Позитивная и негативная роль девиации

Усвоение социальных норм – основа социализации. Соблюдение же этих норм определяет уровень общества.

Характерная черта девиантного поведения – культурный релятивизм (относительность). В первобытный период, у некоторых примитивных племён ещё и сегодня, каннибализм, геронтоцид (убийство стариков), кровосмешение и инфантацид (убийство детей) считались нормальным явлением, вызванным экономическими причинами (дефицит продуктов питания), либо социальным устройством (разрешение брака между родственниками).

Культурный релятивизм может быть сравнительной характеристикой не только двух равных обществ или эпох, но также двух или нескольких больших социальных групп внутри одного общества. В таком случае надо говорить не о культуре, а о субкультуре. Пример таких групп – политические партии, правительство, социальный класс или слой, верующие, молодёжь, женщины, пенсионеры, национальные меньшинства. Так, непосещение церковной службы – девиация с позиций верующего человека, но норма с позиции неверующего. Этикет дворянского сословия требовал обращения по имени-отчеству, а уме5ньшительное имя («Колька» или «Никитка»_ - норма обращения в низших слоях считалось у дворян девиацией.

В СССР в 60-70-е годы школьные учителя боролись с «длинноволосыми» учениками, усматривая в их причёсках подражание6 «буржуазному образу жизни» и признаки нравственного растления. В конце 80-х годов наше общество изменилось и длинные волосы превратились из девиации в норму.

Борьба с девиацией часто перерождается в борьбу с разнообразием чувств, мыслей поступков.

В большинстве обществ контроль девиантного поведения несимметричен: отклонения в плохую сторону осуждаются, а в хорошую – одобряются. В зависимости от того, позитивным или негативным является отклонение, все формы девиаций можно расположить на некотором континууме.

На одном его полюсе разместится группа лиц, проявляющих максимальное неодобряемое поведение: революционеры, террористы, не патриоты, политические эмигранты, предатели, атеисты, преступники, вандалы.

На другом полюсе расположится группа с максимально одобряемыми отклонениями: национальные герои, выдающиеся артисты, спортсмены, учёные, писатели, художники, передовики труда.

Если провести статистический подсчёт, то окажется, что в нормально развивающихся обществах и в обычных условиях на каждую из этих групп придётся примерно по 10 – 15 % общей численности населения. Напротив, 70 % населения страны составляют «твёрдые середняки» - люди с несущественными отклонениями.

Хотя большинство людей большую часть времени ведёт себя в согласии законами, их нельзя считать абсолютно законопослушными, т.е. социальными конформистами.

Большая часть людей большую часть времени ведёт себя в согласии с законами. Однако это не даёт основания считать их абсолютно законопослушными, т.е. социальными конформистами. Так, при обследовании жителей Нью–Йорка 99 % опрошенных признались в том, что они совершили один и более незаконных поступков, например скрыто воровали в магазине, обманывали налогового инспектора или постового, не говоря уже о более невинных шалостях – опоздании на работу или переходе улицы. Полную картину девиантного поведения в конкретном обществе составить очень трудно, поскольку полицейская статистика регистрирует незначительную часть происшествий.