Проблема профессионализма в регулировании межнациональных отношений

В настоящее время наиболее актуальной становится все более усложняющаяся этно-социокультурная структура российского общества, которая изменяется под воздействием общемировой тенденции интенсификации миграционных процессов. Специфика складывающейся в России ситуации такова, что довольно большая часть местного населения продолжает видеть в мигрантах виновников своего ухудшающегося социально-экономического положения, конкурентов на рынках жилья и труда, на которых они сами испытывают немалые трудности.

Раздражающими факторами, особенно в отношении к жителям республик Закавказья, являются также этнокультурные и этнопсихологические различия – манера поведения в общественных местах, неуважение к обычаям, традициям местного населения. Анализ перспективных тенденций социальной трансформации российского социума показывает на ряд этно-социокультурных факторов, влияющих на данную трансформацию.

Во-первых, это влияние исторической традиции бытования России как империи, вместившей в свои пределы различные этносы и конфессии. От этой традиции, вобравшей в себя опыт межкультурных и межконфессиональных взаимодействий русского и других этносов в рамках Российской империи, в известной степени зависят изменения в нормах и ценностях социальных групп, происходящие в современной России. Во-вторых, это нынешние тенденции развития демографической ситуации в стране, которые свидетельствуют о реальности увеличения на ближайшем отрезке времени удельного веса других этносов в противовес сокращению доли русского этноса. Подобная тенденция уже становится неотъемлемым элементом развития демографической ситуации в российских мегаполисах. В-третьих, это очевидная тенденция к значительному увеличению миграционных потоков, что также повышает роль этнокультурных аспектов в социальной трансформации общества.

В последние годы российскими учеными уделялось большое внимание проблемам федеративных отношений, вопросам этнокультурного развития отдельных этнических групп, международному контексту развития межнациональных отношений и разрешению межнациональных конфликтов.

Сегодня существует проблема эффективного управления межнациональными процессами на региональном и федеральном уровнях. Теоретические модели, описываемые в учебниках по этнополитологии, этноконфликтологии, этнопсихологии хороши до той поры, пока не встречаются с российской практикой, которая оказывается «интереснее» любой модели. При этом в управленческой среде, особенно на региональном уровне, остро ощущается дефицит кадров, которые бы могли эффективно применять какие-либо методики, осуществлять эффективный мониторинг процессов в этнополитическом пространстве[69].

На сегодняшний день использование информации и ее эффективное применение является одним из определяющих факторов как в государственном управлении, так и в научной работе. Часто используется информация, предоставленную средствами массовой информации, что оказывает серьезное влияние как на возможность ее использования, так и на характер самой информации. О профессионализме журналистов в иных сферах написаны уже десятки и даже сотни статей, в которых анализируются их действия по изменению первоначальной информации и оказанию влияния на лиц, принимающих решения.

Мониторинг ситуации в сфере межнациональных отношений вообще следует выделить как особый вид исследования. К сожалению, многие ученые и государственные деятели недооценивают его важность и подвергают анализу только наиболее заметные в средствах массовой информации события. Опять же это накладывает отпечаток и на качество проводимой работы по регулированию межнациональных отношений. На сегодняшний день в России не существует ни одной системы мониторинга межнациональных отношений, которая бы работала в режиме реального времени. Большинство государственных систем и научно-исследовательских проектов построены на анализе событий за какой-либо промежуток времени.

Современный мониторинг межнациональных отношений в Российской Федерации должен вестись совместными усилиями органов государственной власти и научного сообщества, быть структурирован как по региональному, так и по тематическому принципу, т.е. систематизация и анализ информации должны вестись как в разрезе проблем конкретного региона, так и в направлении исследования конкретной тематики, а также содержать прогностическую часть, рассчитанную на краткосрочную, среднесрочную и долгосрочную перспективу.

Системный и эффективный анализ этнополитических процессов в Российской Федерации должен основываться на трех основополагающих элементах:

1) преодолении парадигмального раскола в научном сообществе этнополитологов;

2) систематизации работы специалистов и интенсификации внедрения результатов научных исследований, как в политическую практику, так и в учебный процесс для воспроизводства квалифицированных кадров;

3) организации эффективного взаимодействия научного сообщества с органами государственной власти.

Сотрудничество российских органов государственной власти с исследовательскими кругами, скажем так, обречено на развитие в силу, во-первых, полиэтничности России, а также в силу того, что на территории РФ представлены все этностатусные категории, взаимодействие которых чревато конфликтами. Управление государством в этих условиях должно опираться на серьезные этнополитические исследования как фундаментального, так и прикладного характера, способствующие не только разработке рецептов урегулирования уже проявившихся конфликтов, но и профилактике актуализации конфликтных ситуаций, находящихся в латентном состоянии[70].

Постоянный мониторинг ситуации в элите разделенных этносов позволит прогнозировать возможные конфликты, активизацию или «затухание» ирредентистских[71] настроений, способных дестабилизировать политическое пространство того или иного разделяющего государства. Отслеживание процессов, протекающих в рамках элит, позволит лучше понять смысл деклараций ирредентистской направленности, более адекватно оценить эффективность ирредентистских институтов и составить представление о возможных перспективах их развития.

Создание реальной картины разнообразных процессов, развивающихся в среде разделенных этносов, практически невозможно без анализа того, каким образом феномен разделенности этнического пространства воспринимается представителями различных социальных групп, а также каким образом данные группы относятся к объединительным и/или сепаратистским проектам, генерируемым элитой. Действительно, эффективность институтов ирредентистского характера, а также популярность соответствующих деклараций зависят от того, насколько широкой является социальная база объединительной идеологии. Очевидно, что, если идеи объединения и суверенизации территории компактного проживания поддерживаются широкими слоями населения, дестабилизация политического пространства разделяющих государств практически неизбежна[72].

Если же объединительные идеи не находят поддержки за пределами узкого круга политической и интеллектуальной элиты, можно предположить, что без внешнего вмешательства, без целенаправленного конструирования статусного конфликта, ирредентисты будут не в состоянии нарушить сложившуюся этнополитическую систему соответствующих государств или регионов. Оценка диапазона социальных сил, заинтересованных или незаинтересованных в реализации ирредентистских идей, позволит, помимо всего прочего, реконструировать механизмы стимулирования объединительных настроений или же, наоборот, их ослабления, что, в свою очередь, позволит создать технологии противодействия зарубежному вмешательству в дела этносов, разделенных государственными границами, тем более что разделенные этносы потенциально являются инструментом давления на руководство разделяющих государств[73].

Проблема еще и в том, что в этническое противостояние включена творческая и научная интеллигенция отдельных этносов, которая по законам конфликтологии играет основную мобилизующую роль в этнических конфликтах. При самом неблагоприятном стечении обстоятельств к чести дагестанского руководства и руководителей всех уровней, нашей интеллигенции, нашего народа необходимо подчеркнуть, что нам всем удалось направить решение межнациональных проблем в русло конституционного демократического процесса, стремясь обеспечить реальное равноправие народов во всех сферах жизни[74].

В целом исследователи особенностей современных межэтнических отношений считают, что наиболее значимым качеством современного человека и специалиста, работающего с людьми, является толерантность.

С. К. Бондырева понимает толерантность как объективно возникший социальный феномен, как инструмент регулирования всех отношений, как особого рода правила поведения, как основа для выработки многих реальных правил, норм и законов, и считает, что толерантность необходимо рассматривать как основание воспроизводства и развития нового уровня взаимодействия в современной истории – истории перехода на новый уровень исторического развития всего сообщества[75].

Д. В. Зиновьев определяет толерантность как «моральное качество личности, характеризующее терпимое отношение к другим людям, независимо от их этнической, национальной либо культурной принадлежности, терпимое отношение к иного рода взглядам, нравам, привычкам; необходима по отношению к особенностям различных культурных групп или к их представителям. Она является признаком уверенности в себе и сознания надежности своих собственных позиций, признаком открытого для всех идейного течения, которое не боится сравнения с другими точками зрения и не избегает духовной конкуренции. Выражается в стремлении достичь взаимного уважения, понимания и согласования разнородных интересов и точек зрения без применения давления, преимущественно методами разъяснения и убеждения»[76].

Для проведения национальной политики недостаточно принимать правильные законы и указы, разрабатывать научные концепции. Нужно больше обращаться к опыту самих народов. Каждый народ выработал свои способы регулирования межнациональных отношений, своего рода системы саморегуляции, развивающиеся вместе с народом. Носителями этой культуры являются люди – главное богатство государства. Таким образом, остро стоит необходимость в подготовке профессиональных кадров в сфере управления межнациональными отношениями, которые призваны осуществлять мониторинг этих отношений и применять технологии управлениями ими.

Повышение профессионализма в области национальной политики – необходимое условие стабилизации этнополитической ситуации в России. Поэтому трудно переоценить значение учебных заведений, готовящих кадры для государственных структур, занимающихся национальной политикой. Один из них – Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации, качество образования которого общепризнанно. Современная этнополитическая ситуация в России требует нестандартных подходов к решению национального вопроса. Поэтому так важно привлекать к работе в этой сфере молодых специалистов, прошедших специализацию в области управления этнополитическими процессами.

В подготовке профессионалов важную роль играет этносоциальная компетентность педагога-профессионала в сфере межнациональных отношений, которая выражается в понимании:

• потребностей, мотивов и ценностных ориентации жителей конкретных национальных регионов, этническая специфика проявления которых существенно влияет на формы педагогического общения с ними;

• фактов, свидетельствующих о наличии противоречий между потребностно-мотивационными композитами национальной психологии и функционирующими в сознании населения традиционными нормами межнационального взаимодействия между людьми;

• характера проявления интеллектуально-познавательных составляющих национального самосознания, которые должны приниматься во внимание при совместной деятельности;

• специфики форм защиты самосознания представителей конкретных этнических общностей от элементов национализма, шовинизма в ходе межнациональных отношений;

• существования конкретных национально-психологических предпосылок для повышения эффективности интернационального взаимодействия, которые могут учитываться в процессе деятельности в конкретных национальных регионах страны.

Высокий профессионализм и творческое мастерство различных специалистов (в частности в области межнациональных отношений) – является главным человеческим ресурсом, который становится важнейшим фактором оптимального решения насущных глобально-кризисных проблем.

Образование и наука – не только институты социализации личности, но и источники объективного знания. Трансляция научной интеллигенцией достоверной информации является одним из важных факторов развития общества. Однако отсутствие объективного знания о происходящих межнациональных процессах создает опасность для принятия неверных решений на уровне политической власти, социальных групп, отдельных индивидов. Обмен информацией является одной из основ формирования социальных практик, трансформация которых повлечет за собой и изменение межэтнических отношений. Роль научной интеллигенции в данном процессе состоит в предоставлении наиболее полной информации, на основе которой индивид делает свой выбор. Например, знания об этнических традициях, обычаях, нормах другого этноса позволили бы принять более правильное решение в пользу того или иного поведения. Обозначенная функция научной интеллигенции приобретает значение, когда происходит формирование установок индивидов в условиях социальных перемен.