Основные тенденции развития современного образования

В настоящее время образование и система подготовки кадров становится главным средством обеспечения конкурентоспособности страны. Среди важных явлений и процессов мирового масштаба, которые происходят в конце XX начале XXI — смена механизмов экономического развития.

Это выражается в становлении так называемой новой, или информационной, экономики, то есть экономики, базирующейся на знаниях и информационных технологиях, а также в глобализации хозяйственных (и иных общественных) процессов. «Новая экономика» и глобализация, стирающая национальные границы конкуренции, объективно выдвигают в качестве ключевого ресурса экономического роста и повышения благосостояния в той или иной стране ее интеллектуально-образовательный потенциал.

Сегодня общепризнанно, что с конца XX в. Происходят кардинальные перемены в условиях развития человеческой цивилизации, среди которых можно выделить: - значительное повышение роли знаний в экономике; - выход на новый уровень технологий, способных менять биосоциальную природу человека (генная инженерия, клонирование и т.д.); - институциализацию глобального информационного пространства, обеспечивающую свободный доступ каждого индивидуума к накопленному объему информации, знаний; - глобализацию мировой экономики, открывающую возможности устойчивого социально-экономического роста в планетарном масштабе, но обостряющую противоречия национальных интересов.

Высказывая мнение о переходе к новой экономике - экономике, основанной на знаниях, ученые отмечают, что фактически речь идет о третьей экономической революции. Возросшую значимость знаний в современном мире подтверждает и появление новых терминов, таких, как информационное общество, экономика знаний. Основателем экономики знаний как дисциплины считается Фриц Махлуп, написавший в 1962 г. Книгу «Производство и распространение знаний в США». Махлуп понимал экономику знаний как один из секторов экономики. Другими словами, это экономика, где сектор знаний играет решающую роль, а производство знаний является источником роста экономики.

Теперь в промышленно-развитых странах Запада появились новые похожие термины - «инновационная экономика», «высокотехнологичная цивилизация», «информационное общество», «общество знаний» и ряд других. Границы этих понятий размыты, классификация и стандарты находятся в ходе формирования. Экономика, основанная на знаниях, постепенно приходит на смену индустриальной экономике, базирующейся на использовании природных ресурсов.

В некоторых странах этот курс признан в качестве одного из ведущих направлений социально-экономического развития. Подобную политику, в частности, проводит Китай, разработавший стратегию «Государственная система по освоению новшеств на фоне наступления эпохи экономики знаний». в нынешнем мире конкуренция в мощи государства, в конце концов это конкуренция в уровне знаний.

Усиление роли правительства в развитии этого сектора означает разработку краткосрочного и долгосрочного планов, гарантированное финансирование важных объектов фундаментальных исследований, формирование механизма капиталовложений в области с наибольшими рисками и поощрение притока капитала в механизм создания новшеств; оказание поддержки и предоставление льготных условий предприятиям, занимающимся высокими технологиями; поощрение лиц, которые вносят вклад в создание новшеств, посредством целевого выделения средств; разработку системы законоположений, способствующих защите авторских прав, с одной стороны, и распространению новых знаний и расширению социальных эффектов - с другой. За 40 лет, прошедших после опубликования монографии Ф. Махлупа, на деятельность по управлению знаниями потрачено 6 млрд. долл. В ведущих вузах созданы кафедры, издается более 10 журналов, в промышленных компаниях организуются банки знаний «Корпоративная память», вводятся должности менеджеров по управлению знаниями. Интерес к этому сектору экономического развития проявляют и многие другие исследователи, среди которых Э. Брукинг, Т. Коупленд, Т. Коллер, Дж. Муррин, Ф. Модильяни, М. Миллер. В ресурсной теории экономического роста отдается предпочтение комплексному использованию материальных и не материальных факторов, причем последние считаются более перспективными. При оценке уровня капитализации компаний, производящих конкурентоспособную наукоемкую продукцию, их рыночная стоимость оказывается в 20-30 раз выше балансовой, и разницу образуют нематериальные факторы — интеллектуальный капитал, лицензии, бренды, патенты, доверие партнеров и потребителей.

С другой стороны, в современном обществе меняется производство знаний. Если раньше было четкое распределение ролей: одни производили знания, другие им обучали, третьи их потребляли, то теперь создаются коллективы, в которых знания производятся и потребляются. Более того, важное значение приобретает доверие и не только к власти, но и к партнерам и даже конкурентам. Если компания хочет стать лидером в какой-то области, то она вынуждена создавать альянсы, чтобы совместно разрабатывать и выпускать наукоемкий продукт.

Свидетельством хороших перспектив экономики знаний служит и тот факт, что, во-первых, инвестиции в этот сектор в 90-е годы ежегодно увеличивались в среднем на 3,4%, тогда как в основные фонды - на 2,2%; во-вторых, 90% знаний создано за последние 30 лет; в-третьих, из общего количества ученых и инженеров, живших на земле, 90% - наши современники. В качестве примера развития экономики знаний и образования можно привести государственную политику США. В населении мира доля США -менее 5%, в мировом ВВП - более 20%, а в мировых расходах на НИОКР -более 40%. В США, в отличие от Европы, государство менее активно участвует в экономической жизни, и тем не менее есть множество инструментов, которые государство весьма эффективно использует. В первую очередь это касается быстрой капитализации знаний, для чего созданы необходимые условия. Например, разработана система мер, стимулирующих бизнес вкладывать деньги в НИОКР.

Еще поколение назад до 50% расходов США на НИОКР финансировалось федеральным бюджетом, сегодня же 75% таких расходов приходится на долю бизнеса. Таким образом, значительная часть расходов на развитие науки покрывается не из государственного бюджета, а из прибыли бизнеса. Но такое перераспределение средств стало возможным благодаря продуманной государственной политике.