Пенсионное законодательство в решениях Конституционного Суда РФ

Делая акцент на активной роли Конституционного Суда России, Н. С. Бондарь отмечает, что "через гарантирование, последовательное обеспечение и использование различных механизмов, включая судебные, защиты социальных прав граждан становится возможным и преодоление в конечном счете противоречий между конституционными ценностями правового государства, с одной стороны, и социального государства - с другой"[45].

Конституционный Суд РФ неоднократно восстанавливал нарушенное право на пенсионное обеспечение. Так, было признано ограничением конституционного права на социальное обеспечение приостановление выплаты пенсии лицам в период нахождения в местах лишения свободы[46], прекращение начисления и выплаты трудовых пенсий гражданам, выехавшим на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации[47].

Особого внимания требует проблема, связанная с уровнем пенсионного обеспечения, решение которой зависит не только от состояния экономики, но и от изменения концепции пенсионного обеспечения. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 29 января 2007 г. № 2-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"[48] была закреплена принципиально важная позиция: уровень пенсионного обеспечения постепенно должен повышаться, в первую очередь для тех, у кого пенсии ниже прожиточного минимума, с целью удовлетворения их основных жизненных потребностей, учитывая при этом, что установленные ранее меры социального обеспечения пенсионеров не могут быть отменены без равноценной замены.

Эта концепция прослеживается и в других решениях Конституционного Суда РФ. Так, проверялась конституционность п. 8 ст. 14 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", согласно которому сумма базовой и страховой части трудовой пенсии по старости не может быть менее 660 руб. в месяц, и было дано его конституционно-правовое истолкование: данная правовая норма предполагает установление лицам, приобретшим право на получение трудовой пенсии по старости в полном размере до вступления в силу названного Закона, а также являющимся инвалидами второй группы, ветеранами труда и тружениками тыла, минимального размера трудовой пенсии по старости, выражающегося в сумме ее базовой и страховой части, который в совокупности с иными видами социального обеспечения и учетом применения механизма своевременной индексации пенсионных выплат был бы ниже величины прожиточного минимума пенсионера в субъекте Российской Федерации[49].

Определение Конституционного Суда от 21 декабря 2000 г. № 276-О содержит позицию относительно различного пенсионного возраста и требований к продолжительности стажа мужчин и женщин. Установив для мужчин и женщин разный возраст выхода на пенсию по старости и необходимый трудовой стаж для назначения пенсии по старости на общих основаниях и на льготных условиях, законодатель применил дифференциацию, основанную на физиологических и других различиях между ними, а также исходя из особой социальной роли женщины, связанной с материнством, что согласуется с положением ч. 1 ст. 38 Конституции РФ, в соответствии с которым материнство находится под защитой государства и не может оцениваться как дискриминационное ограничение конституционных прав, так как такое решение законодателя обеспечивает по смыслу ст. 19 Конституции РФ достижение подлинного, а не формального равенства. Но это не исключает в дальнейшем, при проведении пенсионной реформы, возможности решения вопроса о том, чтобы пенсия по старости назначалась мужчинам на тех же условиях, что и женщинам[50].

Не раз была проверена конституционность отдельных положений Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Например, Постановлением Конституционного Суда РФ от 10 июля 2007 г. № 9-П по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 10 и п. 2 ст. 13 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзаца 3 п. 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, была признана не соответствующей Конституции РФ правовая норма, предусматривающая, что в страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию, включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации лицами, застрахованными в соответствии с Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд РФ. Поскольку в действующем законодательстве отсутствуют достаточные гарантии беспрепятственной реализации пенсионных прав застрахованных лиц, работавших по трудовому договору и выполнивших предусмотренные законом условия для приобретения права на трудовую пенсию, в случае неуплаты или неполной уплаты работодателем страховых взносов за определенные периоды трудовой деятельности этих лиц можно не включать такие периоды в их страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию, и снижать при назначении трудовой пенсии размер ее страховой части. Для обеспечения права застрахованных лиц на трудовую пенсию законодателю необходимо установить правовой механизм, гарантирующий реализацию приобретенных ими прав в системе обязательного пенсионного страхования, в том числе источник выплаты той части страхового обеспечения, которая не покрывается страховыми взносами работодателя[51].

Определением Конституционного Суда РФ от 6 марта 2008 г. № 107-О был выявлен конституционно-правовой смысл положения подп. 2 п. 1 и п. 2, 3 ст. 27, п. 1 и 2 ст. 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Из указанных правовых норм не следует, что право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости может быть поставлено в зависимость от того, являются ли в настоящее время тяжелыми (или перестали считаться таковыми) те работы, которые в период их выполнения гражданином относились, согласно действовавшим правовым актам, к работам с тяжелыми условиями труда и до 1 января 2002 г. засчитывались в стаж, дающий право на пенсию, назначаемую при пониженном пенсионном возрасте. Истолкование названных правовых норм как позволяющих не включать время выполнения указанных работ в специальный стаж на том основании, что эти работы по своему характеру и условиям более не признаются тяжелыми, не только не противоречило бы их действительному смыслу и предназначению, но и создавало бы неравенство при реализации права на досрочное назначение трудовой пенсии, что недопустимо с точки зрения требований ст. 19 (ч. 1 и 2) Конституции РФ, а также приводило бы к неправомерному ограничению права граждан на социальное обеспечение[52].

На устранение различий в условиях приобретения права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицами, осуществлявшими педагогическую деятельность в учреждениях для детей, деятельность в учреждениях здравоохранения, творческую деятельность в театрах и театрально-зрелищных организациях, направлено Постановление Конституционного Суда РФ от 3 июня 2004 г. № 11-П по делу о проверке конституционности положений подп. 10, 11 и 12 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"[53]. С принятием Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" перестали засчитываться в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периоды осуществления указанными лицами деятельности в учреждениях, не являющихся государственными и муниципальными. Конституционный Суд РФ восстановил право на пенсионное обеспечение указанных категорий граждан, указав, что различия в условии приобретения права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, которые устанавливаются исключительно по такому критерию, как форма собственности, нельзя считать обоснованными с точки зрения вытекающего из Конституции РФ требования равноправия применительно к правам.

Было признано не соответствующим Конституции РФ положение подп. 1 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", устанавливающее для матерей инвалидов с детства условия назначения трудовой пенсии по старости до достижения пенсионного возраста, в той части, в которой оно исключало возможность досрочного назначения трудовой пенсии по старости отцам инвалидов с детства, воспитавшим их до восьмилетнего возраста без матерей[54].

Предметом рассмотрения Конституционного Суда России была норма, предписывающая направлять все суммы страховых взносов, уплачиваемых страхователями (работодателями) в бюджет Пенсионного фонда РФ за застрахованных лиц - мужчин с 1953 по 1966 г. рождения и женщин с 1957 по 1966 г. рождения, на финансирование страховой части их трудовых пенсий. Суд подтвердил, что норма, ограничивающая участие в накопительной пенсионной системе граждан, которые родились раньше 1967 г., не противоречит Основному Закону России, поскольку не препятствует реализации указанными застрахованными лицами своих пенсионных прав, в том числе права передавать средства пенсионных накоплений, учтенных в специальной части индивидуального лицевого счета, в негосударственный пенсионный фонд либо получить эти средства и доход от их инвестирования при назначении трудовой пенсии по старости[55].

Делая вывод о значимости постановлений Конституционного Суда и их роли в защите конституционного права граждан на социальное обеспечение, важно отметить, что все решения Конституционного Суда РФ обязательны для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Эти решения способствуют становлению и развитию России как подлинно социального государства.