Особенности социальной стратификации в российском обществе

B целом в нашей стране, как и в других переходных странах, группы, заинтересованные в рыночных преобразованиях и побуждающие государство к расширению поддержки предпринимательства, соперничают c силами, незаинтересованными в структурной перестройке экономики и стремящимися сохранить политику прямого государственного регулирования и патернализма. Номенклатурные классы в государственном аппарате, пытающиеся поставить себе на службу ход реформ, сталкиваются протестом широких социальных слоев, стремящихся утвердить в обществе принципы социальной справедливости и свободы. Борьба сил и слоев, связанных c криминализированной и «честной экономикой, приобретает острейшие формы, вплоть до актов политического террора и т.д.

В то же время формирование современной социальной стратификации в России имеет определенную специфику и историю. Так, еще в 80-х гг. в стране шли легальные процессы зарождения частной собственности (например, в виде индивидуально-корпоративной собственности высшей управленческой бюрократии, накопление ресурсов в теневой экономике), которые впоследствии способствовали формированию протокласса крупных собственников (номенклатуры, крупных представителей сферы торговли). B 1985-1991 гг. начатая открытая номенклатурная приватизация привела к сосредоточению правящим классом в своих руках той государственной собственности, которой они формально распоряжались в советское время. Учреждение классом управляющих многочисленных фондов, совместных предприятий и структур на месте государственных учреждений и организаций — вот тот механизм, который способствовал перераспределению общественных ресурсов в индивидуальную собственность управляющих. Так, сохранив власть, номенклатура приобрела и собственность. В ее лице в стране легально сформировалась группа очень богатых и влиятельных людей.

B 1992-1996 гг. в стране начал постепенно складываться конкурентный капитализм (в виде директорской и чековой приватизации, обогащения чиновников за счет лицензирования и квотирования при регулировании экспортно-импортных операций, возникновении слоя мелких и средних предпринимателей). Корпоративный характер отношений власти и бизнеса привел к формированию благоприятных условий для роста крупного капитала. Например, если в США требовалось в среднем 47 лет, чтобы заработать состояние в 10 млн. долл., и в Южной Корее — 13 лет, то в России в те годы это было возможно всего за 3-4 года. B дальнейшем нарастающее влияние крупного капитала привело к его тесному сближению c властью и вхождению во власть (олигархизация). В то же время поддержка среднего и мелкого бизнеса оставалась на периферии внимания властей[16].

Преимущественная ориентация государства на поддержку крупного капитала и протекционистская политика в отношении представителей правящего класса привели к стремительному социальному расслоению и массовой нисходящей социальной мобильности. B стране образовалась значительная группа бедняков, по разным данным охватывающая сегодня от 40 до 80% населения. Если, к примеру, минимальная зарплата в США составляет сегодня приблизительно 115— 120% прожиточного минимума, то в РФ — всего 17,5%. Такое значительное снижение уровня жизни населения показывает, что в настоящее время стратификация имеет тенденцию «свертывания различий» к своему одному политически значимому измерению — экономическому[17].

По мнению ряда российских ученых, в настоящее время в стране сложилась такая стратификация: элита (крупные предприниматели собственники, политики, высшая бюрократия, генералитет) — 0,5%; верхний слой (крупные чиновники, бизнесмены, высокооплачиваемые специалисты) — 6-7%; средний слой (мелкие частные предприниматели, работающие по найму специалисты) — 21%; базовый слой (полуинтеллигенция, работники массовых профессий сферы торговли и сервиса, квалифицированные рабочие и крестьяне) — 65%; нижний слой (технические служащие, работники без квалификации, пенсионеры) - 7%.

Социальная стратификация российского общества выявила новые престижные группы, к которым стали относиться финансисты банкиры, работники налоговых структур, юристы. B то же время в ряде молодежных слоев получила широкое распространение, приобрела особый авторитет криминальная этика. И это не случайно, учитывая, что в настоящее время в теневой экономике (непосредственно и параллельно) занята большая часть рабочей силы. Из них в 1998 9 млн. россиян принимало участие в криминальном бизнесе (охватывающем более 40 тыс. хозяйственных объектов). Коррупция стала атрибутом государственного устройства.

B последние годы, несмотря на наличие низких потребительски стандартов и переживаемые страной сложности, отмечается постепенное складывание среднего класса. Данный процесс связан прежде всего с определенной перестройкой интеллектуальной сферы, приведением в соответствие количества работников науки, образования и культуры c возможностями и потребностями общества в этих видах деятельности, a также постепенным формированием слоя мелких и средних предпринимателей.

Значительную роль в эволюции социальных отношений, неоднозначно отражающихся на политической стабильности обществе и разнообразии политической жизни в стране, играют: миграция из стран СНГ, усиление региональных особенностей, усложнение культурного облика групп[18]. Как говорилось выше, опыт показывает, что смягчение политической напряженности в России, как и в других странах c переходной социальной структурой, как правило, связано c усилением социальной направленности деятельности правительства (особенно в отношении наименее защищенных слоев населения), c борьбой против преступности и привилегий госбюрократии, расширением возможностей профессиональной переподготовки граждан и рядом других мер.