Проблемы в определении понятий добра и зла

«Добро - Старославянское - добръ, добро. Прилагательное «добрый», означающее «мягкосердечный», «сострадательный», «хороший», впервые стало использоваться в русском языке в XI в. Слово с той же индоевропейской основой встречаем в армянском языке (darbin), однако оно имеет иное значение - «кузнец». Производные: доброта, добряк, одобрить, добреть».[11С.704]

«Зло - ценность человеческого бытия: кто не знает, что такое зло - тот не знает, что такое добро. Человека равным Богу делает познание добра и зла».[3. С.105]

«Зло - это:

1) противоположность добра; от понимания зла зависит также и определение понятия добра. В манихействе зло выступает как метафизическое понятие у Плотина, в христ. философии, у Августина, Лейбница, Я. Бёме, Шеллинга, Гегеля - все они искали ответ на вопрос: каким образом зло пришло в мир, можно ли и следует ли его устранить, играет ли зло ту или иную роль и какую?

2) то, что воспринимается как препятствующее жизни, уничтожающее ее или обеспечивающее некоторую ценность, то, что вызывает дисгармонию».[4]

«Добро и зло - категории этики и понятия морального сознания, в предельно общей форме показывающие разграничение нравственного и безнравственного, должного и предосудительного в мотивации деятельности и поступках, моральных качествах и отношениях человека, социальных явлениях». [5]

Данные определения лишь немногие из множества существующих, но и на их примере, можно проследить общую закономерность в понимании решения проблемы поиска дефиниций, а именно:

1)        Определение «зла», как противоположность «добра». В науке признается, что данные понятия дуалистичны и противоположны. Но давая определение понятию, исходить из, только лишь, противоположности его другому понятию некорректно.

2)        Понятия «добра» и «зла» трактуются расплывчато, в связи со сложностью точного и объективного определения данных понятий.

Проблема определения понятий добра и зла волновала умы многих ученых на протяжении всего развития общества. Эти понятия являются центральными во многих этических системах, ведь именно через призму понимания этих категорий происходит оценка практически всех поступков человека на протяжении всей его жизни.

Пытаясь понять что такое «зло» и «добро», выявить их соотношение мы можем столкнуться с рядом затруднений, вот некоторые из них:

1) Смешение понятий добра и зла воли, с понятиями добра и зла обстоятельств.

С категорией «добра» обычно связывают такие смысловые группы, как польза, радость, удовольствие. С категорией «зла» - недостаток, страдания, неприятности. Но в таком случае в рамках морали получается полнейший абсурд, ведь, к примеру, любое совершенное преступление является злом только для жертвы. А для преступника, совершаемое им преступление является добром.

Добро и зло обстоятельств, чтобы не запутаться, в принципе не следует рассматривать в высоконравственном контексте, особенно, если учитывать, что объективно нравственного в пользе или ущербе нет, но есть в направленности воли людей, стремящихся к определенному результату.

2) Смешение понятий добра и зла с этическими нормами, то есть с социальными нормами поведения (этикетом, приличиями, традициями и т.п.).

Например, если вы решите выйти и исполнить народный танец на центральной площади столицы какого-либо зарубежного государства, то зло будет не в вашем исполнении танца, а вашем пренебрежении к чувствам окружающих. В то же время, если народный танец исполняется в родной стране, это, скорее всего, ни сколько не оскорбит окружающих вас людей, а в некоторых случаях даже наоборот.

Попытки соотнести поведенческие традиции народов и различных социальных групп с понятием добра, могут привести к ложному выводу об относительности нравственного. Безусловно, что, нормы поведения принятые в том или ином обществе не имеют отношения к добру, но они часто смешиваются в показных и регламентированных нормах.

3) Взгляды на добро и зло, как на определенный набор конкретных действий.

Проявления добра и зла весьма разнообразны и неоднородны. Никакой перечень злых или благих проявлений человеческой воли не способен охватить всего многообразия и тонкости проявлений добра и зла. Поэтому нравственное может быть определено или как общее направление воли, или как учитывающее все обстоятельства, частное определение к отдельно взятой, конкретной ситуации, но не как исчерпывающий перечень предписываемых действий.

«Не убий, не укради, не прелюбодействуй»[15] - это, безусловно, правильные заповеди, но, даже соблюдая их можно при этом быть настоящим негодяем. В обратном случае, например за убийство, совершённое в определённых условиях, человека могут и по совести, и по закону оправдать.

4) Невозможность точного соблюдения правил добра

Нравственные нормы предъявляют человеку только максимально высокие требования, и не имеют каких-то полунорм. Считается, что человек, не пожертвовавший всё, на что он способен тому, кому действительно очень плохо, строго говоря, не может считаться высоконравственным человеком.

Невозможность точного соблюдения правил добра, ставит человека желающего их исполнять, в неопределенное, уязвимое положение, что, безусловно, может вызвать и неприятие нравственных обязательств самого человека, и отрицание всякой возможности их нормативного осуществления. Нравственное чувcтво не только не привoдит к исполнению нравственных норм, но и более того, представляет человека перед невозможностью их всякого исполнения, в том числе потому, что человек более менее совестливый начинает находить в себе всё более тонкие и незаметные безнравственно окрашенные проявления.

Но не следует слишком драматизировать суть совести, хотя бы из-за того, что голос совести останется одинаково деликатным, как у преступника творящего откровенные подлости, так и у высоконравственного человека, просто нравственное чувство реагирует на совершенно разные уровни безнравственного.

5) Неясность предназначения добра.

Если не ясно в чем предназначение добра, в чём заключена его социальная функция, то сказать, что суждения как о добре, так и о зле, полностью обоснованные мы не можем. Не удивительно, что нравственные определения долгое время связаны с этикой и правом в единой связи, ведь у этих трех поведенческих нормативов одна цель - поддержание стабильности и порядка в обществе. Однако, если нормы права направлены на обеспечение порядка материально – практических отношений в обществе, а нормы этики обеспечивают порядок предсказуемого, закономерного поведенческого единообразия, то соблюдение норм нравственности должно привести общественную систему в состояние гармонии, которая основывается на всеобщих, взаимных чувствах милосердия, сочувствия, благодушия, близости... Таким образом, можно говорить о том, что предназначением «нравственного» является приведение общества к одному знаменателю - к некой идеальной гармонии отношений, в отличие от так называемого «социального равновесия», которое основывается на страхе перед общественным осуждением, государственными санкциями и физическим воздействием.