Причины сохранения и усиления бюрократизма в стране

Уже отмечалось, что до середины 80-х гг. тезис об отсутствии бюрократии при социализме в отечественной литературе разделялся большинством обществоведов. Точнее сказать, такова была официальная точка зрения. Во многом это объяснялось взглядами Маркса и Ленина по данному вопросу. Так, в работе "Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта" Маркс, раскрывая классовые основы бюрократии, сформулировал задачу слома буржуазной государственной машины как первое условие победы социалистической революции, ликвидации основ для произрастания бюрократии в результате создания новой государственной машины, выражающей интересы огромного большинства населения [4, С. 807]. Ленин в работах "Государство и революция", "Марксизм о государстве" и др. развил эти идеи, обосновал принципы ликвидации бюрократии в ходе социалистической революции [4, С. 807]. Послеоктябрьские преобразования были нацелены на отстранение от власти старой бюрократии. И это удалось сделать. Однако, как показала жизнь, не допустить бюрократизации государственного аппарата, его роста, возникновения новой бюрократии новым властям не удалось.

В чем же причины этого?

Конечно же, здесь сказалось общее состояние российского общества, уровень его экономического и социального развития, культуры, и особенно политической, базирующейся на образованности, профессиональной компетентности, опыте социального управления.

Однако самая фундаментальная, ключевая причина сохранения и усиления бюрократизма — природа и характер сложившихся в стране в конце 20-х гг. общественных отношений, названных в обществоведческой литературе административно-бюрократической системой казарменно-коммунистического типа.

Экономической основой такого общества, такой системы являются отношения формального обобществления, фактически тотального огосударствления собственности. При таком типе производственных отношений непосредственные производители отделены от средств производства, отчуждены от труда и собственности, лишены возможности распоряжаться средствами производства и произведенным продуктом. Господствует внеэкономическое принуждение, посредством которого бюрократия как фактический собственник средств производства (названная некоторыми учеными "новым классом") присваивает львиную долю труда непосредственных производителей.

Неудивительно, что при такой системе социальная направленность экономики была крайне слабой. Социальные отношения характеризовались глубокой деформацией "распределительного механизма: господством уравнительных тенденций, разрывом органической связи между мерой труда и мерой потребления; незаинтересованностью работников в "ничейной собственности", в результатах труда [4, С. 808]. Порождаемые административно-бюрократической системой безынициативность, безответственность, пассивность населения способствовали воспроизводству и укреплению бюрократии, практически исключали самоуправление как в обществе в целом, так и в основной его ячейке — трудовом коллективе.

Политическая основа сохранения и усиления бюрократизма заключалась в постепенном выхолащивании принципов самоуправления и народовластия, в чрезмерной централизации управления, в сосредоточении всей полноты политической власти в руках узкого круга лиц, в формировании гигантского аппарата, оторванного от народа.

В условиях сформировавшейся административно-бюрократической системы государство оказалось противостоящим гражданскому обществу. Вместо ответственности государства перед обществом, вместо его подчиненности и подконтрольности обществу само общество оказалось подчиненным и подконтрольным государству, его многочисленным бюрократическим структурам.

Бюрократизация, попытки тотального контроля центра над всеми экономическими процессами вылились уже с конца 20-х гг. в централизацию, которая не только не ослабевала в последующие годы, но еще и усиливалась. Стремление ослабить позиция центра, передать часть полномочий на места при Н. С. Хрущеве, нашедшее свое выражение, в частности, в создании совнархозов (напомним, кстати, что впервые они возникли при В. И. Ленине), со временем было свернуто. Опять вернулись к сверхцентрализованной системе управления, обусловившей разрастание бюрократических структур, усиление бюрократизма. До конца 80-х гг. в стране насчитывалось около тысячи союзных и республиканских министерств и государственных комитетов. Административно-управленческий аппарат с 1927 г. вырос с 2 млн. до 18,6 млн. человек, составив 15% общей численности рабочих и служащих [4, С. 809].

Развитие административно-бюрократической системы в стране привело к фактическому отстранению Советов от решения важнейших жизненных вопросов. Партийные органы подменили государственные и административно-хозяйственные. Тем самым была отброшена идея о необходимости "размежевания" работы партийных, советских и хозяйственных органов.

Существовавший до второй половины 80-х гг. механизм формирования государственных, общественных и хозяйственных органов обуславливал подчиненное положение выборных органов по отношению к органам исполнительным.

На характер и существование политического по своей сути административно-бюрократического режима в стране сильнейшее влияние оказало положение лидеров государства, создание средствами массовой информации ореола их безошибочности, гениальности, особенного политического чутья и т. д. При отсутствии оппозиции, многопартийности, демократических традиций, при большом сосредоточении власти в руках такого лидера политический режим все в большей степени перестраивается в соответствии с его представлениями и желаниями. В связи с этим влияние бюрократических сил может усиливаться или ослабевать. Последнее можно было наблюдать при Ленине и Хрущеве, первое — при Сталине и Брежневе.

В нашей стране усиление бюрократических сил находило свое выражение, в частности, в расширении "зон вне критики" как особых сфер диктаторских полномочий особенно доверенных лиц главы государства. К ним, как известно, относилась не только Москва, но и Азербайджан, Казахстан, Молдавия, Узбекистан, Украина [4, С. 810].

Таковы наиболее существенные корни бюрократизации политической жизни в стране. Их воздействие усиливалось целенаправленным идеологическим обеспечением функционирования административно-командной системы, жестким пресечением инакомыслия, нетерпимостью к политическому плюрализму. Все это оказывало негативное воздействие на духовную жизнь общества. Широкое распространение консервативных взглядов и настроений, демагогия, сочетание новых и старых подходов в оценках исторического прошлого и существующих ныне реальностей во взглядах многих и многих людей — это несомненная "заслуга" бюрократической идеологии, с которой придется вести борьбу еще многие годы.