Пенсионный фонд РФ, реформы и перспективы развития

Пенсионная нищета в России - реальность. Она продолжает существовать более 15 лет. Некоторые испытывают ее каждодневно (и таких 38,5 млн.), другие предчувствуют и страшатся ее, поскольку их пенсионная жизнь еще впереди. Осознают тупиковую ситуацию и во властных структурах. Вот слова Д. Медведева, ныне Президента РФ, сказанные им в преддверии его президентства: "Нам необходимо грамотно выстроить эффективную пенсионную систему, которая бы действительно обеспечивала нашим людям достойную старость, чтобы выход на пенсию перестал ассоциироваться с концом жизни, с бедностью и социальной неустроенностью"[36]. Расшифровываются эти слова так: в России неэффективная пенсионная система, она не обеспечивает достойную жизнь, выход на пенсию воспринимается как конец жизни, бедность и социальная неустроенность. Это было сказано год назад. Изменилась ли ситуация ныне? Не изменилась. Действует та же пенсионная система, и разовые вливания, широко пропагандируемые, с лихвой съедает инфляция, которая для пенсионеров примерно вдвое выше официально объявленной, рассчитываемой по потребительским товарам и услугам, потребляемым как богатыми, так и бедными. Вполне очевидно, что здесь речь идет не о косметическом и даже не о капитальном ремонте действующей пенсионной системы, а о ее кардинальной перестройке.

На этом фоне вызывают удивление рапорты высокопоставленных чиновников и их подручных об успехах, за которые выдаются определенные повышения пенсии, осуществленные в 2008 г., а также обещания трижды проиндексировать в 2009 г. составные части трудовой пенсии (дважды базовую часть и один раз страховую часть). Несомненно, что намеченные повышения, как и все предыдущие, полностью обесценит инфляция, которая объективно не может оказаться ниже инфляции, фактически сложившейся в истекшем году. Не вселяют надежды и другие озвученные Правительством РФ предложения. Все эти предложения слишком растянуты по времени и сохраняют действующую принудительную накопительную пенсионную систему, в то время как необходимо незамедлительно менять ее и ликвидировать пенсионную нищету.

Что же нужно сначала понять, а затем осуществить для того, чтобы пенсионная система стала другой, отвечающей интересам населения, прежде всего занятой (работающей) его части, т.е. наемным работникам и их семьям? Их подавляющее большинство - более 80%. Необходимо осознать, что России нужна подлинная страховая пенсионная система, а не ее эрзац в виде принудительной накопительной системы, изобретенной и внедренной явно в интересах крупного бизнеса. Подлинная обязательная страховая пенсионная система основывается на принципах, признанных мировым сообществом и реализуемых на практике почти во всех индустриально развитых странах в течение более 100 лет. Такая система базируется на трудовых доходах занятого населения, солидарности ныне живущих и будущих поколений застрахованных и владельцев (собственников) средств производства, справедливом распределении богатства, создаваемого их совместными усилиями под эгидой государства.

Рабочая сила является товаром, но товаром особенным, ее нельзя "выбросить на свалку". Как всякий товар, рабочая сила имеет цену, она складывается из заработной платы и начислений на нее, т.е. страховых взносов, в частности пенсионных. Такие взносы - часть оплаты труда, которая недодается работнику и предназначается для возврата ему в тот период, когда он вынужден по объективным причинам прервать трудовую деятельность или прекратить ее вовсе в силу наступления, например, инвалидности либо старости. Страховые взносы, таким образом, - это часть необходимого, а не прибавочного продукта. Возвращается недоданная часть оплаты труда работникам, которые выбыли из орбиты общественного производства, за счет части оплаты труда, которая недодается новому поколению работников, и т.д. Все это азбука экономической теории. Что касается застрахованных, то их интересы вообще никто не представляет: профсоюзы бездействуют, другие представительные организации наемных работников не созданы, ветеранские организации раздроблены, парламентское большинство ориентируется в основном на федеральную исполнительную власть.

Россия объявила себя социальным государством 15 лет назад, но таковым не стала до сих пор. Экономика страны все эти годы "была самой социально несправедливой среди всех цивилизованных стран". Бизнес-сообщество, присвоившее за бесценок государственную собственность, преследует цель личной, непомерной наживы и не созрело до понимания своей роли. Не случайно русский бизнес назван "жлобским по натуре"[37].

Противоречие между собственниками средств производства и наемными работниками - объективная реальность, так как их интересы противоположны. В марксистской теории классовой борьбы они считаются антагонистическими. Однако столь категоричное утверждение опровергнуто практикой: повсеместно достигается разумный и справедливый компромисс. Будет ли найден такой компромисс в нашей стране? Будет, если российское бизнес-сообщество осознает собственное социальное предназначение, ограничит свое стремление к извлечению сверхприбыли, а власть принудит названные выше стороны к такому соглашению.

Средства, используемые ныне на выплату трудовых пенсий, формируются за счет двух основных источников. Первый - единый социальный налог. Это, по существу, бывшие обязательные страховые взносы, предназначенные для выплаты трудовых пенсий. Доходы в виде страховых взносов принято называть собственными доходами фонда обязательного пенсионного страхования. Второй - дотация за счет средств федерального бюджета.

Начнем со страховых пенсионных взносов. Их отождествили с налоговыми платежами, хотя экономическая и социальная сущность страховых взносов иная, о чем уже говорилось выше. Более того, все страховые взносы, даже ту их часть, которая предназначается для выплаты накопительной части трудовой пенсии, объявили государственной федеральной собственностью, т.е. имуществом, принадлежащим на праве собственности Российской Федерации. Управление этой собственностью осуществляет Правительство РФ. Ему как собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения собственностью. Содержание этих трех полномочий собственника раскрывается в гражданском законодательстве[38]. Вполне очевидно, что все это не согласуется с понятием страховых взносов как резервируемой части оплаты труда, принадлежащей работнику и подлежащей выплате при наступлении соответствующих страховых событий.

В России признаются и защищаются не только частная, государственная, муниципальная собственность, но и иные формы собственности. Средства обязательного пенсионного страхования являются, на наш взгляд, одной из форм такой иной собственности. Их собственники - граждане, за счет которых фактически образуются эти средства, а не государство. Объявление страховых платежей государственной федеральной собственностью - явная ошибка, появление которой можно объяснить лишь советским прошлым. Данную ошибку следует исправить. Это позволит более рационально и справедливо, с участием самих застрахованных и их представителей, формировать как доходы соответствующих страховых фондов, так и их расходы. Пока же все управленческие решения принимаются Правительством РФ, в данном случае, как справедливо отметил В. Зорькин, Председатель Конституционного Суда РФ, "во главе угла ставится, прежде всего, достижение экономического эффекта, а не обеспечение достойного уровня жизни пенсионеров"[39].

Рассмотрим возможные способы существенного пополнения доходов фонда обязательного пенсионного страхования и экономии расходования его средств.

1. Прежде всего - о плательщиках обязательных страховых пенсионных взносов, их тарифах, правилах исчисления и корректировке.

Во всех развитых странах плательщиками пенсионных страховых взносов являются работодатели и сами наемные работники. Из совокупного объема страховых взносов, начисляемых в процентах к фонду оплаты труда (заработной платы), преобладает, как правило, доля работодателя (она составляет обычно 2/3), однако участие в платежах наемных работников - непременное условие. Есть лишь один вид социального страхования, в котором взносы уплачиваются только работодателем, - это страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, поскольку в данном случае вина работодателя в причинении вреда здоровью работника презюмируется. Совместными платежами достигается сопричастность сторон в формировании средств обязательного пенсионного страхования, а также массовый и действенный контроль застрахованных.

Россия является исключением. В нашей стране уплата страховых взносов возлагается лишь на работодателей. Это создает иллюзию, что страховое пенсионное обеспечение осуществляется за их счет, а не за счет самих застрахованных. В действительности страховые взносы - это, как уже отмечалось выше, часть резервируемой цены рабочей силы, которая подлежит возврату работнику в пенсионный период его жизни.

В 1990 г. по примеру других стран в России был введен небольшой личный обязательный страховой взнос для застрахованных. Его размер составлял всего 1% заработка. В дальнейшем предполагалось постепенно довести этот взнос до 3 - 5%, соответственно уменьшив ставку подоходного налога. Но реализовать данное намерение не удалось в связи с деградацией общественного производства в последующие годы и катастрофическим снижением реального уровня доходов населения.

С 2002 г. личный страховой взнос отменили, даже не объяснив причину, однако одновременно с его отменой на 1% повысили ставку подоходного налога - с 12 до 13%. Такова история личного страхового платежа застрахованных. Его упразднение можно объяснить, видимо, попыткой возродить иллюзию о том, что страховое пенсионное обеспечение осуществляется за счет работодателей, их принудительной благотворительности.

Предложение по затронутой проблеме однозначно: надо признать отмену личного страхового платежа, установленного для застрахованных, ошибкой, которая сдержала дальнейшее развитие обязательного пенсионного страхования, и безотлагательно сначала восстановить его в размере 1% заработка, а затем повысить постепенно до 3 - 5%. При этом имеется в виду, что восстановление личного страхового платежа и повышение его в дальнейшем должно осуществляться за счет соответствующего снижения налога с трудовых доходов, который в современной России, кстати, достаточно высок (в СССР его максимальная ставка составляла 9%). Другими словами, введение личного страхового платежа ни при каких условиях не должно повлечь дополнительные вычеты из заработка застрахованных.

2. Далее - о тарифах страховых пенсионных взносов, базе для их начисления и других обстоятельствах, влияющих на объем взимаемых страховых пенсионных взносов.

Сам по себе тариф страховых пенсионных взносов (им признается ставка страхового взноса в процентах к базе для начисления страховых взносов) в отрыве от базы, на которую они начисляются, и ряда других обстоятельств не может определять объем фактически взимаемых (уплачиваемых) страховых взносов. Их объем в конечном счете определяет вся совокупность соответствующих факторов. Главный фактор состоит в том, что вместе с дотацией, предоставляемой за счет бюджета страны, совокупные страховые платежи работодателей и наемных работников должны обеспечивать выполнение страховщиком (пенсионным фондом) всех обязательств перед застрахованными и их семьями (в случае потери кормильца).

Обычно страховые платежи определяются в едином процентном отношении к базе, каковой признается вся начисленная сумма оплаты труда (заработка) или заработок до определенного предела.

При введении обязательного пенсионного страхования в 1990 г. Россия позаимствовала опыт других стран и СССР: соответствующим законом был предусмотрен единый страховой тариф для всех работодателей (28%), а базой для его начисления стал фактический заработок работника, начисленный за расчетный период - истекший календарный месяц.

В 2002 г. распределительная пенсионная система была заменена принудительной накопительной системой. В ней все страховые взносы признаются индивидуально возмездными обязательными платежами, персональным назначением которых является обеспечение права гражданина на получение пенсии в размере, эквивалентном сумме страховых взносов, учтенных на его индивидуальном лицевом счете. Другими словами, сколько за тебя заплачено и учтено на твоем индивидуальном счете, столько и получишь в виде пенсии (это касается всех взносов, а не только предназначенных для выплаты накопительной части трудовой пенсии).

В чем же конкретно заключались изменения тарифов на втором этапе по сравнению с первым, какую цель эти изменения преследовали и в чьих интересах они осуществлялись?

С 2002 по 2005 г. типичный тариф составлял, как и прежде, 28%, однако для некоторых работодателей он был существенно понижен; с 2002 г. вместо единого типичного страхового тарифа ввели регрессивную шкалу ставок для взимания страховых платежей, прекратили взимание страховых взносов с высокого заработка, установили дифференцированные платежи в зависимости от возраста застрахованных и их пола, ввели резервирование части страховых взносов (сначала 2%, затем 4, а с 2008 г. - 6%) для выплаты в отдаленной перспективе накопительной части трудовой пенсии; с 2005 г. снизили страховой тариф с 28 до 20%.

Все это разбалансировало бюджет Пенсионного фонда РФ, подорвало его финансовую основу и превратило этот бюджет в остродефицитный, требующий постоянных вливаний за счет средств федерального бюджета.

Вполне очевидно, что при сохранении прежнего уровня единого страхового пенсионного тарифа для всех работодателей в размере 28% по отношению к начисленной заработной плате собственные доходы фонда обязательного пенсионного страхования значительно превысили бы те доходы, которые фактически были получены в 2002 г. и последующие годы. Расчет простой: фонд оплаты труда делится на 100 и умножается на 28, затем полученный результат делится на сумму фактически поступивших доходов (все в расчете на соответствующий календарный год).

Целью осуществленных преобразований являлось сокращение затрат на страховые пенсионные взносы работодателей и, следовательно, снижение цены рабочей силы и увеличение их прибыли, а также сокращение расходов на пенсионное обеспечение и сохранение их на минимальном уровне, что отвечало интересам лишь крупного бизнеса и казны. Общий "недобор" собственных доходов фонда обязательного пенсионного страхования в связи с изменением всех правил взимания страховых взносов, осуществленный с 2002 по 2005 г., составил, по ориентировочным расчетам, например, на 2007 г. свыше 900 млрд. руб. Эта сумма равна примерно 60% всех произведенных расходов на пенсионное обеспечение. Цена ущерба для пенсионеров от реформирования действовавшей ранее пенсионной страховой системы - снижение уровня их возможного пенсионного обеспечения на 60%[40].

Что же нужно сделать для того, чтобы исправить создавшуюся ситуацию в отношении страховых пенсионных взносов, уплачиваемых работодателями?

Необходимо восстановить прежний единый для всех работодателей тариф страховых взносов в размере 28% или хотя бы довести его до 26% в порядке временного компромисса. Надо признать, что резкое, беспрецедентное в мировой практике снижение страхового тарифа на восемь процентных пунктов (а с учетом отмены личного страхового платежа - на девять) было необоснованной уступкой бизнес-сообществу (оно даже не мотивировалось).

Может быть, размер страховых пенсионных взносов для работодателей был изначально установлен в России слишком высоким по сравнению с их уровнем в других странах? Нет, после снижения он оказался ниже, чем во многих странах.

Однако эта мера должна сочетаться с рядом других: отменой пониженных тарифов для отдельных категорий работодателей и льгот для застрахованных; взысканием страховых платежей со всего начисленного заработка или с заработка, ограниченного достаточно высокой суммой.

Возражать против пониженных тарифов и льгот в принципе вряд ли следует. Однако все эти послабления должны предоставляться не за счет других застрахованных, за которых уплачиваются взносы в полном объеме, а за счет федерального бюджета. Другими словами, недобор взносов, образующийся в связи с введением пониженных тарифов и льгот, должен восполняться (компенсироваться) за счет федерального бюджета. При этом учитывается, что страховые платежи не налоги и ими нельзя манипулировать как налоговыми платежами.

В настоящее время в наиболее высоком размере (20%) страховые взносы начисляются на заработок до 280 тыс. руб. в расчете на год (на месяц - около 23 тыс. руб.), затем тариф резко снижается, а при заработке 600 тыс. руб. и выше взносы не начисляются вовсе. Правительство РФ намерено, судя по озвученным предложениям, установить единый тариф и взимать страховые платежи лишь с заработка до 415 тыс. руб. в расчете на год (на месяц - около 34 тыс. руб.).

Среднемесячная заработная плата в стране в сентябре - октябре 2008 г. составила почти 18 тыс. руб., во многих отраслях она значительно превышает 30 тыс. руб. (в сфере добычи топливно-энергетических полезных ископаемых, финансовой деятельности, производства нефтепродуктов заработная плата, например, составила около 37 тыс. руб.). Правительство РФ предлагает поднять планку заработка, на который начисляются страховые взносы, лишь до 415 тыс. руб. в расчете на год, а на заработок, превышающий эту сумму, - взносы не начислять. Данное предложение - это вновь уступка крупному и наиболее выгодному бизнесу, его взносы составят по отношению к отраслевому начисленному заработку значительно меньшую часть, чем в других отраслях, где оплата труда ниже (коммунальные услуги, здравоохранение, образование, обработка древесины, сельское хозяйство и многие другие).

Оптимальным вариантом представляется единый тариф для всех работодателей, по которому начисляются страховые взносы на весь заработок. Это не только существенно увеличит доходы в виде страховых взносов, но и позволит ввести расчетный период - месяц вместо года, что упростит и ускорит расчеты. В качестве компромисса можно определить предельный заработок, на который начисляются страховые взносы, в 600 тыс. руб. в расчете на год, с последующей корректировкой данной суммы по истечении каждого года с учетом роста средней оплаты труда в стране.

3. Преодоление неплатежей страховых взносов работодателями, потворство этому самих застрахованных - одна из острейших проблем, ведущая впоследствии к низким пенсионным выплатам.

По оценкам специалистов, теневые оплаты, т.е. "серые" и "черные" заработные платы, составляют не менее 30%, в таком же объеме оцениваются и недоборы страховых платежей. Бытует мнение, что для легализации теневых трудовых доходов существует лишь один способ - снижение уровня взносов для работодателей, он пропагандируется до сих пор, хотя не подтверждается на практике. Главные причины неплатежей - это не только мошенничество работодателей и коррупция чиновников, но и массовая бедность занятого населения, взаимная личная выгода сторон, а в итоге перспектива получения весьма скромной трудовой пенсии - чуть выше социальной пенсии. И все это при полном отсутствии массового, действенного контроля "снизу". Для устранения неплатежей требуется устранить все перечисленные причины.

4. Крайне необходимая мера - это ликвидация обязательных, т.е. принудительных, пенсионных накоплений и использование всего объема страховых взносов на выплату текущих пенсий.

В России, вопреки международному опыту всех развитых стран, в структуру пенсии, устанавливаемой за трудовую деятельность, введена накопительная часть. Для ее выплаты в весьма отдаленной перспективе, зачастую через 35 - 40 лет после начала трудовой деятельности, часть страховых взносов (сначала два процентных пункта, затем четыре, а с 2006 г. - шесть) не направляется на выплату текущих пенсий, виртуально они накапливаются, а по существу используются на различные цели. Сумма пенсионных накоплений за истекшие годы (с 2002 г.) составила около 1 трлн. руб. Эти пенсионные накопления, как и другие страховые пенсионные взносы, объявлены государственной федеральной собственностью (они являются, по существу, внутренним долгом) и подлежат возврату в виде накопительной части трудовой пенсии, устанавливаемой дополнительно к трудовой пенсии в связи с достижением пенсионного возраста. Пенсионные накопления есть у всех граждан, которые родились в 1967 г. и позднее. Таких ныне более 60%, их численность постепенно возрастает, а численность людей старшего возраста сокращается. Через некоторое время все работающие будут вынуждены не добровольно, а в силу принуждения отдавать часть своего заработка под обещание вернуть его через многие годы.

Можно лишь удивляться, как в стране, где оплата труда в шесть-восемь раз (а зачастую и на порядок) ниже, чем в других развитых странах, где подавляющее большинство работающих граждан не имеет сбережений и живет "от зарплаты до зарплаты", экономя на всем, отказываясь от рождения второго, третьего ребенка, а иногда и первого, решились ввести принудительную накопительную пенсионную систему, даже не спросив людей, верят ли они в то, что государство вернет им взятую в долг часть их заработка. Идеологи принудительной пенсионной системы утверждали и утверждают до сих пор, что за счет накопительной части пенсии возрастет общая ее сумма. Это неправда. При направлении части страховых взносов (сейчас 6% из 20) для выплаты в отдаленной перспективе накопительной части пенсии соответственно сокращается сумма страховых взносов, предназначенная для выплаты страховой части пенсии (с 14 до 8%). Прирост, не номинальный, а реальный, возможен лишь тогда, когда доходы от инвестирования окажутся выше, чем так называемая пенсионная инфляция. Пока за шесть лет (с 2002 по 2008 г.) официальная инфляция, которая ниже пенсионной примерно вдвое, полностью съедает прирост, которого, кстати, зачастую и нет. Начавшийся финансовый кризис, несомненно, еще более усугубит сложившуюся ситуацию.

В чьих же интересах установлены в России принудительные пенсионные накопления? Ответ очевиден: в интересах бизнес-сообщества, которым лоббировались соответствующие предложения. Только ему, а вовсе не застрахованным, "нужны длинные и дешевые деньги", лишь оно может пользоваться такими деньгами в период их нахождения в управлении соответствующих компаний.

Кстати, о судьбе накоплений. О ней говорят не всю правду. Вся правда состоит в том, что многие граждане, имеющие пенсионные накопления, в том числе пополняемые ими добровольно с софинансированием за счет государства, не смогут их получить, если их пенсионная жизнь окажется меньше расчетной. Все невыплаченные им пенсионные накопления останутся в казне как государственная федеральная собственность, они не подлежат выдаче наследникам. Таков закон. Пенсионная жизнь наших соотечественников не так уж велика, у мужчин она составляет около 12 лет, что почти вполовину короче расчетной.

Что дает пенсионерам, как настоящим, так и будущим, упразднение принудительных пенсионных накоплений? Страховая часть их трудовой пенсии сразу же, буквально через месяц после решения об ее отмене и направлении всех страховых взносов на выплату текущих пенсий, возрастет на 40%, а все суммы трудовой пенсии, включая как базовую, так и страховую ее части, - на 20%. Не окажутся в обиде и те, у кого есть пенсионные накопления и кто являются потенциальными пенсионерами: им, как и было обещано, надо выплачивать после достижения пенсионного возраста надбавку к пенсии. Размер этой надбавки следует определять путем деления суммы накоплений (она отражена в индивидуальном лицевом счете каждого) на расчетный период пенсионной жизни в месяцах. Выплата надбавок будет осуществляться постепенно по мере достижения пенсионного возраста гражданами, имеющими пенсионные накопления. Первые выплаты начнутся, следовательно, лишь через 13 и 18 лет (соответственно женщинам и мужчинам), если к тому времени пенсионный возраст не повысится. Все это не так уж обременительно для государства. Что касается бизнес-сообщества, то до полного погашения пенсионного долга государством оно может пользоваться соответствующими финансовыми ресурсами за соответствующее вознаграждение их собственникам.

5. Во многих странах фонды обязательного социального страхования пополняются ассигнованиями из государственного бюджета страны, формируемого за счет различных налоговых платежей - прямых и косвенных налогов, акцизов, пошлин и т.д. Их плательщиками являются все граждане и организации независимо от участия в системе обязательного пенсионного страхования.

В России фонд обязательного пенсионного страхования также пополняется ассигнованиями из федерального бюджета. Объясняется это не только заниженными страховыми пенсионными взносами, но и возложением на данный фонд тех затрат, которые не являются страховыми пенсионными расходам. К ним относятся расходы, связанные с включением в трудовой стаж тех периодов работы (службы), в течение которых работник не подлежит обязательному пенсионному страхованию. Это службы в силовых ведомствах (в Вооруженных Силах, органах внутренних дел, службе безопасности и т.д.), в судебных органах в качестве судьи, в прокуратуре в качестве следователя и др. К нестраховым относятся также нерабочие периоды, связанные с материнством и уходом за малолетними детьми, инвалидами, долгожителями. В настоящее время компенсируются (да и то частично) лишь расходы за некоторые такие периоды, например за период военной службы по призыву, ухода за ребенком в возрасте до полутора лет. Компенсации подлежат также расходы по выплате досрочных пенсий по старости многодетным матерям и матерям (опекунам) инвалидов с детства (за тот период, в течение которого их пенсия является досрочной). Явно не страховыми пенсионными расходами являются затраты на выплату пособий на погребение, улучшение проживания граждан в учреждениях социального обслуживания, на проведение юбилейных мероприятий, оказание помощи пенсионерам, пострадавшим от стихийных бедствий, адресной материальной помощи. К ним относятся и расходы на выплату заработной платы персоналу фонда и его территориальным органам, организацию выплаты и доставку пенсий и пособий, материально-техническое оснащение фонда и его подразделений, строительство зданий и сооружений.

Перечисленные затраты осуществлялись за счет федерального бюджета, но постепенно их переложили на фонд обязательного пенсионного страхования, во многих случаях вопреки закону. Кстати, аналогичные затраты, касающиеся других категорий граждан, осуществляются до сих пор за счет государства, т.е. федерального бюджета, и они не ведут к снижению пенсионных выплат в отличие от таких выплат застрахованным[41].

6. Особая проблема - досрочные пенсии по старости в связи с неблагоприятными условиями труда и работой на Крайнем Севере.

Такие пенсии распространены в России, как ни в одной стране мира: существует 23 различных основания для их установления, число получателей таких пенсий составляет около 3,6 млн. Расходы на их выплату составляют примерно 15% всех средств, направляемых на пенсионное обеспечение по старости. Главная причина такого положения - сдерживание развития и внедрения новейших технологий, как в прошлом, так и в настоящее время.

Федеральным законом от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" предусматривалось принять закон о профессиональных пенсиях и ввести его в действие с 1 января 2003 г. При этом предполагалось создать альтернативный источник средств, за счет которого будут выплачиваться досрочные пенсии, т.е. установить дополнительные страховые взносы для организаций, где выполняются указанные выше работы, и выплачивать такие пенсии (пока они являются досрочными) за счет этих средств.

Однако указания закона в данной части не выполнены, проект закона о профессиональных пенсиях принят лишь в первом чтении, дальнейшее продвижение проекта было заблокировано. Причина - противодействие крупного бизнеса, которому невыгодно введение дополнительных страховых взносов, снижающих его прибыль. Хорошая и справедливая идея, давно реализуемая на практике в других странах, сохранена, но когда она будет осуществлена, теперь неизвестно: срок принятия закона о профессиональных пенсиях не установлен. Значит, все досрочные пенсии по-прежнему будут выплачиваться за счет страховых взносов, которые уплачиваются за всех застрахованных на общих основаниях, а тем, кому установлена обычная пенсия по старости, по-прежнему будут недополучать примерно 15% пенсии. Решение об этом содержится в Федеральном законе от 30 декабря 2008 г. № 319-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

7. Особого внимания заслуживает соотношение страховых пенсий, т.е. пенсий, заработанных трудом, и социальных пенсий.

Социальные пенсии появились в нашей стране в конце прошлого века, они стали следствием реализации идеи о необходимости введения всеобщего пенсионного обеспечения, в том числе всех тех граждан, которые по каким-либо причинам не заработали права на получение страховой пенсии или пенсии за определенную служебную деятельность. Данная идея, которая давно реализуется практически во всех цивилизованных странах, воспринята и в современном российском пенсионном законодательстве. Такая пенсия - это узаконенная благотворительность государства, эффективное средство предотвращения бедности. Социальная пенсия во всех странах значительно ниже страховой, поскольку она не преследует цель сохранить трудовой статус человека и возместить в значительной степени утраченный им трудовой доход, а следовательно, и соответствующий материальный достаток, обеспечивающий достойную жизнь после выхода на пенсию.

Однако Россия здесь также пошла (с 2002 г.) своим путем, отличным от пути, давно избранного другими странами. В этих странах уровень страховых пенсий, в том числе минимальный, значительно выше, чем уровень социальных пенсий: на выплату социальной пенсии не расходуются средства обязательного пенсионного страхования, все такие пенсии выплачиваются за счет общегосударственных средств, аккумулируемых в бюджете страны, и т.д.

В России в состав трудовой пенсии введена так называемая базовая часть, она равна социальной пенсии, установленной для старого человека, ее размер с 1 марта 2009 г. составляет 1950 руб., предполагается его постепенное повышение до прожиточного минимума пенсионера. Наименьший уровень страховой пенсии равен социальной пенсии. Тем, кто имеет право на трудовую пенсию и социальную пенсию, на практике предоставляется выбрать одну из них[42]. Базовая часть в составе страховой пенсии - это, по существу, социальная пенсия. Однако финансовое обеспечение выплаты социальной пенсии и базовой части трудовой пенсии различно. Первая выплачивается за счет федерального бюджета, а вторая - за счет страховых взносов. Страховые взносы застрахованных для выплаты им данной части пенсии составляют 6% из 20 (до 2005 г. - 14% из 28). Предполагается их увеличить до 10% из 26. Это означает, что застрахованным базовая часть пенсии выплачивается за счет дополнительного налогового платежа.

Страховую пенсию следует очистить от инородной составляющей - базовой части. Все то, что выплачивается за счет страховых пенсионных взносов, должно именоваться просто пенсией по обязательному пенсионному страхованию, без каких-либо частей.

Надо иметь, однако, в виду, что в ряде стран такие социальные пенсии (пособия) назначаются на равных основаниях всем пожилым гражданам; в других странах, в том числе достаточно благополучных, лишь тем из них, кто нуждается в материальной поддержке.

В России социальные пенсии выплачиваются всем пожилым гражданам без исключения, хотя среди них есть немало и состоятельных людей, не нуждающихся в материальной помощи. Вряд ли это ныне оправданно.

8. Наконец, последнее. Опыт практически всех развитых стран свидетельствует о том, что само занятое население охватывалось обязательным пенсионным страхованием не сразу, а постепенно, по мере появления соответствующих предпосылок для этого. В нашей стране проблему решили в одночасье.

Однако для такого населения установлены мизерные страховые платежи - 150 и даже зачастую 100 руб. в месяц. При таком уровне платежей они фактически превратились в иждивенцев наемных работников, стали получать трудовую пенсию за счет страховых взносов наемных работников, а не социальную пенсию, ранее выплачиваемую за счет федерального бюджета.

Выход из создавшейся ситуации есть: необходимо значительно повысить для такого населения страховые взносы (хотя бы до уровня тех, которые начисляются на минимальную оплату труда) либо отменить для этого населения обязательное пенсионное страхование.

Можно предложить еще несколько способов пополнения собственных доходов фонда обязательного пенсионного страхования, а также экономии средств этого фонда, хотя последнее звучит, на первый взгляд, странно: уровень пенсионного обеспечения в нашей стране крайне низок и сокращать его вроде уж некуда. Но это не так. При низком уровне излишества имеются, и устранять их необходимо. Но реализация даже тех предложений, которые перечислены выше, приведет к увеличению доходов фонда обязательного пенсионного страхования более чем вдвое и, следовательно, позволит в такой же мере увеличить расходы на пенсионное обеспечение наших соотечественников, т.е. ликвидировать хроническую, безысходную пенсионную нищету. Ликвидировать не через несколько лет и тем более не в отдаленной перспективе, а быстро, к концу 2009 г., учитывая, что страховая пенсионная система является быстрореализуемой, основанной на трудовых доходах занятого, работающего, населения.

Считаем, что, перестройка финансовой основы (базы) российской пенсионной системы не самоцель. Она необходима ради решительного повышения уровня пенсий и установления в итоге более социально оправданных, справедливых условий и норм пенсионного обеспечения.