - 191,3;Ставропольский край - 102,4.

Как видно из приведенных данных, при федеральной поддержке Дагестана, Ингушетии и Чечни удалось добиться поддержания уровня инвестиций даже в кризисный период. Но, с другой стороны, усилилась дифференциация внутри региона. В этих условиях региональные органы власти должны сделать все от них зависящее, чтобы поддержать социально-экономическое развитие, которое и так уже находится на критическом уровне.

В этом контексте в краткосрочном периоде необходимо обеспечить эффективное функциональное взаимодействие крупного, среднего и малого бизнеса в рамках территориальных экономических структур, в том числе посредством опережающего развития инфраструктурных компонентов.

Таблица 23 - Инвестиции в основной капитал на душу населения в фактически действовавших ценах, руб. (1990, 1995гг. -тыс. руб.)

Регион Год Место в РФ в 2008 г.
1990 1995 2000 2005 2008
Российская Федерация 1,7 1 799 7 949 25 232 61 743 -
Республика Дагестан 0.7 832 1 412 10 248 31 956 63
Республика Ингушетия (1990г. - включая Чеченскую Республику) 0,8 1 401 2 425 7 085 10 775 83
Кабардино-Балкарская Республика 1,0 652 2 722 6510 15 599 82
Карачаево-Черкесская Республика 1,3 737 1 447 14415 25 621 72
Республика Северная Осетия - Анания 0,8 601 2 369 8 471 23 284 76
Чеченская Республика (1990г. - включая Республику Ингушетия) 0,8 4617 922 11 444 30 812 65
Ставропольский край 1,4 1 225 5 788 11 682 25 914 71

Более того, в данном взаимодействии главный приоритет необходимо предоставить малому предпринимательству, становление функционирования которого реально может произойти в краткосрочном периоде.

Потребуется активный переход от антикризисных мер к формированию всех необходимых условий для развития малого предпринимательства, которое в первую очередь позволит поддержать уровень социально-экономического развития и занятости трудоспособного населения. При этом развитие малого бизнеса должно предстать важнейшим фактором реализации долгосрочной стратегии развития территорий.

Наглядным примером необходимости такого разворота к малому предпринимательству может послужить Стратегия развития Кабардино-Балкарской Республики на период до 2020 года. Наиболее перспективными отраслями экономики республики определены туризм, пищевая промышленность, фармацевтическое и биотехнологическое производство, сельское хозяйство, конкурентоспособное производство строительных материалов, металлургия и нефтедобыча и успешно развивающаяся легкая промышленность. Кроме того, предусматривается трансформация производства наиболее перспективных отраслей экономики Кабардино-Балкарской Республики (рисунок 9).

Но при этом надо отметить, что пока в рассматриваемой стратегии никак не задействован потенциал малого предпринимательства, хотя практически все будущие секторы экономики Кабардино-Балкарской Республики (за исключением металлургии и нефтедобычи) наиболее эффективны при использовании различных форм малого предпринимательства.

Однако в 2009 г. в Кабардино-Балкарской Республике на предприятиях и организациях малого предпринимательства, поданным мониторинга социально-экономического положения субъектов Российской Федерации, в январе-сентябре 2009 г. было задействовано менее 25тыс. чел. из более чем, 400тыс. чел. экономически активного населения.

Поэтому главным краткосрочным приоритетом модернизации Северо-Кавказского федерального округа должны стать меры по системному обеспечению ускоренного развития малого предпринимательства.

Рынок труда является своеобразной «лакмусовой бумажкой», которая отражала особенности общественных отношений в сфере производства и услуг. Он всегда зависел от экономической, демографической и политической ситуации. Положение на рынке труда в большей степени определяло правильность проводимой в стране и регионах экономической политики. Вот почему анализ состояния рынка труда, как социально-экономической категории изучения факторов, влияющих на него, является весьма актуальным.

После имевшего место за последние годы экономического роста и улучшения жизни населения РФ мы вновь столкнулись с серьезным экономическим вызовом. Мировой экономический и финансовый кризис превратился в своеобразное испытание на прочность проводимой в стране экономической политики.

Ситуация на региональных, муниципальных рынках труда становится сложной. Многие предприятия уже перешли на сокращенную рабочую неделю, отправляют работников в длительные отпуска за свой счет и т.д. Это еще раз доказывает, что в отечественной экономике не все было так благополучно, как нам преподносили. Кажущаяся стабильность обеспечивалась в основном за счет финансирования экономики из притока сырьевой ренты.

производственная трансформация экономики Кабардино-Балкарской Республики в соответствии со стратегией развития до 2025 года

Рисунок 9 - Основные направления производственной трансформации экономики Кабардино-Балкарской Республики в соответствии со стратегией развития до 2025 года