Право национального самоопределения как норма международного права

Трактовка права в международных документах

В документах, принятых ООН, идея самоопределения получила новую поддержку. Однако в ходе их принятия неоднократно возникали жаркие дискуссии, связанные с двойственностью толкований тех или иных терминов. Так, во время подготовки Устава ООН 15 мая 1945 года рассматривалась поправка к п. 2 ст. 1, в которой говорилось о «праве народов на самоопределение». Поправка была отклонена, поскольку юристы увидели в ней множество противоречий и неясностей. Например, двояко мог толковаться термин «народы»: непонятно, что имелось в виду — национальные группы или группы, идентичные с населением государств. Это же относилось и к термину «нация»[4]. Некоторые эксперты опасались, что положение о праве народов на самоопределение, выдвигаемое в качестве основы дружественных отношений между нациями, может создать юридические основания для вмешательства извне.

Идея самоопределения в Уставе ООН не стала «правом», а только «принципом», который был применим, правда, косвенно, как к территориям, находящимся под опекой, так и к несамоуправляющимся территориям.

Идея самоопределения нашла воплощение и в других документах ООН. На Генеральной Ассамблеи 16 декабря 1952 года была принята резолюция «Право народов и наций на самоопределение», в которой подчеркивалось, что право наций на самоопределение является предпосылкой для пользования во всей полноте правами человека; каждое государство — член ООН должно уважать и поддерживать это право в соответствии с Уставом ООН; население несамоуправляющихся и подопечных территорий имеет право на самоопределение, а государства, отвечающие за управление этими территориями, должны применять практические меры для реализации этого права. Таким образом, статус идеи самоопределения повышался с «принципа» до «права».

В конце 40-х — 50-х годах Советский Союз при поддержке социалистических стран и новых независимых государств Азии выступил за предоставление фактически неограниченного права на самоопределение колониальным и зависимым странам и народам. В 1960 году вышла «Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам», которая вызвала целую волну возражений и протестов, тем не менее, была принята. В этом документе отмечена связь между правом народов на самоопределение и индивидуальными свободами.

Вслед за принятием вышеупомянутой декларации последовала целая серия документов подобного рода, касающихся проблем самоопределения: «Неотъемлемый суверенитет над естественными ресурсами», «Осуществление Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам» (в этом документе признавалась законность борьбы, которую ведут народы, находящиеся под колониальным господством, за право на самоопределение и предлагалось всем народам оказывать им материальную и моральную поддержку) и т.д.

В Пакт о правах человека, который вначале рассматривался как единый документ, положение о самоопределении было решено включить исходя из того, что:

а) оно является источником или непременным условием других прав человека, так как не может быть подлинного осуществления индивидуальных прав без осуществления права на самоопределение;

б) при составлении Пакта должны быть предусмотрены осуществление и защита принципов и целей Устава, в том числе принципа равноправия и самоопределения народов;

в) ряд положений Всеобщей декларации прав человека непосредственно связан с правом на самоопределение;

г) если это право не включить в Пакт, он будет неполным и недейственным.

В 1951 году в ходе обсуждения сторонники включения в Пакт права на самоопределение заявляли, что его применение является основным условием обеспечения мира, безопасности и плодотворного международного сотрудничества, а, следовательно, без этого положения принимаемый документ лишается всякого смысла. При этом они разделяли права народов и права меньшинств, поскольку авторы Устава ООН не намеревались предоставлять последним право на самоопределение. Кроме того, выделялась двуаспектность самоопределения: внутренняя — дающая возможность самоуправления, и внешняя — предоставляющая народу независимость.

На очередной сессии ООН в 1955 году противники включения в Пакт права на самоопределение подчеркивали, что в Уставе ООН речь идет о «принципе», а не о «праве» народов на самоопределение, в различных документах этот принцип толкуется по-разному. Поскольку право на самоопределение есть коллективное право, то нецелесообразно включать его в документ, излагающий права индивидуумов. Оппоненты возражали: хотя право на самоопределение и является коллективным, но затрагивает каждого человека, и его изъятие — предпосылка к ограничению прав человека. Государства, принимавшие Устав ООН и признающие его, должны уважать «принцип самоопределения» и вытекающее отсюда «право», имеющее всеобщий и неотъемлемый характер. Последняя точка зрения победила, и положение о праве народов на самоопределение было внесено в тексты обоих Пактов о правах человека (Ст.1).

Перед мировым сообществом неминуемо встает вопрос о том, как совместить декларирование идеи самоопределения народов с предотвращением сепаратизма. Попытка дать на него ответ была предпринята при разработке принятой ООН в качестве резолюции «Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций».

Декларация суммирует все основные положения о самоопределении, изложенные к 1970 году в других документах ООН: о «праве всех народов на самоопределение», о необходимости для государств воздерживаться от действий, ведущих к нарушению этого права, и пр.

В Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года «право распоряжаться своей судьбой» признано за всеми народами.

Необходимо заключить, что документы ООН, подчёркивая важность признания и равноправие различных форм самоопределения, а также важность того, что в основе любого решения по этому вопросу должно лежать действительно свободное волеизъявление, свободное самоопределение каждого отдельного народа, указывают на необходимость учёта воли и интересов не только данного народа, но и, с одной стороны, воли и интересов других народов, совместно с ним проживающих, что неизбежно в полиэтничном государстве, а также, с другой стороны, интересов последнего, которые состоят, прежде всего, в сохранении целостности и единства его территории, в предотвращении разрушения единого государственного организма[5].

Право наций на самоопределение в Конституциях СССР и РФ

Отдельно стоит отметить наличие рассматриваемого права в Конституции РФ. Часть 3 ст. 5 Конституции 1993г. гласит: «Федеративное устройство Российской Федерации основано на… самоопределении народов в Российской Федерации». Присутствовало это право и в советских Конституциях.

К примеру, первая советская Конституция 1918 г. не имела отдельной статьи, непосредственно оговаривающей право на самоопределение, но содержала ряд статей, провозглашавших последнее косвенно (вплоть до выхода из состава СССР). Хотя конечно наличие теоретической возможности «выхода» далеко не гарантировал эту возможность на практике. За весь период существования советского государства провозглашенное право наций на самоопределение оказалось применимым лишь однажды, в первые годы существования новой республики, когда Советское правительство признало самостоятельность Польши, Финляндии, Латвии, Литвы, Эстонии, советских республик Закавказья, Белоруссии, Украины, входивших еще недавно в состав Российской империи. Позже, в период складывания Союза советских государств, был уточнен порядок реализации права на отделение той или иной нации Союза, которое должно было реализовываться лишь исходя из целесообразности, с точки зрения «интересов всего общественного развития, интересов борьбы за всеобщий мир и социализм». При этом устанавливалось, по сути, ограниченное применение данного права: не для всех национально-государственных образований, а лишь для тех, которые могли реально им воспользоваться, находясь на границах Союза, получившие статус «союзной республики». Несмотря на то, что всем народам гарантировались государственное самоуправление и защита их национальных интересов, не каждая нация или народность могла образовать союзную республику. Для большинства из них применялся принцип автономии: нации и народности объединялись в автономные республики, области или национальные округа, в том числе в составе союзных республик.