Понятие и сущность церковной благотворительности

В «Толковом словаре живого великорусского языка» Владимира Даля, «благотворительность» трактуется как «свойство, качество благотворящего», это определение подходит отдельной личности, а вот определение понятия «благотворение» имеет более широкий, философский смысл – «благодеяние, добродейство, делание добра» [7,102]. Именно это содержание вкладывается в современное слово «благотворительность». В Евангелии от Матфея и в Евангелии от Луки упоминается эта истинно человеческая деятельность, [12] однако, как говорят сохранившиеся свидетельства, «делание добра» происходило и в доевангельские времена.

Зарождение благотворительности связывается с принятием христианства на Руси в 988 году. Киевский князь Владимир Уставом 996г определил категории призреваемых. В течение многих веков церковь и монастыри оставались средоточием социальной помощи старым, убогим и больным. Законодательством этого времени повелевалось помещать неспособных к труду в госпитали, богадельни, раздавать престарелым и увечным «кормовые» деньги, устраивать госпитали для незаконнорожденных, заботиться о призрении воинских чинов.

В одиннадцатом веке Православная церковь взяла под контроль жизнь общества, а также благотворительность. Церковь впервые начала собирать подаяния для тех, кто не мог прокормиться. В период голода она продавала дорогие предметы утвари, и полученные средства тратила на пропитание нуждающихся, а также выкуп пленных. Церковь имела целую сеть социальных институтов:

1. Заведения для стариков.

2. Заведения для содержания бедных.

3. Заведения для содержания больных.

4. Заведения для содержания сирот.

5. Заведения для воспитания и обучения юношества.

Можно говорить о том, что именно церковь заложила основы, а впоследствии и укрепила позиции социальной работы на Руси. В целом же церковная практика социальной помощи с первых лет христианства до становления государственности на Руси развивалась по двум направлениям: помощь через монастыри; помощь через приходы.

Монастыри на Руси выполняли четыре основные функции, связанные с социальной работой

1.  Лечение.

2.  Обеспечение неимущих (милостыня).

3.  Обучение грамоте.

Во второй половине 18 века появляется новое для России понятие – «общественное призрение».

Призреть, т.е. обратить взор со вниманием, участием, сочувствием, милосердием; дать кому-либо приют и пропитание. Цель призрения – разумное и организованное обеспечение нуждающихся необходимым и предупреждение нищеты. Общественное понималось Екатериной II как государственное. Квалифицируя благотворительность как частный случай призрения, его «начальную форму», россияне до начала 20 века употребляли понятие «государственный» и «общественный», как синонимы даже в учебной литературе.

Основными направлениями в благотворительности в России являлись: правительственная; церковная; земская; общественная; частная. Эти направления могли взаимодействовать как в целом в государстве, так и в отдельных регионах.

Все благотворительные заведения по своему назначению разделялись на пять типов:

1.  Призрения (детей и взрослых).

2.  Дешевого и бесплатного проживания.

3.  Дешевого и бесплатного пропитания.

4.  Трудовой помощи.

5.  Лечебной помощи.

Помощь нуждающимся оказывалась в разных формах:

1.   Принятие сирот на казенное содержание, в училищах.

2.   Определение вдов и сирот женского пола в просвирни при церквях.

3.   Престарелые священнослужители получали пенсии от процентов с капитала.

Материалы “Свода Законов” свидетельствуют о том, что в России в конце XIX - нач. XX вв. была сформирована вполне определенная, разветвленная система общественного призрения и социальной помощи. Направления этой помощи были разнообразными - это и бесплатное медицинское обеспечение, и детское призрение, и забота о старости, и призрение неимущих из числа разных слоев общества и т.п. В организации ее принимали участие правительство, государственные, общественные учреждения и организации, включая благотворительные, как в центре, так и на местах. Особая роль возлагалась в этом на приказы общественного призрения, земские учреждения, духовное ведомство [38,97].

С религиозным чувством напрямую были связаны благотворительность и пожертвования.

Обязательность пожертвований провозглашалась православием, а для богатых эта обязанность усугублялась по причине греховности богатства. Видимо поэтому стремление избежать внутреннего душевного разлада, жить в согласии со своей совестью, усиленное строгим воспитанием и религиозными представлениями о душе в потустороннем мире, было главной побудительной причиной расцвета купеческого меценатства. В этой деятельности проявлялась попытка совместить реальные жизненные дела и стремление к спасению души. Несомненно, были и другие причины: богатство и честолюбие, стремление выделиться, заслужить милости двора, жажда почестей и наград, льгот и привилегий. В сословном государстве при приоритетном положении дворянства благотворительность и храмосозидание являлись для русских предпринимателей именно той сферой, где они могли получить общественное признание. Однако главной движущей силой оставались внутренние мотивы, желание и потребность творения блага, добра, осознание своей ответственности перед обществом [6,33].

В невероятно трудных условиях Церкви приходилось и приходится совершать свой путь, восстанавливая в полном объеме исконно присущие ей формы служения, одной из которых является диакония, дела милосердия и благотворительности. Данная сфера церковного свидетельства многопланова и многогранна: оказание материальной помощи; социально-медицинский патронаж в домах ребенка, больницах и хосписах; социальная работа с престарелыми, осужденными, наркоманами и алкоголиками; оказание помощи мигрантам и жертвам стихийных бедствий. Традиционно данные направления диаконического служения Русской Православной Церкви осуществляются на уровне приходов, монастырей и епархий. Церковная благотворительность сегодня имеет более сложную структуру, в которую входят и многопрофильные благотворительные учреждения, организации и фонды, которые оказывают социальную помощь по многим направлениям – от материальной до психолого-педагогической. Часто люди сталкиваются с такими проблемами, которые не могут решить ни они сами, ни члены их семей, ни друзья, ни соседи, ни даже доброжелательные чиновники. Эти проблемы призваны решать, и решают церковно- и священнослужители, а также церковные социальные работники. Помимо человеческого и психологического факторов, здесь важно учесть то принципиальное отличие церковной благотворительности от социальной работы, осуществляемой государством и общественными организациями, которое касается мотивации: в Православии - милосердие — это не жалость, это образ жизни целого церковного организма, в котором отсутствуют прагматические критерии [40, 384].

Милосердие — это состояние, когда милосердным человек становится не во имя себя или даже другого, не из-за почета и уважения, а ради Христа. Именно эта идея является сердцевиной, средоточием и фундаментом процесса возрождения и развития церковной благотворительности, и это связывается в сознании верующих не только с традициями социального служения Церкви, вопросами христианской нравственности, аскетики, но и с новым осмыслением проблемы человека в современном мире, с переосмыслением социального контекста богословия [28, 228].

Сейчас Церковь несёт большое социальное служение, к сожалению, она не имеет больших возможностей и прав. Церковь почти вне закона, и всё-таки она пытается в союзе с предпринимателями помогать бедным в их делах и скорбях. Всегда были бедные, и всегда были богатые. Богатство дано Богом человеку для того, чтобы он помогал бедным. А бедный для того и беден, чтобы помогать богатым совершать дела милосердия [28, 211].

Одним из первых в 1991 году был образован отдел по церковной благотворительности и социальному служению Московского Патриархата (ОЦБСС МП). Он призван заниматься организацией, координированием и развитием социального служения на приходском, епархиальном и общецерковном уровнях на канонической территории Русской Православной Церкви. В межсоборный период синодальный Отдел продолжает осуществлять взаимодействие с Министерством здравоохранения РФ, Министерством труда и социального развития РФ, Комиссией по вопросам гуманитарной и экономической помощи при Правительстве Российской Федерации, Комитетом по взаимодействию с религиозными организациями Правительства Москвы и рядом администраций субъектов Федерации. Главным результатом работы комиссии явилось подписанное Святейшим Патриархом Алексием и Министром здравоохранения РФ Ю. Л. Шевченко новое Соглашение о сотрудничестве между Минздравом РФ и Московской Патриархией (приложение № 9). В данном Соглашении, подписанном 5 марта 2003 г., обозначены основные направления, формы и методы взаимодействия лечебных учреждений и канонических подразделений Русской Православной Церкви. Кроме того, благодаря усилиям и работе членов Комиссии были достигнуты следующие результаты:

— подготовлено принятое 11 августа 2003 г. Постановление Правительства Российской Федерации № 485 «О перечне социальных показаний для искусственного прерывания беременности». Данным Постановлением Правительства РФ существенно сокращен список социальных показаний для искусственного прерывания беременности.

— в рамках деятельности Комиссии создана рабочая группа по изучению опыта взаимодействия медицинских и религиозных организаций в сфере оказания помощи лицам, страдающим алкоголизмом и наркоманией;

По инициативе Министерства здравоохранения РФ труды целого ряда представителей Русской Православной Церкви, среди которых иерархи, клирики и миряне, были отмечены медалью «За заслуги перед отечественным здравоохранением».

В настоящее время наряду с государственной системой социальной защиты дошкольников и школьников (детскими садами, яслями, детскими домами и интернатами, коррекционными школами) существует исторически закрепленная система социальной защиты подрастающего поколения. В ее структуру входят приходские и монастырские приюты, ремесленные и воскресные школы, культурно-образовательные учреждения, профильные учебные заведения.

Сегодня во многих епархиях сироты получают кров, воспитание и образование в десятках приходских и монастырских приютах. Богатый опыт в этой сфере социальной работы накоплен в Белгородской, Владимирской, Иваново-Вознесенской, Костромской, Минской, Московской, Оренбургской, Санкт-Петербургской и Ярославской епархиях. Широкую известность получила деятельность целого ряда детских приютов Москвы и Хотьковского Покровского монастыря.

В течение столетий Церковь поддерживала и опекала престарелых и инвалидов. Традиционной формой социального попечительства над пожилыми людьми, не способными в полной мере осуществлять свои права и выполнять свои обязанности по состоянию здоровья, является функционирование системы богаделен и патронажных служб.

Кроме того, созданный Отделом Экспериментально-методический центр «Патронажная служба» опекает ежегодно более трехсот человек на дому и в стационарах социальной сферы.

Аналогичная работа по попечению стариков проводится в Йошкар-Олинской, Рязанской, Костромской, Белгородской, Минской, Екатеринбургской, Иваново-Вознесенской, Санкт-Петербургской, Пинской, Московской, Брянской, Самарской, Ставропольской, Владимирской. Ярославской и других епархиях. Однако надо отметить, что в целом число богаделен ничтожно мало. Кроме того, известны случаи, когда пребывание в богадельне должно оплачиваться теми, кто в ней проживает. При таком подходе вряд ли богадельню можно назвать благотворительным учреждением или богоугодным заведением, поскольку бедным старикам доступ в платную богадельню закрыт.

Кроме того, представляется важным рассмотрение вопроса о создании общецерковной по своему статусу и финансированию богадельни для заштатных архиереев и священнослужителей, которые, порой, в нищете и одиночестве доживают свой век.

Многие из вынужденных переселенцев обращаются за помощью в Отдел по церковной благотворительности и социальному служению Московского Патриархата. С каждым из них проводится беседа. Как правило, проблемы мигрантов связаны с изменениями физического и психологического здоровья; снижением уровня профессиональной активности; трудоустройством; потерей права на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилье, медицинский уход и социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния.

Оказание гуманитарной помощи организациям беженцев — «Общий дом», Российский фонд помощи беженцам «Соотечественники», «Патриотический союз женщин» — еще одно направление деятельности Отдела [52].

Взаимодействие с епархиями и реализация межъепархиальных проектов – приоритетное направление в деятельности Отдела по церковной благотворительности. Данного рода работа проводится по нескольким направлениям:

1. Проведение межъепархиальных семинаров по подготовке церковных социальных работников. В данных встречах, посвященных распределению гуманитарной помощи, работе с мигрантами, подготовке сестер милосердия, организации патронажа и богаделен, уходу за ранеными солдатами, функционированию церковных детских приютов, охране материнства и детства, системе безопасности церковных социальных учреждений приняли участие представители 41 епархии.

2. Второе направление — это посещение епархий с целью ознакомления с проводимой на епархиальном уровне благотворительной деятельностью и оказания консультативной помощи в деле социального служения

3. Еще одно направление — это оказание консультативно-методической помощи руководителям и сотрудникам епархиальных отделов по благотворительности.

4. Распределение продуктовой и вещевой помощи через епархиальные структуры — четвертое направление в работе по взаимодействию Отдела по церковной благотворительности с епархиями:

Ежедневно в Отделе по церковной благотворительности осуществляется первичный социальный прием нуждающихся, которым, по возможности, оказывается справочно-информационная, консультативная, психологическая и разовая материальная помощь

Бескорыстное служение ближнему, осуществляется Отделом по церковной благотворительности и в такой форме, как акции милосердия, благотворительные вечера и концерты, пасхальные праздники и рождественские елки. Данные благотворительные мероприятия, адресованы детям-сиротам, инвалидам, членам многодетных семей, престарелым, ветеранам, пациентам лечебных учреждений, заключенным.

Дела милосердия и благотворительности относятся к одному из многочисленных видов церковного свидетельства, но следует подчеркнуть, что этот вид свидетельства является особым. Его специфика заключается, прежде всего, в том, что цель социальной работы — содействие людям в благоуспешном разрешении их жизненных проблем. Сюда следует отнести любые затруднения и противоречия в жизни человека, которые не могут быть решены привычными для него способами и требуют поиска новых путей, методов и средств. Попадая в затруднительное (физическое, материальное или психологическое) положение, человек стремится выйти из него, ему важно обрести равновесие с самим собой и окружающим его миром. Данного рода мотивация движет человеком, когда он, зачастую, будучи не церковным, идет в храм, ту или иную церковную структуру. Каждый человек с его нуждами и проблемами ставит перед пастырем, перед Священноначалием и народом Божиим новые задачи, стремление решить которые заставляет вести социальную работу по самым разным направлениям. Иными словами, основные направления работы благотворительных учреждений являются ответом на нужды людей, на вызовы времени.

Очевидно, что процесс становления социального служения Церкви — явление длительного характера. Он пока не имеет своего исторического завершения и оформления. Складывающаяся парадигма помощи нуждающимся представляет собой сложную совокупность исторических форм защиты и поддержки, традиций и обычаев социального служения, а также законов и индивидуальных инициатив, действий и поступков. И все же церковная система помощи сегодня, как и в конце XIX века, возвращается к своим исконным традициям, когда призрение осуществляется через монастыри и приходы, где предоставляется комплекс социальных услуг: обучение, лечение, воспитание, вспомоществование, предоставление приюта.

Тем не менее, сегодня в России благотворительная деятельность, как и вся социальная работа, не только благородна, но и трудна. Чтобы сделать ее эффективной, необходимо решить целый комплекс вопросов и, прежде всего, вопрос о преодолении разобщенности государственных и общественных организаций, занятых социальным служением. Нужна целостная государственная программа поддержки благотворительной деятельности в России, включающая в себя комплекс законодательных, экономических, организационных и кадровых мер. Для развития благотворительной деятельности в России необходимо вспомнить и о российских традициях меценатства; привлечь к делам милосердия и благотворительности внимание нарождающихся предпринимательских кругов. Координация деятельности, налаживание сотрудничества, особенно в регионах, между государственными, религиозными, светскими общественными организациями, наряду с финансовой помощью и созданием правовой базы благотворительности, — является важнейшими условиями возрождения милосердного служения в России.