Особенности гуманистической концепции социальной работы

Социальная работа относится к такому виду человеческой деятельности, целью которой является сотворение добра. По своим целям и задачам - это "чистая" моральная деятельность, так как высшей целью социальной работы является не только "способствовать решению проблем и условий жизнедеятельности клиента".

Как пишет Е. Ярская-Смирнова, социальная работа должна быть направлена на освобождение личностных резервов, обеспечение социального здоровья, гражданского и личностного комфорта, благополучия, конкурентоспособности, социальной интеграции. Высшим критерием деятельности социального работника может быть благо (добро) клиента и общества.

Очень многие мыслители во все времена придавали большое значение раскрытию понятия добра. В. С. Соловьёв отмечал, что необходимо иметь представления о понятии добра, и это поможет обрести силы "для исполнения добра". Ложное понимание добра может привести к неправедным действиям, к ужасным поступкам. Возможность таких действий содержится и в профессиональной деятельности социальных работников. Существование добра не подвергается сомнению. Более того, идея добра, по меткому замечанию Л. А. Попова, упорядочивает, объединяет всю духовную жизнь человека. И можно добавить - всю социальную работу. В реальной практике социальной работы проявления добра настолько многогранны, что, опираясь только на неё, невозможно дать всеобъемлющее определение добра.

Не вызывает сомнения, что помогать старикам - это добро, но нельзя согласиться с утверждением, добро - это помогать старикам. Во всех формах деятельности социальных работников всегда содержится основание для вопроса: добро ли то, что я (как социальный работник) делаю. В прикладной этике невозможно дать определение понятия "добро". Этика социальной работы также не может претендовать на возможность дать всеобъемлющее определение этому понятию. Поэтому обоснование добра и его определение является важнейшей проблемой на всём протяжении развития теоретической этической мысли. В истории этики были попытки определить добро с различных позиций. Исторический процесс формирования этого понятия был и процессом становления и развития самой морали.

Хотя, как уже отмечалось, во все исторические эпохи существовали скептические утверждения о невозможности дать определение понятию "добро", параллельно с ними возникали различные подходы в трактовке этого понятия. Гедонистические и эвдемонистические учения понятия добра связывали его с наслаждением и счастьем. Добро в этих учениях - это получение различных удовольствий и достижение счастья (Эпикур, Аристотель). В воззрениях утилитаризма добром является то, что приводит к счастью большое число людей и поэтому может быть действительно полезным (Бентам, Милль). Религиозные мыслители утверждают, что Бог является воплощением добра. Отсюда только те действия являются добрыми, которые соответствуют воле Бога.

Несмотря на различие этих подходов, добро, с точки зрения различных мыслителей, выражает установку, нацеленность человеческого поведения на идеал, на реализацию гуманистических ценностей. Добро - это то, что приближает к идеалу. А идеал может рассматриваться как Бог, счастье, удовольствие, польза и т.п. Если придерживаться этой позиции, то можно прийти к моральному волюнтаризму: сегодня для меня добро - получить удовольствие, завтра - выполнить своё обещание.

Как пишет А. А. Гусейнов, моральный волюнтаризм может привести к аморализму, так как "открытость стихии внутреннего хаоса" оборачивается потаканием склонности человека ко злу. Добро в "чистом виде" - нравственная установка, по замечанию И. Л. Зеленковой, стратегический ориентир личности, нравственный идеал [7, 53].

Реальным добро становится благодаря деятельности людей. Если статус реальности добру придают поступки людей, то добро воплощается в такой человеческой добродетели как доброта. Это качество человеческой личности особенно значимо для социального работника. Что служит основанием доброты социального работника? Доброта требует от социального работника сознательного и добровольное следование нормам доброжелательности, уважения и любви к любому человеку, готовность прийти к нему на помощь, защитить его достоинство и права. Гуманизм во все времена проверялся на принципе: человек - цель или средство? Для гуманистов всех времён человек был единственной целью бытия. Именно человек - основное богатство.

В истории этической мысли вклад Канта в развитие этого этикогуманистического принципа велик. Сущность гуманизма выражена, как уже отмечалось, в категорическом императиве (нравственном законе, предписании) Канта: поступай так, чтобы относиться к человечеству и в своём лице, и в лице всякого другого как к цели, и никогда - только как к средству. Этика социальной работы решает вопрос о соотношении цели и средств на конкретном уровне. В сущности, всякий раз деятельность социального работника оценивается в единстве её целей и средств, когда устанавливается соотносительная ценность целей и средств. Цель может оправдывать средства или не оправдывать в зависимости от того, какова цель, каковы средства, каков характер их связи в данном конкретном виде деятельности.

Понимание и оценка различных гуманистических ценностей отдельными социальными работниками могут не совпадать с нравственными требованиями, предъявляемыми к профессии. Социальный работник трактует про - явления добра в своей деятельности с известной долей конкретности, так как имеет дело с клиентом, интересы которого и нравственный облик не всегда могут вызывать симпатию. Не менее важно и то, что профессиональная мораль "накладывается" в процессе подготовки специалиста на моральное сознание личности, уже имеющей не только представления о нравственных ценностях, но и определённый опыт нравственной жизни. Ложное понимание справедливости, добра и зла может лишить социальную работу его нравственного смысла. В социальной работе не существует особой нравственной деятельности.

Все виды деятельности социальных работников имеют нравственную сторону, которая в определённых условиях может выйти на первый план, если эту деятельность начинают оценивать как выражение профессиональной морали. Моральная сторона деятельности проявляется в единичных действиях и зависит от личностных качеств социального работника. Цели социальной работы определяются потребностями и интересами общества, их субъективность относительна.

Цели социальной работы на уровне специалистов воспринимаются как мотивы их деятельности. Совокупность идеалов и ценностей, которые определяют сущность социальной работы, выступают нравственным мотивом их деятельности. Эти ценности определяют поведение специалиста только в наиболее общих для профессии чертах. В сознании отдельной личности общие черты поведения социального работника могут претерпеть некоторые изменения, обусловленные особенностями его воспитания и образования.

В христианской этике милосердие рассматривается как моральный принцип, которому должен следовать каждый человек. При этом милосердие требует не только простого понимания, но такого понимания, которое основывается на любви. Не моральный долг, а любовь - эта та сила, на которой держится мир. Без любви все требования морали лишаются своего основания. Несмотря на различие подходов в оценке роли милосердия в христианской морали и профессиональной этики, эти позиции объединяет характеристика его как общественного чувства (наряду с великодушием, добротой), играющего и большую роль во взаимодействии людей. Если общественные чувства способствуют укреплению связей между людьми, то антиобщественные (ненависть, гнев и др.) приводят к их разрушению.

Сочувствие - моральное чувство, которое не может рассматриваться в качестве принципа, морального закона. Роль морального закона (принципа) выполняет милосердие. Являясь понятием этики, милосердие трактуется как сострадательное, участливое, заботливое отношение к другому человеку. Милосердие часто используется в словосочетании "милосердная любовь". Оно означает, что мотивом милосердного отношения к другим людям является любовь, а не личная польза и выгода И в этом понимании милосердие является не только одним из основных качеств социального работника, но приобретает статус морального принципа, моральной установки социального работника. Противоположностью милосердию в социальной работе является если не жестокосердие, то, в лучшем случае, безразличие, даже если оно искусно маскируется под добродетель.

То, что в реализации милосердия как морального императива для социальной работы содержатся свои трудности, обусловленные не особенностями личности социального работника, а объективными факторами, обсуждается и религиозными мыслителями. Как объективно сочувствовать негативным проявлениям в видении мира, оценки других людей? Как сочувствовать тому, кто сам не способен сострадать "близким", у кого отсутствует адекватная самооценка своих чувств, мыслей и поступков? Если мы сочувствуем таким людям, то не разделяем ли этим их отношение к миру?

Одно обстоятельство является совершенно определённым: милосердное отношение к другому не предполагает "растворения" самого себя в нём, отождествления с ним. Собственные моральные установки социального работника должны выполнять функцию контролёра с тем, чтобы сочувственное отношение к клиенту, не являющегося нравственной личностью, было сочувствием тому, что он, как личность не смог выбрать верные нравственные ориентиры в своей жизни. Трудности, которые в реальной жизни могут подстерегать тех, кто сознательно избрал милосердие как моральный принцип, разрешимы, если следовать заповеди любви к человеку. Не случайно в оценке деятельности социального работника как выражение определённой награды являются такие слова - добрый, отзывчивый человек. Поэтому основой для выбора профессии, как замечает Г. П. Медведева, может служить призвание и своеобразные духовно-нравственные характеристики личности будущего специалиста [7, 55]. Социальный работник только в том случае принесёт пользу своим трудом отдельным людям и обществу, если нести людям добро соответствует его сущности.

В теории и практике социальной работы, основу которой составляют гуманистические принципы, человек рассматривается как уникальная личность, имеющая сформированную Я-концепцию и стремящаяся к самореализации.

Окружающая среда рассматривается как система, состоящая из ряда экзистенциальных ситуаций, которые имеют значение для клиента и ставят его в ситуацию выбора. Сталкиваясь с жизненными ситуациями, личность реализует свои способности индивидуального роста и развития, тем самым она обнаруживает умение принимать самостоятельные решения, обретать идентичность и систему ценностей.

Однако в процессе реализации жизненного сценария люди могут иметь трудности, особенно когда они обеспокоены экзистенциальной виной, социальным отторжением, когда их жизнь представляет собой процесс самоотчуждения или когда они затрудняются сделать выбор, испытывают недостаток в значащих ценностях. В этом случае необходима помощь социального работника.

Такая помощь осуществляется через систему последующих действий.

Оценка ситуации. В этом процессе уделяется внимание экзистенциальным аспектам индивида и ситуации, особенностям развития индивидуума, его ценностям, целям в жизни, анализу его Я-концепции. Текущая ситуация рефлексируется в терминах эмоционального опыта клиента - терминах беспокойства и вины.

Контракт связан с экзистенциальными проблемами, однако достигаемые цели должны иметь материальный характер.

Интервенции отражают экзистенциальную философию помощи индивидам, семьям, группам. Социальные работники разъясняют ситуацию клиентам, помогают строить новые планы жизнедеятельности, создают условия для принятия новой философии и стиля жизни. Новые цели, идеалы и ценности помогают клиентам осуществлять связь с другими людьми, формировать новое отношение к самим себе, актуализировать внутренние ресурсы.

Социальный работник выступает в роли советчика, друга, компаньона, "реального" человека.

В теории и практике социальной работы гуманистический подход находит свое отражение как в специальных техниках и методах (Krill, Leighton, Smalley, Тгорр и Weiss), так и в других методах социальной работы - в функциональной школе, которую можно рассматривать как вариант экзистенциально-психодинамического подхода. В контексте с теориями символического интеракционизма сформирована интеракциональная модель социальной работы [9, 49].

Личностно-ориентированная терапия направлена на самоактуализацию клиента, осознание им своего отношения к самому себе, к окружающему миру, своему поведению. Она развивает творческий потенциал личности, ее способность к самоусовершенствованию.

В основе ее лежит понимание, что люди способны решить любые конфликты, но они ограничены в знании о самих себе. Конфликты возникают в результате несоответствия собственного организмического оценочного процесса с оценочной ценностной позицией окружающей среды.

Клиенты способны преодолеть препятствия восприятия как внешнего, так и внутреннего опыта, сформировать о себе представления как о полноценно функционирующей личности, самоактуализирующемся индивиде, если терапевт обладает необходимыми личностными качествами. Создание атмосферы отношений с клиентом - одно из главных условий терапевтического процесса. Если эти условия соблюдены, то клиенты могут достичь самоактуализации, решить конфликт, приобрести положительные ценности, увеличить тенденцию положительного личностного роста.

Сущность терапевтического процесса в концепции философии личностно-ориентированной терапии состоит в том, что клиент сам осуществляет те изменения в своем поведении и своих отношениях, которые для него являются важными и необходимыми, на основе осознания этих проблем.

Основные положения терапевтического процесса можно свести к следующему:

необходимо использовать стремление клиента к изменению своего положения;

в процессе терапевтического взаимодействия акцентировать внимание на эмоциональных аспектах, а не на интеллектуальных;

ориентировать терапию на непосредственную ситуацию, которая складывается между терапевтом и клиентом (принцип "здесь и теперь"), а не на прошлый опыт клиента (в этой связи диагностика не используется в терапевтическом процессе, так как она препятствует росту клиента);

опираться на инициативу клиента, участие терапевта минимальное;

основные процедуры - косвенное интервью, эмпатическое слушание, перефразирование, комментарии - несут в себе скорее функции отражения, чем интерпретации, прямой опрос или исследование [5, 31].

Чтобы вернуть клиенту статус "полноценно функционирующего человека", необходимо вмешательство терапевта, который реализует терапевтические условия, основанные на искренности, эмпатии, безусловном положительном отношении к клиенту [28, 81]:

1) позитивное изменение личности клиента возможно при установлении взаимоотношений контакта, когда клиент "знает терапевта";

2) клиент, находящийся в состоянии несоответствия, уязвим, встревожен и нуждается в помощи;

3) терапевт является гармоничным и интегрированным, целостным и искренним во взаимоотношениях;

4) терапевт испытывает безусловное позитивное внимание к клиенту, не дает оценок его чувствам и переживаниям;

5) терапевт испытывает эмпатическое понимание внутреннего мира клиента и стремится ему это передать;

6) необходимо передать эмпатийное и безусловное позитивное понимание клиенту [31, 564].

Гуманистические подходы К. Роджерса оказали влияние на становление методов взаимодействия социальных работников с клиентами. Концепт нормально функционирующего человека стал для практики социальной работы методологическим ориентиром в подходах к идеальному образу клиента и его модели поведения, к которой должен стремиться социальный работник при оказании помощи клиенту.