Проблема качества информации в социально-диагностическом исследовании

Проблема качества информации в социально-диагностическом исследовании весьма и весьма актуальна. По-иному эта проблема может быть сформулирована как проблема получения надежной информации. В общем виде проблема качества информации решается путем обеспечения принципа репрезентативности, а также путем проверки способа получения данных на надежность. В науке эти общие проблемы приобретают специфическое содержание. Будь то экспериментальное или корреляционное исследование, информация, которая в нем собрана, должна удовлетворить определенным требованиям. Учет специфики неэкспериментальных исследований не должен обернуться пренебрежением к качеству информации. Для социальных наук о человеке, могут быть выделены два вида параметров качества информации: объективные и субъективные.

Такое допущение вытекает из той особенности дисциплины, что источником информации в ней всегда является человек. Значит, не считаться с этим фактом нельзя и следует лишь обеспечить максимально возможный уровень надежности и тех параметров, которые квалифицируются как «субъективные». Конечно, ответы на вопросы анкеты или интервью составляют «субъективную» информацию, но и ее можно получить в максимально полной и надежной форме, а можно упустить многие важные моменты, проистекающие из этой «субъективности». Для преодоления ошибок такого рода и вводится ряд требований относительно надежности информации.

Надежность информации достигается, прежде всего, проверкой на надежность инструмента, посредством которого собираются данные. В каждом случае обеспечиваются как минимум три характеристики надежности: обоснованность (валидность), устойчивость и точность.

Обоснованность (валидность) инструмента — это его способность измерять именно те характеристики объекта, которые и нужно измерить. Исследователь, строя какую-нибудь шкалу, должен быть уверен, что эта шкала измерит именно те свойства, например, установок индивида, которые он намеревается измерить. Существует несколько способов проверки инструмента на обоснованность. Можно прибегнуть к помощи экспертов, круга лиц, компетентность которых в изучаемом вопросе общепризнанна. Распределения характеристик исследуемого свойства, полученные при помощи шкалы, можно сравнить с теми распределениями, которые дадут эксперты (действуя без шкалы). Совпадение полученных результатов в известной мере убеждает в обоснованности используемой шкалы. Другой способ, опять-таки основанный на сравнении, — это проведение дополнительного интервью: вопросы в нем должны быть сформулированы так, чтобы ответы на них также давали косвенную характеристику распределения изучаемого свойства. Совпадение и в этом случае рассматривается как некоторое свидетельство обоснованности шкалы. Как видно, все эти способы не дают абсолютной гарантии обоснованности применяемого инструмента, и в этом одна из существенных трудностей исследования. Она объясняется тем, что здесь нет готовых, уже доказавших свою валидность способов, напротив, исследователю приходится по существу каждый раз заново строить инструмент.

Устойчивость информации — это ее качество быть однозначной, т.е. при получении ее в разных ситуациях она должна быть идентичной. (Иногда это качество информации называют «достоверностью»). Способы проверки информации на устойчивость следующие:

а) повторное измерение;

б) измерение одного и того же свойства разными наблюдателями;

в) так называемое «расщепление шкалы», т.е. проверка шкалы по частям.

Как видно, все эти методы перепроверки основаны на многократном повторении замеров. Все они должны создать у исследователя уверенность в том, что он может доверять полученным данным.

Наконец, точность информации (в некоторых работах совпадает с устойчивостью измеряется тем, насколько дробными являются применяемые метрики, или, иными словами, насколько чувствителен инструмент. Таким образом, это степень приближения результатов измерения к истинному значению измеряемой величины. Конечно, каждый исследователь должен стремиться получить наиболее точные данные. Однако создание инструмента, обладающего нужной степенью точности, — в ряде случаев достаточно трудное дело. Всегда необходимо решить, какая мера точности является допустимой. При определении этой меры исследователь включает и весь арсенал своих теоретических представлений об объекте.

Нарушение одного требования сводит на нет и другое: скажем, данные могут быть обоснованы, но неустойчивы (в исследовании такая ситуация может возникнуть тогда, когда проводимый опрос оказался ситуативным, т.е. время его проведения могло играть определенную роль, и в силу этого возник какой-то дополнительный фактор, не проявляющийся в других ситуациях); другой пример, когда данные могут быть устойчивы, но не обоснованы (если, предположим, весь опрос оказался смещенным, то одна и та же картина будет повторяться на длительном отрезке времени, но картина-то будет ложной!).

Наряду с обеспечением надежности данных особо остро стоит в социальных науках вопрос о репрезентативности. Сама постановка этого вопроса связана с двойственным характером социальных наук. Если бы речь шла о ней только как об экспериментальной дисциплине, проблема решалась бы относительно просто: репрезентативность в эксперименте достаточно строго определяется и проверяется. Но в случае корреляционного исследования исследователь сталкивается с совершенно новой для него проблемой, особенно если речь идет о массовых процессах. Эта новая проблема — построение выборки.

Естественно, что и в социальных науках применяются те же самые нормы построения выборки, как они описаны в статистике и как они употребляются всюду. Исследователю в области социальной психологии в принципе даны, например, такие виды выборки, как случайная, типичная (или стратифицированная), выборка по квоте и пр.

Но в каком случае применить тот или другой вид — это вопрос всегда творческий: нужно или нет в каждом отдельном случае делить предварительно генеральную совокупность на классы, а лишь затем производить из них случайную выборку, эту задачу каждый раз приходится решать заново применительно к данному исследованию, к данному объекту, к данным характеристикам генеральной совокупности. Само выделение классов (типов) внутри генеральной совокупности строго диктуется содержательным описанием объекта исследования: когда речь идет о поведении и деятельности масс людей, очень важно точно определить, по каким параметрам здесь могут быть выделены типы поведения.

Если в своей диагностике социальный работник обращается лишь к проявлениям индивидуально-психологических особенностей того или иного клиента и этим ограничивается, то полученный таким способом психологический «портрет» предстает в определенной степени искаженным, поскольку не учитывает внутреннее состояние личности, влияние социальной среды. К внутренним факторам диагностики можно отнести здоровье, индивидуальные особенности, социальные аспекты; к внешним – диагностику социума, семьи, производственного коллектива, внешкольных учреждений, средств массовой информации и др.

Социальная диагностика – это область социальных знаний, связанных с разработкой методологии и методики для точной оценки свойств, состояний или уровня социального развития, достигнутого индивидом или группой. В качестве объекта диагностической оценки может выступать практически все – начиная от ощущений отдельного человека, взаимодействия людей, групп в определенном социуме – до анализа социальных институтов, влияющих на развитие человека или человечества.

Реалистичная оценка и диагноз служат основой для принятия решений. Необходимо понимать природу социальных потребностей клиента, их причины, мотивацию и возможности подопечного. На основе правильно поставленного диагноза социальный работник выносит суждение о том, что следует изменить, поддержать или укрепить в отношениях между индивидом, группой и окружающей средой. Необходимо также выяснить причины возникновения ситуации, требующей вмешательства. Социальный работник должен сделать выводы из полученных результатов и соотнести их с предложениями об оказании возможной помощи.