Положительные и отрицательные последствия глобализации

К процессу глобализации невозможно относиться однозначно. Он оказывает как большое положительное влияние на общество, так и огромное отрицательное воздействие.

Значительная часть человечества получила немыслимый прежде доступ к знаниям и сведениям благодаря прогрессу в сфере технологий, в частности, Интернету. Глобальный охват конкуренции подстегивает производительность труда, поощряет научные разработки, привлекает капитал в зоны социальной стабильности.

Однако, гораздо более значимыми оказываются негативные последствия глобализации.

Только рынок капиталов является подлинно глобальным, и только капитал без всяких препятствий мигрирует в места наиболее выгодного своего приложения. Капитал, в свою очередь исходит не из бедных стран Юга, а богатых стран Севера. Совершенно ясно, что глобализация вопреки смыслу этого слова затронула лишь небольшую группу развитых стран. Если говорить точнее, то коснулась она всего мира, однако только наиболее развитые страны имеют возможность пользоваться ее плодами. 81% прямых инвестиций приходится на северные страны с высоким жизненным уровнем - США, Британия, Германия, Канада. Концентрация капитала в этих странах увеличилась за четверть века на 12%.

Американская экономика глобализируется в наибольшей степени, что позволяет ей извлекать максимальные выгоды из проникновения на другие рынки. Так, только за 1987- 1997 гг. американский экспорт возрос на 140%, что составляет 30% общего прироста макроэкономических показателей.[7]

В. Супян, доктор экономических наук, заместитель директора Института США и Канады РАН, в своей статье “Сфера труда в США: новые тенденции и вызовы ХХI века” пишет: “Для США очевидны преимущества глобализации: дешевый импорт из третьих стран сдерживает инфляцию и способствует увеличению доходов и потребительского спроса; идет приток капиталов и квалифицированной рабочей силы (прежде всего ученых и инженеров) из-за рубежа. Приток капиталов, кроме того, удерживает ставки ссудного процента на низком уровне; рост экспорта американских товаров означает дополнительные рабочие места, часто высокооплачиваемые; вывоз капитала за рубеж, особенно прямых инвестиций, создает благоприятные условия для функционирования американских компаний в мировом хозяйстве за счет более низких издержек производства”.

В тоже время В. Супян отмечает, что многие отмеченные процессы имеют и негативный эффект.

“Во-первых, миллионы американцев теряют рабочие места вследствие перевода производств за рубеж и увеличения масштабов импорта (США имеют большой отрицательный торговый баланс - более 350 млрд долл. в 2000 г.). Причем в результате распространения информационных технологий предприятия сферы услуг (финансовые, компьютерные, транспортные, инжиниринговые и пр.) становятся уязвимыми с точки зрения угрозы перенесения их деятельности в страны с более дешевой рабочей силой.

Во-вторых, усиление международной конкуренции все чаще приводит к снижению ставок заработной платы как альтернативы вывоза предприятий за рубеж.

В-третьих, поскольку предприятия, открываемые за рубежом, оснащаются самым современным оборудованием, собственно американские предприятия могут потерять их конкурентные преимущества - высокое качество и надежность товаров.

В-четвертых, иммигранты в США, особенно нелегальные, и иностранная рабочая сила на американских предприятиях за рубежом нередко используются с нарушением основных трудовых стандартов, принятых МОТ в 1998 г. и обязательных для исполнения всеми странами-участницами.

Имеются в виду пять фундаментальных принципов - право на свободу ассоциаций, право на заключение коллективных договоров, ликвидация обязательного или принудительного труда, ликвидация детского труда, ликвидация дискриминации при найме на работу. Кроме того, в самих США применительно к нелегальным иммигрантам нередко нарушается и американское законодательство о минимальном уровне оплаты труда, составляющем в 2000 г. 5,15 долл. в час”. Однако сопоставляя положительные и отрицательные последствия глобализации для Соединенных Штатов, В. Супян делает вывод, что на современном этапе глобализация достаточно выгодна для американской экономики и рынка труда. В отдельных отраслях эффект глобализации особенно заметен. Так, в моторостроении 47% занятых непосредственно связаны с работой на экспорт, аэрокосмической отрасли и производстве электронных компонентов - 44, добыче железных руд - 42, на водном транспорте - 41%.[8]

В действительности получается, что практически все государства ставятся под пресс. Под влиянием глобализации государства становятся объектами резких экономических перемен. Трудно отрицать, что приток капиталов дает развивающимся странам новые возможности, появляется дополнительный шанс. Например, между 1990 и 1997 годами финансовый поток частных средств из развитых стран в развивающиеся увеличился с 44 млрд. долл. до 244 млрд. примерно половину этих средств составили прямые инвестиции, что, казалось, давало странам-получателям шанс. Но вскоре обнаружилось, что огромные суммы уходят так же быстро, как и приходят, если экономическая ситуация в стране начинает терять свою привлекательность, то есть, например, исчезает возможность получения сверхприбыли. Очень быстро западный частный капитал покинул в середине 1997 года Таиланд, затем Южную Корею, Индонезию, вызвав в каждой из этих стран шок национального масштаба.

Критики транснациональных корпораций указывают на то, что выгоды прямых инвестиций в развивающиеся страны часто сводятся на нет отрицательными последствиями западного экономического вмешательства. Глобализация требует фактической унификации условий, но в реальной жизни такого не происходит. Всемирное снятие барьеров выгодно, прежде всего, развитым странам. На протяжении 90-ых годов США получали от роста экспорта около трети прироста своего ВНП. Даже когда кризис поразил часть азиатских стран, потоки капитала устремлялись на американский финансовый рынок, способствуя росту американской индустрии и сельского хозяйства. Не удивительно, что США намерены выступать наиболее упорным и убежденным сторонником мировой глобализации. Здесь важно уточнить, что речь идет прежде всего о правящей элите Соединенных Штатов.

В процессе глобализации недооценивается, так же фактор государственности. Кризис в Восточной Азии в конце ХХ века был вызван во многом открытием восточно-азиатскими странами своих финансовых рынков, а в результате вхождения Мексики в Северо-Американскую зону свободной торговли покупательная способность рабочих снизилась в этой стране после 1994 года более чем на 25%. Государства не должны позволить, чтобы общество попало в огромную зависимость от глобальных экономических процессов, над которыми у них нет контроля.

Основная критика глобализации обусловлена тяжестью расплаты за ее принятие, а главной ее мишенью становится система открытой конкуренции, выгодная на текущем этапе западному блоку индустриально развитых государств во главе с США. Современный мировой рынок - это система, где практически нет свободной конкуренции. Внедрение в мирохозяйственные отношения принципов, характерных для неолиберального этапа эволюции “позднего” капитализма приводит к формированию системы отношений, характеризующейся стабильно воспроизводимыми монопольными преимуществами и, следовательно, подрывом основ свободной конкуренции в отношениях между крупнейшими ТНК и их сателлитами, с одной стороны и “периферией” экономической жизни (экономикой третьего и, в значительной части, второго мира), с другой.

ТНК монополизируют прежде всего наиболее передовые и конкурентоспособные ресурсы (высокие технологии; квалификационную рабочую силу и работников-новаторов, которые могут устойчиво воспроизводиться в массовом масштабе только в развитых странах; “ноу-хау”, патенты на высокие технологии и многие другие информационные продукты). Они получают монополию не только на наиболее эффективные ресурсы, но и на их воспроизводство. Особенно важна здесь монополизация научно-технического прогресса и образования. Крупные корпорации следят за тем, чтобы не осуществлять передачи технологий, ведущих к возникновению возможных конкурентов путем налаживания в странах южного полушария самостоятельного конкурентоспособного производства. Современной формой этой политики стала подача заявки на патент. В США количество заявок на выдачу патентов удвоилось за последние десять лет. Одновременно там же усилилось и их сосредоточение: из 160 000 патентов, заявленных в 1999 г. в мире, 87% приходится на США. Такое первенство держит страны Юга планеты в подчиненном положении и ограничивает возможность поднять общую квалификацию рабочей силы.

Социальная критика глобализации становится все более весомой. В развитых странах глобализация встречает противодействие и со стороны левой части политического спектра, и на его правом фланге. Протест возможен как на Севере, который создает и монополизирует высокие технологии, квалифицированную рабочую силу, поглощая при этом большую часть (до 80%) природных ресурсов и вывозя в третий мир грязные технологии, требующие массового использования низкоквалифицированной рабочей силы и истощающие природную среду, так и на Юге, который соответственно поставляет развитым экономикам природные ресурсы, концентрирует грязные индустриальные технологии.[9]

После всемирно освещенных средствами массовой информации протестов против глобализации в ходе заседания Всемирной торговой организации в Сиэтле в 1999г., в Вашингтоне в 2000г. и других, выступления противников глобализации, критикующих ее антигуманные стороны, не могут более не приниматься во внимание.