Понятие духовно-нравственной безопасности России

Духовно-нравственная безопасность – это система условий, позволяющая обществу сохранять свои жизненно важные параметры (прежде всего культурного, этического и интеллектуального характера), в пределах исторически сложившейся нормы. Их выход за рамки нормы ведет к распаду общества, как целостной системы в связи с разрушением структурирующих его духовно-нравственных оснований. «Упадок нравов - это погибель государства, как политического целого», - свидетельствовал в свое время Наполеон.[1]

Духовно-нравственная безопасность – это специфическая составная часть национальной безопасности, «включенная» во все ее виды. Она представляет собой состояние личности, общества и власти, обеспечивающее их нормальное взаимоувязанное существование и функционирование, а также созидательное культурно-цивилизационное развитие сложившегося или складывающегося национального образа жизни. С другой стороны, - это процесс сохранения и позитивного видоизменения идеалов, ценностей, норм и традиций, господствующих в обществе, разделяемых массами людей и властными структурами в целях социального воспроизводства, гарантирующего устойчивость, преемственность и динамику общественного развития.[2]

Так, согласно Концепции национальной безопасности Российской Федерации – «Обеспечение национальной безопасности России включает в себя также защиту культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, сохранение культурного достояния всех народов России, формирование государственной политики в области духовного и нравственного воспитания населения, введение запрета на использование эфирного времени в электронных средствах массовой информации для проката программ, пропагандирующих насилие, эксплуатирующих низменные проявления, а также включает в себя противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров».[3]

Духовно-нравственную безопасность через призму социологических и политологических интересов можно кратко определить как:

1) способность личности, общества и государства сохранять и развивать позитивную созидательную нравственность и духовность;

2) состояние защищенности жизненно важных духовно-нравственных интересов и потребностей личности, общества и государства;

3) систему отношений между субъектами общественной жизни, которая обеспечивает благоприятные условия для духовно-нравственной жизни и духовно-нравственного развития.

Самым общим объектом духовно-нравственной безопасности выступают духовно-нравственные отношения: представления, идеи, чувства, оценки, установки и другие связи между людьми, возникающие у них в процессе восприятия мира в целом, природы, личного и общественного бытия.

Предметом же, ограничивающим сферу духовно-нравственной безопасности, ее социологического осмысления, эмпирического анализа, выступает духовно-нравственная жизнь личности, общества и власти, представляющая собой их реально функционирующее практическое сознание, рассматриваемое в связи с деятельностью по производству, распространению и потреблению духовно-нравственных ценностей. Итогом этой многообразной деятельности являются духовно-нравственный облик личности, определенные состояния массового и специализированного сознания, представляющие собой основные блоки системы духовно-нравственной безопасности.[4]

При этом под духовно-нравственным обликом личности понимаются характеризующие её смысложизненные установки, определяющие мотивацию жизнедеятельности, а также базовые духовно-нравственные качества.

Массовое сознание - это реально функционирующее практическое сознание, в котором причудливо сочетаются научные, мифологизированные и обыденные представления, экономические, социальные, политические, экологические, духовно-нравственные, религиозные, эстетические, правовые и иные установки, стереотипы, разделяемые массами людей. Оно свойственно естественным человеческим сообществам, возникающим на основе общности актуальных жизненных проблем и интересов, а также в связи с определенной оценкой социально-политических процессов для демонстрации общей позиции, или же осуществления какой-либо другой совместной деятельности.

Иначе говоря, в массовое сознание входят только те духовно-нравственные образования (идеи, взгляды, представления, оценки и т.п.), которые приобрели особое качество: массовость распространения и использования, оперирования или потребления в процессах трансмиссии, манипулирования и т.п. Так, под состоянием массового сознания имеется в виду:[5]

1. Совокупность актуальных духовно-нравственных оценок, отношений и установок, характеризующих духовно-нравственную атмосферу общества (уровень его сплоченности, религиозности, оптимизма; отношение к злободневным социально-экономическим и политическим проблемам, затрагивающим жизненно важные интересы людей).

2. Распространенность в обществе определенных реально функционирующих морально-этических представлений, принципов и норм (гражданственности, патриотизма, эгоизма, коллективизма, индивидуализма и т.п.).

3. Состояние национального сознания (уровень и характер этнонационального единства, этноцивилизационная идентичность, этнический и общенациональный патриотизм и т.п.).

Итак, духовно-нравственная безопасность предполагает сохранение фундаментальных духовных, нравственных ценностей и традиций, воспитание способностей эффективно преодолевать любые внешние угрозы, исходя из своих национальных интересов. Так, национальные интересы России в области духовной жизни, культуры и науки заключаются в духовном обновлении общества, сохранении его нравственных ценностей, утверждении в обществе идеалов высокой нравственности, патриотизма и гуманизма, развитии многовековых духовных традиций Отечества.

Особая роль в духовной и нравственной жизни общества принадлежит религии. Религия является одной из древнейших форм культуры. Она является одним из наиболее устойчивых общественных институтов. Религиозные верования разнообразны. Мировые религии (христианство, ислам, буддизм), наряду с национально-государственными, охватывают своим влиянием большинство верующего населения земного шара. Процесс формирования религиозных систем продолжается и в наши дни. Он характеризуется ослаблением влияния и авторитета традиционных форм религии и появлением значительного числа новых религиозных движений, организаций, обществ.[6]

В этом плане следует заметить, что Россию в последнее время буквально захлестнула волна всевозможных религиозных культов и сект.

Культ, в общем виде, – это те или иные мистические практики или богослужения (религиозные культы), либо круг людей, объединенных чрезмерной привязанностью, преданностью и поклонением некоторой фигуре, тенденции, художественной или интеллектуальной программе, практически всегда сопровождающейся явными или скрытыми ритуалами.

Секта – это организация или группа лиц, замкнувшихся в своих интересах (в том числе культовых), не совпадающих с интересами общества, безразличных или противоречащих им. Религиозная секта – это обособленная группа верующих, отошедших от той или иной Церкви. В настоящее время термин «секта» применяется и к тоталитарным сектам, в основе которых – культ вождя, безоговорочное подчинение рядовых членов руководству организации, а также к сатанинским культам различных течений. Члены секты превращаются в рабов, лишенных друзей, близких, личного имущества, — всего того, что необходимо для выхода из секты. Тоталитарные секты строятся вокруг тоталитарного лидера. Эти организации целенаправленно подрывают физическое и психическое здоровье своих членов, меняют их самосознание, обрывают их связи с близкими и родными. Члены секты, также как и наркоманы, не живут долго, они рано умирают от различных болезней, либо кончают жизнь самоубийством. Целью всех тоталитарных сект – не только завербовать ничего не подозревающих людей, но и прийти к власти в государстве. Они не стремятся к немедленной прибыли; они вкладывают средства, наращивают свое влияние и готовятся к захвату власти. Поэтому они опасны не только для отдельных людей, но и для всей страны в целом.[7]

К наиболее известным тоталитарным сектам, действующим на территории России, можно отнести следующие группы и организации: церковь унификации (мунистов); церковь сайентологии (дианектика, Хаббард-колледжи, Нарконон); церковь Сатаны, международное общество сознания Кришны; «Свидетели Иеговы»; «Аум Синрикё», «Белое Братство», «Дети Бога» («Семья любви») и ряд других.

Борьба с сектами – задача всего общества. Наша страна традиционно многоконфессиональна; всю ее историю люди, исповедующие различные религии, жили бок о бок друг с другом, с уважением относясь к праву соседа веровать по-своему, свободно и сознательно выбирать свои религиозные убеждения. Этого права стремятся лишить человека тоталитарные секты.

В секту чаще всего попадают молодые люди, которые не имеют духовного опыта, духовно-нравственных знаний. Поэтому для противодействия сектам необходимо всемерно повышать духовно-нравственную культуру общества. Духовно-нравственная культура – это особая сфера и форма деятельности, это необходимое условие существования всего общества.

Большинство граждан современной России осознают необходимость духовного и нравственного возрождения. История распада СССР наглядно показала, что вся военная и экономическая мощь страны – ничто, если общество не способно защитить себя от агрессии в духовно-нравственной области. В связи этим нельзя не отметить тот факт, что духовный климат в российском обществе в целом стал изменяться к лучшему. Среди знаковых перемен — строительство храмов и часовен, распространение духовной литературы.

Существенным звеном обеспечения духовно-нравственной безопасности в современных условиях должно стать возрождение института священников в образовательных учреждениях. Это объясняется тем, что институт священников полностью соответствует многовековым традициям российского образования, и современной мировой практике. Его введение не будет ущемлять интересы верующих, принадлежащих к различным традиционным конфессиям России. Напротив, это позволит на деле укреплять взаимное доверие между представителями разных народов, не противопоставляя чувство патриотизма и толерантность к непохожим культурам и традициям. При этом важно помнить о реальной угрозе, которую представляют бесчисленные и не всегда безуспешные попытки проникновения различных нетрадиционных религиозных объединений. Нужна широкая просветительская деятельность, что предполагает использование наших традиций и зарубежного опыта.[8]

Таким образом, без развития просветительской деятельности Русской Православной Церкви невозможно возродить духовно-нравственный уровень людей, их осознание призвания, долга и обязанностей в этом мире. Сегодня в России идут два противоположных процесса: с одной стороны, нравственное разложение народа, с другой – процесс образования из аморфной человеческой массы нравственного народного ядра. Для формирования такого ядра необходимо включение через систему образования, через средства массовой информации просветительских программ, способных дать традиционные основы и ценности православного восприятия мира.[9]