Понятие Интеллектуальная элита

Говоря об элите, следует прежде всего определить, какая социальная группа в данном случае имеется в виду. В отношении к рассматриваемой проблеме главным признаком для отнесения к рассматриваемой категории, помимо общности религиозных ценностей, является интеллектуализм, то есть наличие определенного культурного багажа, позволяющего иметь более или менее цельное мировосприятие, при котором отдельные культурные, в том числе политические феномены не воспринимаются автономно друг от друга на уровне символов, но увязываются в сознании индивидуума в рамках единой логически непротиворечивой картины мира.

Элита всегда существовала в разных обществах. Сам этот термин ввел известный итальянский социолог В. Парето, который всех разделил на «лучших» и «нелучших» в любой области деятельности.

Понятийный аппарат, методология и данные исследования.

Также под "интеллектуальной элитой" подразумевается социологическая категория, включающая в себя:

а) официально действующих интеллектуалов-политиков, находящихся или находившихся непосредственно у власти

б) официальных советников, экспертов, консультантов, идеологов, находящихся при политической элите, но не входящих в нее

Эти две подгруппы являются наиболее ярко выраженными коммуникаторами официального дискурса. Подчеркну, что рассматривается интеллектуальная, а не политическая элита, так как именно первая группа (в соответствии со своими социальными характеристиками) является основным создателем и распространителем идей, знаний, оценок.

Основными характеристиками элит являются функциональные, позиционные, корпоративные и номенклатурные признаки, в частности, их способность контролировать распределение ресурсов (финансовых, информационных, административных и т.д.). Качественные различия между элитой и обществом, например, особые ценностные установки или образ мышления, незначительны. Таким образом, термин "элита" не несет в себе никаких оценок. Он означает лишь то, что данная группа интеллектуалов входит в правящую политическую элиту или обслуживает ее. Такая интеллектуальная элита может выражать и общественное мнение, если политическая элита делает ей соответствующий заказ для обеспечения своей легитимизации.

"Интеллектуальная элита", однако далеко не всегда он используется с должной степенью рефлексии, как правило, служа простым синонимом к понятиям "высокообразованные", "высококультурные", "интеллигенция" или "эрудиты" и употребляясь в весьма различных контекстах, вне сколько-нибудь определенных смысловых рамок. Между тем, абсолютно ясно, что без введения любого понятия в хотя бы наиболее общие рамки такого рода сам диалог вокруг него будет беспредметен, да и вообще невозможен.

Дело в том, что содержание интеллектуальной жизни не остается неизменным с течением времени, да и само представление об интеллектуале, т. е. о носителе высших в глазах общества умственных способностей, связанное с характерным для каждого социума мировосприятием, способом мышления и специфической шкалой оценки интеллектуальных качеств, весьма различается как у разных народов, так и в рамках одной этнокультурной традиции в разные хронологические периоды.

Согласно институциональному определению элиты, можно представить ее как группу людей, занимающих в обществе позиции и посты командного и стратегического значения и оказывающих значительное влияние на процесс принятия жизненно важных для общества решений. Если подойти с этой позиции к исследованию социальной структуры нашего общества, тогда можно будет сказать, что наиболее отчетливо выделяется политическая элита, со своей позицией-оппозицией. Определить экономическую элиту труднее, кроме того, на ее развитие большое влияние оказывают огромные масштабы теневой экономики (приблизительно 80%), коррупции и контрабанды. Даже для новой интеллектуальной элиты, состоящей в большинстве из представителей самой интеллектуальной части бывшей советской интеллигенции — ученых, философов, работников искусств, самых влиятельных, авторитетных политологов и диссидентов, оказалось трудным утвердиться в качестве автономного образования.

В каждом нормальном обществе существует группа людей, для которой созидание концептов мышления и действия людей представляет собой не искусственный факт, а основное измерение власти и могущества. Такой группой является интеллектуальная элита — властитель «дум человеческих». В той мере, в какой самые достойные члены общества определяют думы и мечты людей и помогают им решать возникшие перед ними сложные духовные проблемы, интеллектуальная элита приобретает самостоятельность и автономность, признание и легитимность.

Специфическая функция интеллектуала состоит в том, чтобы критиковать власть. Его мышление не должно ограничиваться групповыми интересами. Он должен поставить «диагноз» сегодняшнему, настоящему. Предназначение интеллектуала — не учить или диктовать другим, что делать и как делать — с этим справятся и идеологи — а, с помощью анализа, заново пересмотреть, переосмыслить допущения и постулаты, которые вчера казались такими очевидными и понятными, пошатнуть окаменелые правила и стереотипы мышления и действия, потрясти все известное, признанное, вновь и вновь оценить принятые установления и правила. Именно исходя из этой «ре-проблематизации», как интеллектуал, он должен принять участие в формировании какой-либо политической воли, теперь уже как гражданин.

Социальная функция интеллектуала — мыслить критически, что, как замечает Х. Хоркхаймер, означает «неприятие любых интеллектуальных и практических усилий, господствующих идей, жизненных правил и общественных отношений без рефлексии, не так, как обычно действует множество обыкновенных людей». Суть деятельности и предназначения интеллектуала лучше всего выражены следующими словами М. Фуко: «Эта работа по изменению своей собственной мысли и мысли других, и представляется мне смыслом существования интеллектуала».

Таким образом, в отличие от политика, от человека действия, интеллектуал — человек разума. Политик является реалистом, тогда как интеллектуал рассматривает реальное в более широком контексте возможностей. Политик является прагматиком, выбирающим оптимальную стратегию для достижения цели, тогда как интеллектуал разрабатывает возможные альтернативы. Политик строит общество, а интеллектуал вносит сомнение, только с той целью, чтобы оно стало лучше и гуманнее.

В литературе существуют глубокие расхождения в определении собственно термина "интеллектуал".

Первая группа авторов придерживается функциональной, социологической или социоэкономической трактовки. Эта социоэкономическая школа рассматривает интеллектуалов лишь как одну из многочисленных социальных групп. Данная группа выделяется либо на основе специфической социальной функции (производство и оценка идей), либо на основе сходных социальных и экономических характеристик (образование и род деятельности).

Вторая школа рассматривает понятие "интеллигенция" в гуманистическом и социально-этическом ключе. Представители этой школы видят в интеллигенции уникальную и гомогенную группу с особыми моральными и этическими установками (гражданская позиция, гуманизм, сострадание, вера в народ и т.п.). Показателен выбор самого термина "интеллектуал" или "интеллигенция".

Второе разногласие относится к оценке взаимосвязи между интеллектуалами и политической элитой. Представители функционалистского научного направления, школы интеллектуалов как нового класса, теории конфликтной основы развития общества и некоторые восточно-европейские авторы относят интеллектуалов к части политической элиты. По их мнению, интеллектуалы и политическая элита либо имеют общие политические интересы, либо политическая элита, нуждающаяся в интеллектуалах как в экспертах, активно рекрутирует их в свои ряды. В свою очередь, социально-этические теоретики считают интеллигенцию носителем универсальных, а не элитных ценностей и норм. Эти авторы подчеркивают оппозиционность интеллигенции по отношению к политической элите.