Независимость Косово. Политические последствия

17 февраля 2008 года на Балканском полуострове появилось новое государство, отделившееся от территории Сербии. Несмотря на многочисленные протесты сербского населения, данный международный акт был признан легитимным наиболее влиятельными в том регионе мира странами. Ссылаясь на право наций на самоопределение, Косово провозгласило независимость, которую с каждым днем признает всё больше правительств. История противостояния сербов и албанцев на сравнительно небольшой территории имеет сложную историю: еще в конце 18 века оно оформилось в явные столкновения.

Появление политического образования на Юге Европы таким образом ставит перед мировым сообществом ряд сложным вопросов и закладывает основу для новых обострений обстановки в разных уголках земного шара. Проблемы, схожие с теми, с которыми столкнулась Сербия, имеются даже у некоторых стран Евросоюза – баскский сепаратизм в Испании, вопрос Сицилии в Италии, северная Ирландия в Великобритании, в других местах – Абхазия и Южная Осетия в Грузии, в неопределенный статус Тайваня в Китае, в меньшей степени полуостров Крым в Украине…

Европейские государства и США таким шагом создали основы весьма вероятного кризиса. Их позиция позволила косовским албанцам обрасти своё государство в очень тяжелых условиях. На данное событие многими политическими деятелями уже озвучены, порой, абсолютно полярные точки зрения. Очевидно, что за каждой стоят определенные интересы стран в зависимости от перспективы самим столкнуться с проблемой возможного отчуждения какой-либо части территории. В целом мнение общественности ЕС сочло это в порядке вещей, ведь косовары получили то, за что так много страдали, но в тоже время создали опасный прецедент. Учитывая то, что событие произошло не в каком-то отдаленном регионе мира, а в самой Европе с Сербией, со страной-членом ООН, под вопросом могут при определенных условия стать все государства Земли. На Балканском полуострове косовары смогли получить поддержку, потому что более девяноста процентов населения косовского края составляют албанцы.

Что, в таком случае, смогут возразить ЕС и США, например, сербам, проживающим в Боснии и Герцеговине, если те вдруг пожелают применения к себе ровно такого же права и выразят желание присоединиться к Сербии? Или почему, скажем, сербское большинство теперь уже не сербской Митровицы не должно поднять тему о своих правах на самоопределение или, как минимум широчайшую автономию? Не многим проще ситуация и с албанцами Македонии, составляющими там меньшинство. Между тем, Европа, взвалив на себя проблему обеспечения стабильности и управления Косово, не смогла добиться единства в своем стане: Великобритания, Франция, Германия и Италия уже признали независимость Косово, но Греция, Испания, Словения и Кипр делать этого не собираются по очевидным причинам. Они рационально опасаются, что полученная и принятая таким образом независимость какой-либо страны, активизирует сепаратистские настроения уже на их территории. Испания и Кипр, в данном контексте, должны испытывать наибольшую настороженность среди всех членов ЕС. В Испании еще свежи воспоминания о серии взрывов в Мадриде, организованных террористической группировкой ЭТА, которая выступает за независимость «страны басков» уже более ста лет. Кипр находится в не менее сложно ситуации, так как после военного вторжения турецкой армии в 1974 году остров оказался фактически разделен на две части, а в 1983 году на севере Кипра была провозглашена Турецкая Республика Северного Кипра, которая до сегодняшнего дня была признана только Турцией. Поэтому можно с высокой долей вероятности предположить, что эти страны не изменят своей позиции по данному вопросу, по крайней мере, в обозримом будущем.

Возвращаясь к Косово, отметим, что без согласия России Косово не может быть признано и ООН. Относительно международно-правовой системы Россия занимает сильную и четкую позицию, основанную на резолюции ООН под номером N1244. Официально считается, что США и ЕС выступили за независимость Косово, оттого что иначе, чем Россия, трактуют данную резолюцию ООН, которая была принята сразу после завершения войны 1999 года. В этой резолюции сказано, что Косово становится зоной, контролируемой и обеспечиваемой безопасностью силами и средствами ООН, а все участники урегулирования обязаны добиваться «политического разрешения кризиса в Косово». Однако отсутствует указание, каким конкретно должно быть это политическое разрешение, что дало возможность разного прочтения. По мнению России, если Сербия не согласна с отделением Косово и в случае, когда Совет Безопасности ООН не принял положительного решения, которое обязывало бы Сербию сделать это, следует считать признание независимости указанной территории нарушением международного юридического права. С одной стороны, исходя из того, что единой и всеобщей нормы признания независимости в мире нет, оба взгляда на архитектуру границ и тонкости их перекройки имеют право на существование. Но с другой стороны, наиболее важным здесь оказывается даже не то обстоятельство, что происходящее с Сербией и Косово противоречиво и нельзя найти справедливого решения, устроившего бы всех, а то, что всё это может иметь далеко идущие последствия в свете созданного прецедента.