Общество и процессы глобализации

В 1990-е гг. понятие глобализации стало существенным элементом международного политического процесса. Под ним понимается постепенное преобразование мирового пространства в единую зону, где свободно перемещаются капиталы, товары, услуги, новые идеи, развиваются современные институты и механизмы их взаимодействия. Можно рассматривать глобализацию как интеграцию на макроуровне, то есть как сближение стран во всех сферах: экономической, политической, социальной, культурной, технологической и др.

Глобализация имеет и положительные и отрицательные черты, влияющие на развитие мирового сообщества. К положительным можно отнести отказ от послушного подчинения экономики политическому началу, решительный выбор в пользу соревновательной (рыночной) модели экономики, признание капиталистической модели как «оптимального» социально-экономического строя. Всё это хотя бы теоретически сделало мир более однородным и позволило надеяться, что относительная однотипность общественного устройства будет способствовать устранению нищеты и бедности, сглаживанию экономического неравенства на мировом пространстве.

Распад СССР в какой-то мере подтвердил тезис об однонаправленности исторического процесса. Именно в начале 1990-х гг. на Западе появилось немало последователей идеи всемирной либерализации. Её авторы полагают, что глобализация – это одна из форм неолиберальной модели развития, прямо или косвенно влияющая на внутреннюю и внешнюю политику всех стран мирового сообщества.

По их мнению, такая модель развития может оказаться «конечным пунктом идеологической эволюции человечества», «конечной формой человеческого правления, и в качестве таковой представляет собой конец истории». Проповедники такого хода развития считают, что «идеал либеральной демократии невозможно усовершенствовать», и человечество будет развиваться по этому единственно возможному пути.

Представители этого направления в политологии и социологии считают, что современные технологии позволяют безгранично накапливать богатства и удовлетворять постоянно растущие человеческие потребности. А это должно привести к гомогенизации всех обществ вне зависимости от их исторического прошлого и культурного наследия. Все страны, осуществляющие экономическую модернизацию на основе либеральных ценностей, будут все более походить друг на друга, сближаться при помощи мирового рынка и распространения универсальной потребительской культуры.

Эта теория имеет определенное практическое подтверждение. Развитие компьютеризации, волоконной оптики, совершенствование системы коммуникации, в том числе спутниковой, позволяет человечеству двигаться в сторону открытого общества с либеральной экономикой.

Однако представление о мире как об однородном социально-экономическом пространстве, движимом единой мотивацией и регулируемом «общечеловеческими ценностями», является во многом упрощённым. Политики и ученые развивающихся стран испытывают серьезные сомнения в отношении западной модели развития. По их мнению, неолиберализм ведет к растущей поляризации бедности и богатства, к экологической деградации, к тому, что богатые страны приобретают все больший контроль над мировыми ресурсами.

Неравенство в развитии различных стран прослеживается во всех сферах, в первую очередь в экономической. Так, одним из первых результатов глобализации явилась интеграция рынков. Однако на долю богатых стран в конце XX века приходилось 82 % экспортной торговли, а на долю беднейших - 1 %.

Глобальное неравенство наглядно проявляется и в распределении прямых иностранных инвестиций: 58 % этих инвестиций было размещено в промышленно развитых странах, 37 % - в развивающихся и 5 % - в переходных экономиках Восточной Европы и СНГ.

США и Япония добиваются 90 % прироста ВВП за счет внедрения современных достижений НТР, и по его производству на душу населения им нет равных. В России же этот показатель составляет всего 15 % от уровня США, на 33 % ниже среднемирового и обеспечивает нашей стране лишь 114 место в мире.

Таким образом, глобализация в ее нынешней форме отвечает интересам богатых индустриальных стран, которые лидируют в продвижении новейших технологий на мировой рынок, и разделяет страны на те, что пользуются ее возможностями для своего развития, и те, которые лишены этого.

В социальной сфере глобализация предполагает создание общества, которое должно быть основано на уважении прав и фундаментальных свобод человека, на принципе социальной справедливости. Однако число живущих в нищете во всем мире составляло в конце XX века более 1 млрд человек, более 800 млн (30 % активного населения) являлись безработными, или были заняты частично. По данным Всемирного банка и ООН, за последние 15 лет доход на душу населения снизился в более чем 100 странах мира. До сих пор половина из 6 млрд населения земли живет менее чем на 2 доллара в день; 1,3 млрд – менее чем на 1 доллар в день, включая 150 млн граждан бывшего Советского Союза; 2 млрд человек лишены источников электроэнергии; почти 1,5 млрд не имеют возможности пользоваться безопасной чистой водой; каждый из 7 детей школьного возраста не ходит в школу. Более 1,2 млрд человек в развивающихся странах не располагают элементарными условиями, которые позволили бы им жить более 40 лет.

У развивающихся стран (Индия, Китай) и у стран с переходной экономикой (Россия) нет возможности достичь уровня материального благополучия богатых стран. Неолиберальная модель развития не позволяет удовлетворить даже базовые потребности огромных масс населения.

Растущий социально-экономический и культурный разрыв между верхними и нижними слоями мирового сообщества становится еще более очевидным, если сопоставить доходы отдельных богатейших людей планеты с доходами целых стран. Совокупное состояние 200 самых богатых людей Земли в 1998 г. превысило совокупный доход 41 % населения Земли. Только три супербогатых человека в мире владеют активами, превышающими годовой доход.