Причины демографических проблем в России

Преодоление демографической катастрофы и обеспечение демографической безопасности России невозможно без правильного определения демографической проблемы, то есть реальных причин сверхсмертности и сверхнизкой рождаемости и оснований для демографических перспектив страны.

Необходимо исходить из того, что естественные модели воспроизводства не работают в абсолютно новой ситуации, которая сложилась после эпохи индустриализации и слома традиционных моделей обустройства жизни. Устойчивое воспроизводство в дальнейшем возможно исключительно в системе специально организуемого долгосрочного и полномасштабного цивилизационного развития.

Поэтому необходимо специально выделить то, что в настоящее время является результатом неэффективного управления и не представляет собой проблемы и, соответственно, требует скорейших действий: принятие очевидных и решительных мер по снижению сверхсмертности, создание общих нормальных условий для семей, желающих иметь детей, принятие федеральных законов прямого действия, включая поправки к ныне действующим законам, недопущение любой агитации в пользу абортов со стороны СМИ и медицинских учреждений и отдельных медицинских работников и др.

В настоящее время в России существуют две оппозиционные друг другу по демографическому вопросу «партии». К сожалению, ни одна из них не способна выйти на постановку демографической проблемы.

Одни видят причины демографической катастрофы в том, что власть сознательно развращает население и напрямую способствует сверхсмертности и распаду семьи через свою социально–экономическую политику. Отсюда, они обвиняют власть в этноциде. И в подобной позиции есть глубокий смысл. Эта «партия» права в том, что бездействие властей, которые не в состоянии хотя бы заявить в качестве своего приоритета преодоление демографической катастрофы, является преступным и напрямую ведёт к вымиранию населения нашей страны. Однако данная «партия» упускает из виду тот фундаментальный факт, что начало демографической катастрофы лежит в 1964 году, когда основные показатели качества населения стали ухудшаться и что даже при самом благожелательном и заботливом по отношению к населению правительстве остановить демографическую катастрофу без принятия парадоксальных нестандартных и принципиально новых решений не удастся.

Противоположная «партия», наоборот, даже в чудовищно высокой сверхсмертности не видит катастрофы и в целом считает процессы депопуляции страны нормальными, т.е. соответствующими тенденциям «развитых» стран (или стран «Севера»). Правда подобной позиции состоит в том, что кардинальные изменения в сфере демографии в нашей стране во многом отражают общемировой цивилизационный кризис базовых укладов и основ жизнедеятельности, моделей обустройства жизни. Но при этом данная «партия» не учитывает того ключевого обстоятельства, что сами глобальные демографические процессы не являются и не могут являться абсолютными.

Более того, многими философами, социологами, политиками эти процессы с большой долей основания рассматриваются как неестественные, ненормальные и разрушительные для человечества, или, как минимум, неочевидные по своим последствиям. Одновременно утверждается, что нормирование организации жизни в России безликими глобальными процессами является разрушительным для российской тысячелетней истории и, в конечном итоге, ведёт страну к вымиранию и гибели[7].

Реальная же проблема лежит между этими двумя экстремистскими позициями и заключается в том, что депопуляция нашей страны отражает мировоззренческий и цивилизационный «дефолт» привычных или стихийно складывающихся моделей организации жизни населения как в России, так и в тех регионах мира, где наблюдается демографический кризис или отдельные его элементы.

Правильно поставить демографическую проблему возможно только в том случае, если проводить систематический анализ аспектов, которые затрагивают глубинные механизмы и причины демографической катастрофы и которые, как правило, не попадают в центр внимания при обсуждении демографических тем.

Во–первых, в ситуации роста гуманистической риторики на сегодня оказалась неочевидной уникаль ность и незаменимость каждого конкретного человека, невозможность полноценного бытия и мира без максимального раскрытия потенциала и сил каждого без исключения человека в стране и на Земле в целом. В чём и как усматривать и поддерживать уникальность каждого человека и как на это ориентировать государство — также стало неочевидным.

Зато очевидны следствия: например, в России ежегодно до 100 тыс. человек пропадают без вести, до 30 тысяч каждый год убивают (то есть от рук убийц погибает ежегодно в два раза больше людей, чем погибло за все десять лет войны в Афганистане), а уровень детской беспризорности и безнадзорности из года в год продолжает оставаться, как минимум, тем же самым, если не увеличиваться. Возникает страшный, но закономерный вопрос — если людей «не считают», и они при современных системах учёта, контроля и слежения буднично пропадают без вести (словно на большой войне), если огромное число уже имеющихся детей является беспризорным или вырастающим в детских домах, то зачем «плодить» новых детей?

Во–вторых, с разрушением традиционного хозяйства и большой многопоколенной семьи неработающими оказались традиционные представления о родовых задачах семьи и принципах воспитания детей. Нынешние модели участия государства в социальной поддержке населения в старости, потребительские социальные системы, культ комфорта и все сопутствующие факторы (недостаточный уровень материального обеспечения, недостаточная, по мировым меркам, обеспеченность жильём и т.п.) легко побеждают любые стереотипные аргументы типа «необходимости продолжения рода», «воспитания наследника», «необходимости наличия кормильцев в старости» и т.п.

В–третьих, постепенно разрушилась и исчезла доблесть добропорядочной семейной и многодетной жизни. Наиболее отработанными в мире на сегодня оказались модели обществ потребления, которые, к тому же, усиленно насаждаются и культивируются несколькими сотнями ведущих транснациональных корпораций мира. Современные молодые люди нередко пренебрегают узаконенными и долговременными брачными отношениями в пользу нерегистрируемых сожительств и даже беспорядочных половых связей.

В–четвёртых, индустриальный тип урбанизации, вызвавший массовое переселение деревенских жителей в многоэтажные скученные города, резко изменил привычные установки сознания и сделал население подверженным любым массовым поветриям, утверждаемым как моды и модели жизни. Вместе с тем, исчезли и традиционные пространственные возможности жизни и воспитания ребёнка, которые предоставляла сельская жизнь и жизнь в небольших городах — пропал русский простор.

В–пятых, продолжающаяся последние 20–30 лет примитивизация и интенсификация труда, необходимого для жизнеобеспечения, привели к резкому снижению для женщин временных и социальных возможностей иметь детей до 30 и даже более лет, а для мужчин — к резкому снижению статуса главы, кормильца семьи и хранителя рода.

В–шестых, у населения пропал образ будущего и понимание того, какое общество и какую жизнь оно исповедует и строит. Сначала произошла девальвация оторванных от жизни программ руководства страны (начиная с программы 22 съезда КПСС по строительству коммунизма «в ближайшие 20 лет, к 1980 году»), а после катастрофы перестройки, закончившейся развалом СССР, наступило прямое неверие в желание и способность правящего класса думать о стране и развивать страну. Диагностическим здесь является неожиданный всплеск рождаемости в 1987–1988 гг., когда люди на недолгое время поверили в замысел перестройки и женщины «ответили делом». Но уже к 1990 году стало ясно, что страна погибает, и всплеск рождаемости прекратился: дети становятся ненужными в стране, в которой у руководства и населения отсутствует ясный образ будущего и места каждого человека в этом будущем.

Развал мировой социалистической системы и СССР оказался и развалом всех имевшихся в стране моделей общественного воспроизводства и развития. Не случайно, что на данный момент максимальная убыль населения наблюдается в европейских странах бывшего «социалистического лагеря»: Болгарии, Чехии, Венгрии, Румынии, Российской Федерации, Германии (бывшей Восточной Германии, ГДР), Украине, Грузии, Латвии, Белоруссии.

На основе вышесказанного демографическую проблему в целом возможно сформулировать следующим образом: инерционное сохранение привычных для населения и руководства страны моделей, укладов и принципов жизни уже со второй половины прошлого века напрямую ведёт к вымиранию населения России; необходимо проектирование и введение принципиально новых механизмов общественного воспроизводства и развития в рамках планирования масштабного цивилизационного сдвига[8].

Большинство экспертов-демографов сходятся во мнении, что основной причиной демографического спада в нашей стране является причина низкой рождаемости, нежели внезапно высоким уровнем смертности, что также имеет влияние. То есть у потенциальных родителей возникают определённые сомнения в целесообразности рождения детей. И часто они вызваны исключительно экономическими причинами. Если семья из двух человек имеет доход около 20-25 тысяч рублей в месяц, что позволяет ей более или менее закрывать свои потребности в удовлетворении самого необходимого, то появление ребёнка, который длительное время не будет участвовать в пополнении семейного бюджета, заставляет родителей основательно задуматься, прежде чем помогать государству в решении его демографических проблем.

Однако, статистам известны лишь официальные факты доходов россиян, которые имеют и другие, неучтённые нигде и никем доходы. Это и теневая зарплата, и дополнительные заработки, и многие другие возможности человека искать себе средства к существованию разными способами. В то же время, скрытый реальный доход населения отнюдь не признак того, что оно обладает скрытыми накоплениями. Это всего лишь говорит о том, что у него, у населения, есть ещё и некоторые скрытые расходы, которые порой приводят в изумление экспертов, подсчитывающих идентичность зарплат и расходов в стране, в которых очень часто можно встретить примечания относительно некоторых расхождений в оценках сопоставимости доходов и расходов.

Отмечая существенное улучшение и увеличение материального обеспечения родителей, решивших обзавестись потомством, нельзя сводить всё к исключительно экономическим параметрам и уровню доходов–жизни–обеспеченности населения. В годы второй мировой войны об уровне доходов в стране с карточной системой и оккупированной западной частью рождаемость была выше. Причём и сейчас в богатых семьях у россиян один и редко два ребёнка, а в семьях с низким уровнем достатка около 3-4 детей.

Крайне неоднозначное впечатление оставляет оценка деятельности многочисленных центров планирования семьи, фактически финансируемых иностранными гражданами и организациями. Никто не спорит с тем, половое воспитание детей необходимо, только вот многие занятия сводятся к тому, что детей фактически обучают правильному использованию контрацептивной продукции, что сказаться на увеличении населения страны, разумеется, не может.

Хочется указать на не вполне конструктивные выводы некоторых экспертов, указывающих в причинах депопуляции чуть ли не плохую погоду на улице и некачественный товар в магазине. Всё верно, проблему демографического спада стоит решать системно, но вот включать в систему решений ненужные вводные данные – значит отвлекать необходимые средства на что-то другое. Например, есть вот такие неоднозначные причины депопуляции населения в России, выделяемые некоторыми экспертами:

1) Отъезд за границу граждан репродуктивного возраста.

2) Отторжение народа от религии и морали.

3) Сектантство.

4) Оказание давления на женщину в медицинских учреждениях с целью принудить ее к отказу от рождения детей.

Многие зарубежные СМИ приводят в качестве причины демографического кризиса «репрессивный режим» в стране, но это выглядит откровенно антироссийскими высказываниями и отсутствием чёткого представления о жизни в стране у зарубежных журналистов, бывающих в России раз в 5 лет или не бывающих вообще.

Все эти причины можно смело признавать надуманными и влияние их на естественную убыль населения крайне мало, им можно пренебречь.

Основной причиной нежелания именно молодых родителей обзаводиться ребёнком можно считать, всё–таки, отсутствие жилья. Очень мало кто решится жить с женой, маленьким ребёнком, родителями мужа-жены в их квартире, пусть даже и трёхкомнатной панельной многоэтажке. Говорить о создании полноценной семьи на съёмной квартире даже как-то совесть не позволяет. Вместо полноценной помощи в покупке полноценной жилплощади существует всё та же система дополнительных выплат и даже беспрецедентный вариант с выплатой материнского капитала. Ну не хватит этого для покупки квартиры.

Многочисленные программы «Молодая семья», ипотечное кредитование сроком на 25 лет не могут простимулировать  молодых супругов на покупку квартиры и последующие рождение ребёнка в краткосрочной перспективе. Ведь квартира в кредит – это не твоя квартира, она в залоге у банка. А у молодого отца постоянная боязнь того, что с работой может случиться что-то не так и вся его «Молодая семья» окажется на улице. Стресс? Точно, стресс. И любимый метод его снятия в России: распитие крепких и не очень спиртных напитков. А это положительным образом на здоровье как отца так и матери не может сказаться.

Другой немаловажный аспект оценки демографической ситуации – это приток населения извне, миграция. Увеличение этого потока может привести к тому, что визуально возможен даже прирост населения. Но вот говорить о сохранении национального состава такого населения уже не приходится[9].

Не так давно Д. Медведев и глава Минздравсоцразвития Т. Голикова сделали заявления, из которых следовало, что страна вышла на уровень рождаемости советского периода. Почему за критерий взят 1991 год не вполне ясно, ведь спад рождаемости начался раньше на несколько лет. Никто, разумеется, не утверждает, что проблема решена и можно спокойно переходить к другим делам, нет. Мечтой демографа всегда останется семья с тремя детьми, при которой идёт нормальное воспроизводство населения. На данный момент у нас в стране приходится в среднем примерно 1,3 ребёнка. Разумеется, никогда не получится сделать так, чтобы в каждой семье было бы три ребёнка и больше, в каких-то больше, в каких-то меньше. Усреднённый показатель, необходимый для воспроизводства населения, можно считать 2,2 ребёнка на одну женщину.

Сейчас резервом государства можно признать поколение граждан, родившихся в 85-89 годах прошлого столетия, когда СССР достиг показателей в 2,4-2,5 ребёнка на одну женщину. Под это поколение и создаются все многочисленные программы, выделяются средства. Нельзя сказать, что молодые люди в возрасте 20-23 лет сейчас очень сильно горят желанием заводить семью, детей.

У большинства из них сейчас стоят чёткие цели, навязанные прозападной моделью поведения, основой которой является получение достойного образования и перспективной работы. Молодое поколение готово работать в полную силу, обеспечивать себя, но вот выйти на психологический уровень желания создания семьи, детей им довольно трудно в силу указанных выше проблем. Но, так или иначе, вступление этого поколения в «демографическую гонку» неизбежно в силу его численности. Но потом настанет очередь поколения 93 – 95 годов, когда уровень рождаемости был предельно низким.

В 2010-2015 году страну ждёт не только возможный демографический провал, который ещё можно избежать, но и проблема количества граждан, находящихся в трудоспособном возрасте, чего избежать уже нельзя в силу ошибок прошлого.