Православный кинематограф и его институционализация

Сегодня, в постиндустриальном обществе, мы наблюдаем, как материальные ценности одержали окончательную победу над духовными, то есть индустриальная цивилизация превзошла над культурой. В данной ситуации мы можем говорить об острой необходимости в возвращении культурно-духовных ценностей в сферы общественной жизнедеятельности. Сейчас мы наблюдаем тотальное разрушение морально-ценностного аппарата личности. В современном обществе произошла попытка подмены морали законом, не увенчавшаяся успехом. Действительно, закон, юридические нормы, осуществляют контроль над индивидами из вне; но, управляя человеком, опираясь исключительно на принцип "преступление – наказание" мы неизбежно упираемся в те особые ситуации, когда для человека юридическая ответственность теряет смысл ( к примеру, люди, оказавшиеся в условиях стихийного бедствия), тогда уже закон не способен оказывать реальное действие на сознание человека. В этих условиях индивидом могут управлять только его внутренние моральные принципы, ценность которых, как уже было сказано, сейчас утеряна. По этому, справедливо сказать об необходимости воскрешения "правильных", утраченных в процессе индустриализации ценностей.

На V съезде кинематографистов РФ отмечалось: "Россия всегда была страной высокой духовности, великих писателей и просветителей, и сегодня кино как самое массовое из всех искусств имеет особое значение для сохранения лучших традиций отечественной культуры, укрепления нравственных основ"

Россия традиционно, не смотря на ее многонациональность и наличие в ней множества религий, считается православным государством. Всем нам известно выражение "Москва-третий Рим". Ввиду этого, традиционно в России доминировали православные ценности, формировавшиеся на протяжении веков. Возвращаясь к вопросу о воскрешении "правильных" ценностей современного общества, мы рискнем выдвинуть предположение о том, что таковыми могут выступить православные ценности.

Ранее православные нормы доносились до общественности, как правило, с помощью миссионерской деятельности и проповедей. Но проповеди в существующих условиях, рамках мироощущения, уже не способны функционировать с той же интенсивностью. Отсюда не трудно предположить о необходимости найти иные рычаги воздействия. И тут нам на помощь приходят ученые, занимающиеся исследованием кинематографа и его процессов. А. Брейтман, один из представителей исследователей данной области, говорит что, "в сложившейся социокультурной ситуации кинематограф как наиболее активная и востребованная часть современной культуры способен оказать огромное позитивное влияние на формирующиеся мировоззрение человека постсоветской эпохи". Таким образом, мы говорим, что кино способно и должно выступить в роли некоего рычага, с помощью которого, будет возможно воскресить ценности в общественности.

Как было сказано ранее (см.гл.1) кино действительно обладает огромными ресурсами для создания "новой" ценностной системы общества. И здесь мы вспоминаем о православном искусстве, в систему которого входит и православный кинематограф.

Примеры религиозного кино единичны и неоднозначны в силу множественности интерпретаций художественного произведения. Православными по духу можно назвать мультипликационный фильм Юрия Норштейна – "Сеча при Керженце" по мотивам легенды и симфонической поэмы Римского-Корсакова.

Одна из черт православного кино – умение автора передать веру во Христа и самого Христа как реальность, а не миф. В некоторых фильмах реалии Православия составляют основу сюжета, придают остроту конфликта или являются фоном. Фильмы религиозного направления, возникшие на рубеже двух последних веков, скорее обозначают вопросы, чем воплощают ответы: в последние два десятилетия авторы только начинают осваивать новую территорию, так называемого, православного кино. Это фильмы разных видов кинематографа и жанров, снятые верующими людьми или людьми, ее ищущие. Большей частью – это просветительское кино, об истории Православия в России и мире, о новомучениках, восстановленных святынях, церковных праздниках. Через эстетическое в искусстве может идти Богопознание, хотя сфера искусства как область душевности может подменять собой духовное переживание.

Что бы кино можно было назвать православным, оно должно обладать, так называемыми, "признаками". У православного кино их три:

1.  Христоцентричность — это образ жизни человека, смыслом которой является соединение со Христом в Его Божественной Любви. Это полнейшая подчинённость жизни человека Евангельским Заповедям; христоцентричность является системообразующим фактором христианской этики.

2.  Христианская этика – это формирование в себе восприятия и подхода ко всем явлениям окружающей жизни через призму Евангелия, через эталон Нагорной Проповеди. Христианская этика начинается с "золотого правила": "Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними" и вырастает до заповеди: "Возлюби ближнего как самого себя". Собственно, христианская этика – это проявление христианства в реальной жизни.

3.  Христианская эстетика – это эстетика красоты Божественной Любви. Всё, что несёт на себе отпечаток и дух этой Любви – эстетично с христианской точки зрения. Христианская эстетика – эстетика "позитива" и созидания, эстетика преобладания духовного над плотским.

В православном кино не должно быть изображений интимной жизни, обнажений тела, ненормативной лексики, черного юмора.

В одном из выпусков журнала "Фома" было опубликовано интервью с директором фестиваля православного кинематографа "Покрова"- Акулов А. В., в котором он так отвечает на вопрос "что же такое православное кино?":

— Я считаю, что православным можно назвать кино, в основе которого лежат такие вечные истины, как любовь и вера. Это доброе кино, светлое, каким, по сути, и является Православие. И совсем не обязательно, чтобы в каждом кадре были купола или свечи. Если фильм будет снят, например, о труженике, и герой ни разу не перекрестится и не причастится в кадре, то это еще не значит, что кино не православное. Главное — что фильм несет в себе, какие ценности утверждает. Лично мне кажется, что людей интересуют судьбы. В нашем православном кинематографе почти нет драматургии, нет конфликтности, нет того, что могло бы заинтересовать зрителя, воздействовать на чувства. Люди не ждут окончания фильма с мыслью: "А что же будет с героем?", им все ясно с самого начала. Если в начале ленты показывают монаха, значит, рассказ пойдет о том, как он избрал монашеский путь. Такие фильмы нужны, но у них должна быть и альтернатива. Нам катастрофически не хватает лент о человеческих, мирских судьбах. Все люди ощущают, что у них есть душа, все чувствуют, что есть что-то Высшее, все Его ищут… Ищут по-своему, бросаясь от оккультизма к буддизму, бегут, как по минному полю. Об этом и нужно снимать. Зритель смотрит фильм, только если ему интересно. А это бывает в одном случае — если на экране отражается его собственная жизнь, его сомнения. Современному человеку нужно показывать решение современных проблем. Людей не интересуют отвлеченные материи, далекие от их собственной жизни. Мы все очень прагматичны и на подсознательном уровне избираем то, что нам пригодится. Это — закон, и его с успехом используют светские режиссеры. А режиссеры верующие избегают показывать метания души, они скорее покажут благообразного старца. Что это? Заявление, что мы не такие, как все? Но ведь это неправда, мы такие же точно, даже хуже — потому что, зная, где Истина, закрываемся от нее в повседневности.

Существует мнение: к сожалению, в большинстве своем православные фильмы снимаются в репортажном жанре. Содержание таких фильмов в основном исчерпывается описанием какого-то отдельного явления, предмета - монастыря, мироточения иконы, крестного хода. Такие картины не содержат сюжета, они наполнены затянутыми во многом рассказами - им не хватает редактуры, перечислением деталей, довольно банальным видеорядом…Зачем снимать православные фильмы так, будто в кинематографе не было никаких достижений, по меньшей мере, пятьдесят лет? Думаю, православные фильмы должны быть яркими, цельными, заставлять сопереживать, задумываться "а ведь и у меня так было" или "а я каждый день хожу и не обращаю внимания, где же я был все это время". Это должна быть действительно творческая работа, выстраданная лично и продуманная, именно такая работа легко может достучаться до сердца людей. И не нужно пренебрегать наработками множества светских режиссеров, кинематографистов, ведь среди них было много талантливых и одаренных людей… Я как главный редактор интернет-журнала "Православие в лицах" основной задачей ставлю то, чтобы читатели поняли, что Православие дает возможность быть социально активными, передовыми людьми, пользоваться теми благами, методами, наработками, что были накоплены в различных отраслях и областях деятельности. Ведь православие преломляет твое мировоззрение, ты начинаешь трудиться во славу Божию и ограничен только в тех методах, что противоречат заповедям.

Кинопублика сегодня в системе кинопроцесса – органическая часть кинематографической жизни, субъект превращения фильмов в общественные явления, важный фактор повышения их качества, а так же социально-экономическая основа кинематографии. Собственная киноаудитория – важнейший фактор в институционализации православного кинематографа.

На данный момент православное кино существует, в основном, как кино с узкой целевой аудиторией. Оно известно и популярно в определенных кругах, но до массового кино, которое способно оказывать реальное воздействие на общество, еще далеко. Ведь для этого необходимо установление собственной зрительской аудитории, которая должна обладать массовостью.

Эта и другие проблемы православного кино широко обсуждаются в православных кругах, имеющих связь с экранным искусством. Так, в рамках IX Международного фестиваля православного кино "Покров", 7 октября 2011 года состоялся круглый стол "Перспективы развития православного кинематографа", на котором участники фестиваля и эксперты обсудили проблемы киноотрасли и роли православного кино в моральном облике современного человека.

Однако, некоторые православные фильмы, все же выходят на рынок: "Поп" (Владимир Хотиненко), "Остров" (Павел Лунгин), некоторые фильмы Андрея Тарковского, например "Солярис", "Андрей Рублев". Но, как правило, такие фильмы неоднозначны и вызывают много споров в православных сообществах.

Так, кинокартина Лунгина, вызвала вокруг себя очень активную полемику. Следует отметить, что она действительно взволновала общественность, вызвала интерес и не только в России: 9 января 2008 года состоялся показ кинофильма "Остров" в кинотеатрах Франции, который вызвал немалый интерес критиков еще при показах для прессы. Нельзя не сказать, что "Остров" собрал рекордное количество зрителей в кинотеатрах, а при показе на телевидении(канал "Россия") доля достигла 41%.

Очевидно, что картина оказала влияние на общество, причем воздействие ее было скорее положительное, чем отрицательное. Это служит еще одним доказательством того, что православный кинематограф может развивать духовно-нравственные ценности в обществе.

Православное кино, конечно, еще рано рассматривать как отдельный социальный институт, пока он существует в основном рамках социального института кино, его процесс институционализации еще не завершен, но мы уже сейчас можем говорить о его целях и функциях.