Понятие социальная напряженность

Выявление концептуальных основ исследования социальной напряженности (СН) на основе подходов к ее изучению в зарубежной и отечественной науке показал, что термин "социальная напряженность" имеет разные интерпретации в социальных и гуманитарных науках зарубежных и отечественных исследователей.

В западных социальных науках одним из первых понятие СН встречается в работе Т. Парсонса "Структура социального действия". Вводя в состав социального действия понятие социальной нормы, он прямо указывает, что нормативный элемент, встречая сопротивление при реализации социального действия, является источником СН и потенциального конфликта.

"Напряжение, – пишет Т. Парсонс, – есть тенденция к нарушению равновесия в балансе обмена между двумя и более компонентами системы"[24]. Как видно из этого определения, понятию "социальной напряженности" Т. Парсонс отводит важную роль в анализе целостности социальной системы. При этом с точки зрения Т. Парсонса, категория СН особенно важна в понимании внутренних изменений, ибо она характеризует некоторую тенденцию или прессинг, обусловливающий возникновение дисбаланса в отношениях между структурными элементами социальной системы. Понятие СН рассматривается Т. Парсонсом на социетальном уровне для характеристики состояния социальной системы в целом.

Наиболее близким по смысловому содержанию и специфике отражаемой социальной реальности к термину "социальная напряженность" на Западе выступает понятие аномии, введенное в категориальный аппарат социологии Э. Дюркгеймом. Он связывал аномию с отсутствием органической солидарности и широким распространением самоубийств в современном ему обществе. Согласно Дюркгейму, аномия – это результат отсутствия или слабости нормативного регулирования человеческих желаний, которые по природе своей безграничны. Неизбежная ограниченность возможностей для удовлетворения этих желаний и отсутствие эффективных норм, управляющих ими, делают индивидов несчастными и толкают их к самоубийству (аномическое самоубийство)[25].

Продолжая вслед за Э. Дюркгеймом анализ условий и характерных особенностей возникновения и развертывания процесса социальной аномии, Р. Мертон показал, что она служит источником различных форм отклоняющегося поведения и имеет в своей основе принятие или непринятие ценностей, связанных:

- либо с целями общества;

- либо со средствами их достижения;

- либо с теми и другими одновременно.

Таким образом, в своей теории аномии Р. Мертон по существу уже использует понятие СН, хотя и в неявном виде[26].

В конце 30-х годов XX столетия, в связи с экономическим кризисом в целом ряде стран мира и, прежде всего в США, произошло снижение интереса к теоретическим разработкам и усилилось внимание к эмпирическим исследованиям. Это способствовало предметной переориентации американской социологии с макро на микро уровень анализа. В фокусе ее внимания все чаще оказывается не все общество в целом, а вопросы межгруппового взаимодействия: разрешение конфликтов в кругу семьи, среди соседей, на производстве и т. д. Интерес американских социологов концентрируется преимущественно на проблемах адаптации индивидов и групп к меняющимся условиям жизни, а не на конфликтах. То есть он базируется статике, а не на динамике общественной системы. Основной проблемой в этот период для них является сохранение существующей социальной структуры, поиск путей и средств, гарантирующих нормальное ее функционирование. Анализ конфликтов психологизируется, заменяется исследованием различного рода "напряженностей" (tension, strain), а их природа объясняется "неправильным" психическим поведением индивидов[27]. Такой подход был обусловлен, в частности, тем, что в США всегда был высок престиж психологической науки, что и предопределило стремление ученых объяснять социальные коллизии в психологических терминах.

Так, например, в известном Вебстеровском словаре "напряженность" определяется как состояние латентной враждебности или оппозиции между индивидами или группами[28]. Некоторые исследователи пытаются даже вывести категорию напряженности за пределы анализа социологической науки. "Напряжения, – пишет Дж. Хаймс, – являются индивидуальными состояниями и не могут быть применимы для объяснения коллективных действий"[29].

Анализ вышеуказанных работ позволяет сделать вывод, что в западной социологии доминирует традиция индивидуализации и психологизации напряженности при анализе неблагоприятных социальных ситуаций, в отличие от парсонсовского подхода к ее пониманию как переменной, отражающей состояние всей социальной системы. Здесь просматривается отказ от системного подхода к трактовке напряженности в пользу подчеркивания ее психологических составляющих – тревоги, раздражения, стресса и т. д.

В ряде работ западных авторов встречается подход, когда термин "напряженность" используется, прежде всего, для характеристики особого состояния социальных отношений – межнациональных отношений. Так, например, именно в этом значении его использует К. Райт в своей книге "Эскалация конфликтов"[30], Дж. Олпорт в эссе "Теория межнациональной напряженности", Г. Салливан в статье "Напряженности между индивидами и межнациональные напряженности", опубликованных в сборнике "Напряженности и конфликты"[31]. К сторонникам подобного подхода относится и Л. Козер, неоднократно подчеркивавший, что подавление различного рода напряженностей в социальной системе может привести к острому конфликту по базовым ценностям, затрагивающим основы общественного согласия[32].

Современные западные исследования Р. Дарендорфа[33], Г. Блумера, Б. Бэрри, Дж. Г. Скотта[34], Ф. Анкерсмита, Р. Фуллера, Р. Майерса, посвященные проблемам трансформации общества, затрагивают вопросы социальных конфликтов, связанных с напряженностью в обществе. Так, по мнению немецкого исследователя Р. Райсига течение трансформации является не запрограммированным, а конфликтным, амбивалентным, неопределенным процессом, в ходе которого развиваются своеобразные и новые элементы[35]. Изучаются процессы усиления противостояния между различными социальными группами[36]. Однако, приближаясь к проблеме социальной напряженности, указанные исследователи рассматривает ее не в полной мере, а лишь феноменальную часть проявления этой реальности, выраженной в форме конфликта.

Из вышесказанного следует, что в западной социологии для характеристики специфической социальной ситуации термин "социальная напряженность" используется относительно редко. Для описания неустойчивости, противоречивости, конфликтности социальных отношений и взаимодействий между элементами социальной системы разработан набор понятий, в которых просматривается явный отказ от системного подхода к трактовке напряженности в пользу подчеркивания ее психологических составляющих: тревоги, раздражения, стресса, конфликта и т. д.

В отечественные социальные науки термин "напряженность" пришел из естествознания и, прежде всего, из физики. В "Большом советском энциклопедическом словаре" 1975 года издания дано такое определение этого понятия: "напряженность (или напряжение) является характеристикой состояния физических тел под воздействием разнонаправленных внутренних или внешних сил".

Вне сферы естествознания разработке понятия "напряженность" в отечественной науке приоритет принадлежит психологии. В 70-е годы достаточно подробно разрабатывалась проблема психической напряженности в рамках исследовательских программ по изучению специфики деятельности представителей различных профессиональных групп, чья деятельность подвержена сильным психическим перегрузкам[37]. Под "психической напряженностью" обычно понимают "предвосхищение субъектом неблагоприятного для него развития событий"[38] или "состояние, сопровождающее деятельность в неблагоприятных условиях"[39]. Близкое по своему смысловому содержанию значение вкладывается и в понятие "социальная напряженность".

В современных словарях русского языка нашло отражение иное значение СН, получившее широкое распространение за последние годы в научном лексиконе: "напряженность – это неспокойное, чреватое опасностью или ссорой состояние каких-нибудь отношений"[40].

В анализе социальных процессов и явлений наряду с такими социально-психологическими понятиями как: "социальная адаптация"[41], "социальное самочувствие"[42], "социальное настроение"[43] – наиболее часто используется термин "социальная напряженность". Представления о СН в работах исследователей В. А. Быковского, Е. В. и А. А. Давыдовых, Н. С. Данакина, И. В. Пирогова, В. О. Рукавишникова, С. С. Соловьева, И. А. Сосуновой, Е. В. Тучкова, П. Д. Чернобая, и др.[44] дают возможность применять этот термин в контексте теории социальных изменений как характеристики специфического состояния социума. Теория социальных изменений – специальная область социологического знания, изучающая формы, типы и механизмы преобразования социальных общностей, а также факторы и последствия таких изменений. Это иерархия целостного, системного взгляда на протекание общественных процессов и тех форм, в которых они находят свое выражение[45].

Всесторонне, с такой точки зрения, дана характеристика СН известным ее исследователем В. О. Рукавишниковым. "Социальная напряженность, – пишет автор, – это понятие, характеризующее особое состояние общественной жизни, отличающееся обострением внутренних противоречий объективного и субъективного характера"[46]. Он считает, что СН не только является сигналом о кризисном состоянии социальной системы, о нарушении баланса ее структур и функций, но и отражает определенное духовное состояние индивидов и социальных групп, подчас весьма значительных, от которых в существенной мере зависят мотивы общественного поведения[47].

Развивая эту идею, М. Н. Муханова указывает: "Под социальной напряженностью нами понимается состояние, возникающее в результате восприятия субъектом сложившейся дестабилизационной, кризисной ситуации в обществе. Она может быть обусловлена противоречиями в ценностных ориентациях и социальных установках, разрывом между ожидаемым и реализованным, беспокойством о завтрашнем дне. При этом продуцируемость оценки индивидуума осложняется эмоциональным компонентом сложившейся в обществе экономической, социальной, экономической, политической ситуации"[48]. Вместе с тем, в работах этого автора, как и у многих западных исследователей, заметно смещение сущности социальной напряженности, прежде всего на психологическое состояние индивидов.

А. Кваша считает, что социальная напряженность – это "существенное отклонение происходящих событий от их рационального развития"[49]. Однако под это определение подпадают самые различные социальные явления, например, конфликт и аномия. Кроме того, оно несет в себе явно негативную оценку, в то время как СН может быть лишь временным явлениям на пути к созданию более эффективной социальной организации.

С. С. Соловьев определяет СН как "негативное отношение преобладающей части общности к актуальным явлениям и процессам и наличие с ее стороны конкретных практических действий, которые способны привести к деструктивным изменениям в обществе"[50].

Ю. В. Платонов отождествляет понятия "напряженность" и "конфликт". "Социальная напряженность, – пишет он, – это конфликт (противоположность) интересов социальных групп. Социальная напряженность понимается как уровень конфликтности, меняющейся во времени"[51]. Такое определение лишает СН статуса объективной реальности и сводит ее к столкновению интересов социальных общностей.

Н. С. Данакин, предлагая социологическую интерпретацию СН, считает, что это "такое состояние социальной системы, содержание которой составляет процесс возникновения и развития противоречивости отношений, интересов, действий людей, социальных групп и институтов, общества в целом. Данный процесс характеризуется усилением противоположных тенденций, потребностей и целей социальных общностей и индивидов, а также сопровождается ростом недовольства, негативной психологической направленностью и нестабильностью социальных связей"[52].

Разделяя эту точку зрения, Е. В. Тучков определяет ее как "интегральный социальный феномен, формирующийся на основе высокой неудовлетворенности людей своим социальным, экономическим и политическим положением, характеризующий динамику особого социального состояния части общества и функционирующий под воздействием как доминирующих тенденций развития общества, так и особых условий и обстоятельств[53]".

И. В. Пирогов, принимая за основу трактовку Рукавишникова, считает, что: "Социальная напряженность – это специфическое состояние общественных отношений, основанное на неудовлетворенных потребностях индивидов и характеризующее нестабильность социальной системы"[54].

По мнению автора, представление о СН исследователей Н. С. Данакина, Е. В. Тучкова, И. В. Пирогова дает возможность широкого применения этого термина в рамках теории социальных изменений как характеристики специфического состояния социума, предшествующего проявлению назревших противоречий, выводящих социальную систему на качественно иной уровень функционирования. Важным моментом в характеристике СН является то, что в работах этих и других исследователей говорится о латентной стадии СН. Действительно, СН существует не зависимо от формы ее проявления. Она присуща социальным системам, имея свое прошлое, настоящее и будущее, изменяя формы проявления от латентной до открытого социального конфликта. Такое представление СН указывает на то, что СН есть объективная реальность, сущность социальной системы, существующая независимо от форм ее проявления.

Подводя итог о понимании сущности СН в мире, можно сделать вывод, что в западной социологии доминирующей стала традиция индивидуализации и психологизации напряженности при анализе неблагоприятных социальных ситуаций. С нашей точки зрения, такое представление СН является явно недостаточным, так как наблюдается смещение акцента с общесоциального на индивидуально-личностный уровень анализа данной проблемы. При этом они ничего не сообщается исследователю о тех качествах социальной системы, которые она приобретает в результате сложившейся ситуации. Для отражения этих качественных свойств социальной системы необходимы такое представление СН, которое обладает способностью вывести исследователя на уровень анализа динамики социальных изменений в рамках всей общественной системы. Она должна ассоциироваться с социальными системами как нечто, изнутри им присущее, являясь характеристикой социума.

В отечественной социологии понятие социальной напряженности рассматривается в рамках теории социальных изменений и приобретает субъектно-деятельностный характер.

Изучение представлений отечественных исследователей о природе СН сводится к двум интерпретациям:

1) как феномен и

2) как состояние социальной системы.

Придерживаясь такого подхода к пониманию СН и обращая внимание на ее существование в скрытой стадии, мы отмечаем, что феноменом СН выступает на определенной стадии ее развития, когда формы ее проявления таковы, что позволяют в явном виде обнаружить или наблюдать СН как явление (высказывания неудовлетворенности жизнью в печати, на телевидении, обращение к властям с определенными пожеланиями и требованиями, разного рода акции протеста и т. п.). СН является объективной реальностью, сущностью социальных систем, порождающей изменения и сдвиги в них разного масштаба. В какой-то степени эту сущность можно ассоциировать с "энергией" деятельности социальных субъектов.