Особенности первого, второго и третьего демографического перехода в России

Первый демографический переход в России

Снижение рождаемости в России началось с более высокого уровня и позднее, чем в большинстве развитых стран. Запаздывание от европейских стран составляет в среднем 30-40 лет, а от Франции почти столетие.

Примерно с середины 1890-х годов было отмечено увеличение темпов ежегодного прироста населения с 1% в год до 1,8% -1,9%[10]. Однако полувековое отставание было компенсировано высокой скоростью протекания процессов. И уже к 1960-х годам, т.е. спустя менее 100 лет, демографический переход на большинстве российских территорий был завершен, так же, как и в Европе.

Демографический переход зародился в центральной и северо-западной России, прежде всего в ее столичных и старо-промышленных районах. Затем он распространился и на другие территории. Тем не менее, национальные образования в составе России, а также ее старообрядческие территории русского Севера, Поволжье и Урал заметно отставали.

Первоначальным толчком к снижению рождаемости послужила великая "эмансипация" и аграрная реформа в России, инициированные по указу "сверху" в 1861 г. Падение рождаемости шло с рекордными для Европы темпами - примерно за 70 лет Россия преодолела отставание, завершив в целом переход к низкой рождаемости (2 ребенка на одну женщину) одновременно с другими развитыми странами - к середине 1960-х гг. Первые поколения с постпереходным уровнем рождаемости - это женщины, родившиеся во второй половине 1920-х и в 1930-е гг.).

В качестве критерия завершенности переходных процессов применительно к количественным характеристикам рождаемости предлагается три критерия:

а) близость показателей итоговой рождаемости в реальных и условных поколениях ;

б) близость показателей итоговой рождаемости в "материнских" и "дочерних" поколениях;

в) достижение слабо ассиметричного статистического распределения женщин по числу рожденных детей к возрасту 50 лет с модой, равной 2 детям на одну женщину.

Снижение рождаемости реальных поколений в России практически на всем протяжении перехода было монотонным. Некоторое нарушение этой монотонности можно обнаружить только в когортах 1890-1895 гг. рождения. Напротив, показатели рождаемости для условных поколений (традиционный коэффициент суммарной рождаемости) демонстрировали высокую колеблемость на фоне общего тренда к снижению. Колебания показателей для условных поколений, вызванные специфическими особенностями тех или иных календарных лет: катастрофические изменения социально-экономической среды и/или вмешательство государства в демографическую сферу, отражают, в первую очередь, сильные сдвиги в календаре рождений. Резкие спады и последующие не менее резкие компенсационные подъемы конъюнктурных показателей хорошо характеризуют мгновенные изменения темпов формирования семей, но маскируют генеральную тенденцию эволюции рождаемости. В России на протяжении 20 века можно насчитать четыре случая отклонения коэффициента суммарной рождаемости от тренда: три под воздействием катастрофических обстоятельств и один в результате семейной политики государства.

Переход к низкой рождаемости в России был в значительной степени ускорен непрерывной цепочкой социальных катаклизмов, сопровождавших ускоренную модернизацию общества. Дело не столько в том, что во время кризисов падал жизненный уровень населения, сколько в том, что в эти периоды приобретался массовый опыт индивидуального контроля над рождаемостью. Репродуктивное поведение партнеров постоянно адаптировалось к меняющейся действительности. Необходимость частых изменений календаря рождений и браков вызывала к жизни специфические инструментальные методы и способы регулирования рождаемости. К сожалению, в России это вылилось в массовое распространение абортной практики. Закон 1936 г., запрещающий искусственный аборт по желанию женщины, был во многом наивной попыткой тоталитарного государства переломить тенденцию к снижению рождаемости, "подправить" демографическую ситуацию после кризиса, вызванного "коллективизацией". Его эффект в повышении конъюнктурных показателей (числа родившихся, коэффициента суммарной рождаемости) в 1937 г. мы оцениваем не более, чем в 8%. В последующие годы эффект запрета, естественно, был еще ниже. В терминах итоговой рождаемости реальных поколений роль этого фактора, видимо, нулевая, сводимая к подвижкам в календаре рождений у части женщин, застигнутых новым обстоятельством врасплох.

Активность государства в стремлении "подправить" демографическую ситуацию в постпереходные, 1980-е годы оказалась также неэффективной и имела скорее отрицательные, чем положительные демографические последствия.

В чем заключались основные особенности демографического перехода в России.

Первая - это высокая скорость изменения модели воспроизводства. Исходное, предпереходное состояние воспроизводства характеризовалось очень высоким уровнем смертности, прежде всего детской (326 ‰), т.е. треть родившихся умирала не дожив до года. До 15-ти летнего возраста не доживало более половины детей. Ожидаемая продолжительность жизни составляла 29 лет для мужчин и 31 год для женщин. Кроме того, было характерно очень раннее вступление в брак, более половина их заключалось в возрасте до 20 лет. В начале ХХ века, каждым 100 россиянкам необходимо было родить 530 детей, чтобы обеспечить простое замещение поколение, тогда как спустя всего 50 лет - не более 213.

Вторая -слабая выраженность демографического взрыва, в результате одновременного снижения рождаемости и смертности. Падение рождаемости было следствием быстрой урбанизации. В начале века доля городского населения в Росси составляла 12%, а в конце 1960-х годов достигла 70%[11]. Одновременно свои плоды дала эпидемиологическая борьба, вакцинация детей, распространение медицинского обслуживания и т.д.

Третья - политические, социальные и военные катаклизмы ХХ века лишили Россию демографического выигрыша, который приносит большинству стран демографический переход. Они просто "поглотили" человеческие ресурсы. В результате, когда страна вышла из полосы катастроф, потенциал демографического роста был уже практически исчерпан.

Сегодня Россия находится на той же стадии демографического развития, что и большинство развитых стран и основной моделью служит суженное воспроизводства населения, на фоне его сильного постарения. Рост численности населения страны возможен лишь за счет миграций.

Второй демографический переход в России

Стабилизация процессов воспроизводства не означает консервации установившейся модели. Сегодня многие ученые говорят о начале второго демографического перехода, который отчетливо обозначился в наиболее развитых странах, и признаки которого виды и в России. Второй демографический переход связан с фундаментальными изменениями в жизненном цикле поколений, изменением системы ценностей людей, их представлений о наиболее приемлемом возрасте вступления в брак и формирования семьи.

Для него существенным становится не столько количественный рост населения и соотношение между рождаемостью и смертностью, сколько сознательное, определяемой на уровне семьи или личности отношение к рождению детей и собственному здоровью, принципиально иное демографическое поведение.

Какие признаки второго демографического перехода мы наблюдаем в России:

1)        быстрое снижение рождаемости в самых молодых возрастных группах;

2)        откладывание рождение первенца в реальных поколениях;

3)        быстрый рост возраста вступления в первый брак;

4)        сильное сокращение числа абортов на фоне падения рождаемости в возрасте до 25 лет;

5)        возрастание вклада старших возрастных групп матерей в итоговую рождаемость;

6)        уменьшение роли "вынужденных" браков, стимулированных добрачными зачатиями[12].

Второй демографический переход ставит перед исследователями вопрос, а возможно ли обеспечение условий хотя бы для простого воспроизводства населения? Что будет с миром, где возникает значительная разница демографических потенциалов? Уже сегодня доля населения экономически развитых стран сократилась примерно вдвое.

Другая важнейшая проблема это старение населения. Сегодня продолжительность жизни людей после достижения пенсионного возраста сравнима с периодом их активной трудовой деятельности, а сами пенсионеры, в условиях суженного воспроизводства, становятся одной из наиболее многочисленных групп. Это делает проблему пенсионного обеспечения одной из основных "головных болей" экономики. Это один из вызовов, который бросает демография современному развитию общества.

Например. Пожилые люди, старше 60 лет - это самая быстро растущая группа населения России. По сравнению с 1959 г. ее численность на начало 90-х удвоилась, а доля повысилась до 16%, при этом каждый третий старше 75 лет.

Однако, было бы ошибкой считаться, что российская ситуация является наиболее драматичной. Население нашей страны далеко не самое старое. Россия занимает 25-е место в мире по доле населения старше 60-ти лет, и 28-е - по доле лиц старше 75 лет. Демографический прогноз для Японии, Германии или Италии выглядит значительно более пессимистически.

Важное экономическое значение имеет проблема демографической нагрузки детьми и пенсионерами на активное население, численность которого постоянно сокращается. Соответственно происходит постарение рабочей силы в стране. Уже обсуждается законопроект об увеличении возраста выхода на пенсию на 5 лет и для мужчин, и для женщин. При всех оговорках и успокаивающих заверениях авторов законопроекта можно не сомневаться, что в нашем обществе, при многовековом отсутствии традиций и обычаев уважения человеческой личности, при относительно низкой продолжительности жизни, плохом здоровье людей, возможно, большинства населения, ужасающе низкой заработной плате, не дающей возможности большинству граждан вкладывать достаточно средств в свое здоровье и т.д., последствия такого нововведения могут только осложнить демографическую катастрофу.

Третий демографический переход и проблема миграции в России

Рассматривая данный вопрос приведем точку зрения профессора М. А. Клупта, доктора экономических наук. Он считает, что "Россия, например, будучи, одним из крупнейших в мире регионов, принимающих международных мигрантов, резко отличается от США, Великобритании и других стран ЕС по ряду параметров"[13]. Основной поток международных мигрантов в России - это временные мигранты, приезжающие на заработки без своих семейств. Международная миграция в Россию - плоть от плоти теневой экономики, вследствие чего эволюционирует и может регулироваться только совместно с нею. В силу преимущественно временного характера миграций и ряда других факторов России удалось пока избежать "феномена парижских предместий" - формирования этнических сообществ, представители которых на протяжении нескольких поколений занимают неблагоприятные позиции на рынке труда. Кроме того, в России, в отличие, например, от Великобритании, где выходцы из стран Британского Содружества оказывают существенное влияние на результаты выборов, международные мигранты практически не участвуют в политической жизни страны.

Ввиду названных причин ситуация в России не может быть и в обозримом будущем вряд ли станет "калькой" с западной. Это, разумеется, не исключает общих черт, определяемых хотя бы тем, что Россия является участником ряда международных соглашений по миграции. То же касается и миграционной политики РФ. Многообразие современности, как справедливо отмечает, отнюдь не исключает наличия у нее некоторых общих для всего мира черт, в частности, принимаемых всеми странами обязательств, отделяющих современный мир от средневековья.