Представление об Интернете как виртуальной реальности

Виртуальная реальность изначально рассматривалась как "киберпространство" - "cyberspace". Впервые понятие возникло в фантастическом романе-техноутопии "Neuromancer" У. Гибсона, где киберпространство изображается как коллективная галлюцинация миллионов людей, которую они испытывают одновременно в разных географических местах, соединенные через компьютерную сеть друг с другом и погруженные в мир графически представленных данных любого компьютера. В 1989 году Ярон Ланьер ввёл термин "виртуальная реальность".

С точки зрения феноменологии, социальную реальность можно рассматривать как виртуальную. Согласно Б. С. Сивиринову, феноменологическая социальная реальность была использована 5-балльная шкала, поэтому максимальный СД =3,46, обладает теми же признаками, что и виртуальная, прежде всего - ее рефлексивной основой.

Под виртуальной реальностью понимается "внутреннее состояние" субъекта, которое может быть вызвано внешними причинами (природными явлениями, компьютерными технологиями, искусством и др.) или внутренними причинами (например, внутренними ощущениями, соматическим состоянием).

Наш окружающий мир многообразен, в то время как возможности человека воспринимать его ограничены. Но при этом сознание людей придает действительности множество смыслов. В результате чего возникают системы символов, в этом и проявляется символическая функция человеческого сознания, с помощью которой и происходит виртуализация социальной реальности.

Виртуализация в таком случае - это любое замещение реальности ее симуляцией/образом, не обязательно с помощью компьютерной техники, но непременно с применением логики виртуальной реальности.

Таким образом, социальная реальность представляет собой множество виртуальных социальных реальностей, одной из разновидностей которой является Интернет. По Сулеру Интернет характеризуется ограниченным сенсорным переживанием, множественностью личности и анонимностью, уравниванием статусов, размыванием пространственных границ, растяжением и конденсацией времени, неограниченной доступностью контактов.

Значит, с помощью Интернета может конструироваться сама социальная реальность. То, что для нас виртуально, для других может представляться реальностью "sui generis".

Возникает вопрос: "Насколько эта виртуальная социальная реальность соответствует действительной реальности и как взаимосвязаны Интернет и другие социальные реальности?" Для начала мы решили выяснить: как респонденты воспринимают "социальную среду" и "Интернет-среду" и себя в них.

Для этого было опрошено 23 студента ПГТУ, с помощью разработанного нами инструментария, который основан на методе семантического дифференциала Ч. Осгуда. На первоначальном этапе, на основе полученных корреляций суждений, были сгруппированы шкалы в 5 факторов: оценка, реальность, эмоциональность, значимость, сила. После чего было построено семантическое пространство (СМ) для каждого объекта и вычислен семантический дифференциал (СД).

Также была разработана типология респондентов: "активные пользователи", "пассивные пользователи", "non-пользователи Интернета". Последние не представляли интереса для нашего исследования.

В результате анализа данных было выявлено:

Респонденты разделяют понятия "социальная среда" и "Интернет-среда". Таким образом, можно сказать, что респонденты не идентифицируют "Интернет-среду" с "Социальной средой" (СД=0,6329). Также это проявляется в том, что "Социальная среда" более значима, чем "Интернет-среда", средние значения по фактору "значимость" - 0,72 и 0,14 соответственно.

Интересно, что проявление "социальной среды" не так уж и реально для респондентов (среднее значение по фактору "реальность" - 0,16). А для многих респондентов "Интернет-среда" является "полувиртуальной" (среднее значение по фактору "реальность" - (-0,09)).

Респонденты одинаково оценивают "социальную среду" и "Интернет-среду" не очень положительно.

"Активные" и "пассивные" респонденты воспринимают себя по-разному в "социальной среде" и "Интернет-среде". "Активные пользователи" представляют себя более эмоциональными в "социальной среде" и оценивают себя в большей степени положительно в ней, нежели "пассивные пользователи". Как оказалось, "активные пользователи" представляют себя в социальной среде более эмоциональными, более "сильными" и оценивают себя в большей степени положительно в ней, чем в "Интернет-среде".

Это может объясняться тем, что "Интернет-среда" имеет свои ограничения: для "активных пользователей" пропала новизна Интернета, и также они более остро переживают сенсорную ограниченность, меньшие возможности для проявления своей эмоциональности в "Интернет-среде", нежели в "социальной среде".

Таким образом, респонденты выделяют "Интернет-среду" из "социальной среды" как особую реальность, воспринимая ее как "полувиртуальную" или "полуреальную".