Образ женщины в СМИ

Постоянно находясь под воздействием стереотипов, тиражируемых СМИ, общество в очередной раз воспроизводит эти стереотипы, закрепляя их на новом этапе и применительно к той или иной политической, общественной или политической ситуации. Ответственность средств массовой информации в формировании тех или иных взглядов огромна. Но и сами журналисты, те, что формируют общественное мнение, по большей части находятся в плену определенных воззрений.

Исследования, проведенные Ассоциацией, зафиксировали очевидное стереотипное представление о месте и роли женщин в обществе и СМИ. Большинство изданий видело в женщине либо героиню скандальной хроники, либо жертву реформ, либо секс-объект и «подругу бизнесмена». Женские социальные инициативы не находили вообще никакого отражения, а феминистки были представлены в очевидно негативном свете. Причиной является как недостаток информации о женских инициативах, так и неподготовленность самих журналистов. В течение последних лет Ассоциация журналисток и Союз Журналистов России проводили последовательную образовательную и просветительскую работу в области гендерного просвещения, в частности, национальные конкурсы, конференции и семинары по проблеме. В то же время опыт показал, что для преодоления гендерных стереотипов и сексизма в СМИ необходимо проведение широких медийных кампаний.

Сможет ли здравый смысл преодолеть стереотип мышления создателей богатых программ и рекламодателей? Нас вдохновляет пример таких стран, как Канада или, скажем, Норвегия, переживших подобные моменты в недавнем прошлом и создавших механизмы саморегулирования журналистского сообщества. Не думаю, что мы хуже или глупее.

Кандидат филологических наук Алла Денисова сформулировала рассматриваемую  проблему,  как «Язык вражды в российских СМИ: гендерное измерение». Действительно, чем, как не враждой, можно объяснить языковые средства выражения резко отрицательного отношения «оппонентов» - носителей иной системы национальных, религиозных, культурных и других ценностей. Ряд российских общественных организаций завершает проект, в рамках которых осуществлялся мониторинг языка вражды в российских СМИ. По результатам мониторинга предполагалось проведение общественных действий и работа с журналистами, включая разработку пособия по журналистской этике в национальной и религиозной тематике. При этом как язык вражды рассматривалась вся совокупность текстов, заголовков, фотографий и иных элементов СМИ, прямо или косвенно способствующих национальной или религиозной вражде или хотя бы неприязни.

Гендерный аспект вражды не вошел в рамки мониторинга, хотя, на наш взгляд, язык вражды к лицам противоположного пола настолько широко распространен  в средствах массовой информации, что его можно сравнить с постоянным радиационным фоном, который никому не заметен, за исключением тех случаев, когда межполовая неприязнь «зашкаливает» и грубо и зримо нарушает и без того нестрогие этические нормы. Российское общество гендерно не чувствительно, не случайно народная молва в современном фольклоре, не смущаясь сообщает и о таких «гендерных различиях»: «Все бабы – дуры, а все мужики – сволочи». 

Язык вражды может принимать формы творческой обработки известных поговорок. В одной из телепередач, посвященных скачкам и победе принадлежавшего ему жеребца, В. В. Жириновский ввел в употребление новый вариант поговорки: «Женщина – друг человека, сразу после собаки и лошади». Президент республики Ингушетия с телеэкрана «порадовал» народ изречением из этого же цикла: «У нас говорят, что если в доме две жены, то собака уже не нужна». И, наконец, вот эпиграф, который избрал известный журналист Александр Никонов, правда, при этом возложив ответственность за такое творчество на народ: «Есть женщины в русских селеньях – их сромненько «бабы» зовут. Слона на скаку остановят и хобот ему оторвут». Речь идет о его статье «Половой вопрос» (журнал «Огонек», №9,2002), которую можно использовать в качестве хрестоматийного пособия по изучению языка вражды.

Один из распространенных источников формирования языка вражды – искажение или подмена значения как общеупотребительных лексических единиц, так и терминов. В одном из выпусков телепередачи «Моя семья» Валерия Комиссарова рассказывалось о явных садистских наклонностях женщины, которые ведущий уверенно отрекомендовал аудитории как феминизм. Таким образом, садизм и феминизм употреблены как синонимы. Тема так называемой женской логики и даже попытки докопаться до ее истоков стали притчей во языцех. Можно, не мудрствуя лукаво, написать «подзолистая почва женских мозгов». А можно приплести элементы «научного» анализа. Тележурналистом Александром Гордоном предлагается своеобразная теория гипотезы функциональной асимметрии мозга, выдвинутая при обсуждении возможности создания шедевра женщинами. Ведущий передачи – министр культуры РФ Михаил Швыдкой (что не заставляет обманываться по поводу такой культуры).

Когда подобный тезис выдвигается государственным чиновником высокого ранга, это воспринимается как заявление, имеющее прямое отношение к государственной политике. В рамках такой политики высказывание депутатов о том, что не для женщин и детей пишется Конституция (в том смысле, что они ее все равно не поймут) – вполне объяснимо.

Анализируя многие другие материалы в СМИ, невозможно не прийти к мысли, что есть заметная избыточность в резкости отторжения феминистской тематики в СМИ. То есть, среди причин, лежащих в основе этого, есть то, что играет важную роль и не исчерпывается историческими факторами и патриархатными стереотипами. В соответствии с глубокими философскими традициями, женщина – это атрибут частной сферы, а мужчина – субъект сферы публичной. И это рассматривается как само собой разумеющееся. Социально активные женщины и, конечно же, феминистки получают иные наименования – нейтральное женщины, стилистически сниженное тетки, грубое бабы, депутатши, пренебрежительное девушки по отношению к женщинам среднего возраста.

Именно в результате сформированного СМИ отношения к женщине, благодаря языку вражды в отношении женщин, заполонившему телеэкраны и печатные СМИ, мы получили ситуацию, при которой не только постоянно нарушаются права женщин, но и сами эти нарушения обществом почти не фиксируются. Тем проблематичнее их устранение.

Почему сложилось так? В чем причина приобретающего тотальный характер насилия?  Создается впечатление, что моделирование соответствующей политической окружающей среды – непременное условие для того, чтобы можно было не только осуществить, но и полностью закрепить «черный передел» собственности. Общественное мнение обнаруживает достаточно лояльное отношение к избиению жен. Вопрос о насилии в отношении женщин самым прямым образом связан с проблемой гендерного неравенства в России. Отсутствие реальной государственной политики по достижению гендерного равенства в стране – одна из важнейших причин процветания насилия в семье.