Программные положения гендерных исследований в экономической сфере

Сегодня гендерные исследования в моде, не является исключением и теоретическая и прикладная социология, особенно в части концепций менеджмента, бизнеса, делового успеха. Однако, как не заманчиво сводить пол только к биологическим, а гендер к социальным характеристикам, это сделать не удается. Во многом потому, что женщиной все-таки не рождаются, а становятся уже потом: достойной, настоящей, истинной, если хотите. Различия мужских и женских социальных ролей формируются специфической природой мужского и женского, различиями психофизиологического свойства. Гендерные аспекты в бизнесе сегодня - реальность. Поиск места и роли женщины в управлении связан во многом с изменением политической ситуации, правовых основ и общих подходов к теории менеджмента, поиском учеными объективных оснований исследования столь специфичного феномена: женщина-руководитель. Вряд ли уместно экстраполировать общетеоретические концепции эффективного менеджмента на специфические характеристики женского стиля управления, а последние - на все сферы деятельности вообще.

Проблематизация предмета исследования влечет за собой весьма резкие изменения во всей системе организации научного знания. Однако это не столь безболезненный процесс. Современная наука построена не столько по типу понимания процессов, сколько организации контроля над ними. В этом смысле наука является еще и способом осуществления власти продуцировать познание, работающее для вполне определенных целей. В свою очередь историческое знание представляет собой сложную систему, определяемую доминирующей культурой и политическими традициями того или иного общества[3].

Во многом, как можно предположить, правовые, культурные и моральные проблемы со становлением «менеджмента с женским лицом» связаны с неготовностью, как самих женщин, так и общества в целом к такому подходу. Отсюда и неработающие, даже если и правильные законы, и пассивность женщин, и негативизм социума.

Развитие женского менеджмента затрудняет не столько преобладание в структуре управления представителей сильной половины человечества, сколько характер самого менеджмента как теории и практики. Женщины-управленцы вынуждены интегрироваться в концепции управления, написанные мужчинами и для мужчин. Ведь только последние 30 лет всерьез рассматриваются гендерные аспекты менеджмента, а основным, классическим социально-управленческим подходам лет гораздо больше. Это, так сказать, хронологический аргумент. Но есть и другой - социально-практический или поло-ролевой.[4]

Анализ особенностей психологии женской деловой карьеры следует начинать с характеристики женщин-предпринимателей как социальной группы. В основном, индивидуальная экономическая деятельность женщин направлена на обеспечение семьи и носит характер «дополнительного дохода». Они заняты на личных подсобных участках. Сфера их деятельности - мелкая уличная торговля, консервирование продуктов для домашнего потребления. Однако женщины выполняют также деятельность, дающую доход. Речь идет о таких традиционных женских ремеслах и занятиях, как шитье, вязание, вышивание, плетение кружев, сбор ягод, консервирование овощей и фруктов. Как правило, самодеятельная занятость направлена на получение «вторичного дохода». Она не требует вложений капитала, не дает значительного торгового оборота и не занимает больших рынков сбыта. Но некоторые вышли из сферы малого производства, и перешли в сферу мелкого предпринимательства, например, в производстве модных аксессуаров в штучном исполнении. Происходит движение в сторону товарного производства, а сбыт расширяется за рамки личных контактов.

Тезис, широко растиражированный российскими СМИ и препятствующий деловой и политической активности женщин, утверждает в сознании общества идею о роли женщины исключительно как хранительницы духовного и душевного здоровья нации - «берегини», «воспроизводительницы рода», из чего как бы логически следует ее «отстранение» от распределения экономических влияний. На самом деле, преподнесение женщине исключительно «духовной власти» в сфере национальных, культурных ценностей происходит в обмен на устранение ее как конкурента из сферы бизнеса и политики.

В условиях рыночных отношений избежать включенности в систему их ценностей невозможно. В качестве потребителя - товаров, услуг и т.д., - экономический субъект социально уязвим и управляем со стороны власти; в расчете на его кошелек и выстроена рекламная пропаганда. В случае устранения женщины из сферы производства, финансов и материальных благ женщина теряет свою субъектность, сама превращаясь в товар, объект купли-продажи в качестве источника сексуальности, услуг по уходу или деторождению. Следует отметить, что реклама активно внедряет в массы западную идею «наслаждения через потребление», когда доступ к благам символизирует «рейтинг женственности». Иначе говоря, сексапильность на телеэкране моделируется через вхождение женщины в «модный магазин», «модное кафе», а затем – «модный тренажерный зал» и «модную клинику», где «модные» (т.е. дорогие) врачи помогают снижать вес после посещения модного кафе. Женщина, не обладающая знанием (то есть причастностью) к потребительским стандартам наслаждения, как бы лишена в массовом сознании полноценной женственности.

В целом программа гендерных исследований в экономике должна исходить из следующих положений:

1. Вследствие заниженной самооценки и повышенной самокритичности женщины позже мужчин решаются посвятить себя производственной деятельности, реже них стремятся получить высокий общественный статус, престижные должности и ценят в карьере возможность личного роста и самосовершенствования

2. Женщины менее склонны использовать неофициальные отношения, протекционизм, взаимную поддержку, т.е. то, что принято среди мужчин.

3. В силу культурных стереотипов женщина изначально мирится с подчиненной ролью в семье и на работе, в то время как для мужчин привычнее роль главы семьи, защитника и кормильца.

4. Женщина вынуждена постоянно доказывать себе и окружающим, что она способна выполнять свою работу и соответствует должности, что не требуется от мужчины.

5. Несомненно, что женщина, при всей ее эмоциональности, весьма прагматична, здраво и без особых иллюзий смотрит на жизнь. Но одновременно она часто бывает и альтруистичной, старается как можно лучше выполнить свою работу и не всегда ищет личную выгоду.

6. Женщины принципиально не любят рисковать, избегают новой работы, боясь не справится с ней.

7. Женщины эмоциональнее мужчин, обидчивее, болезненнее реагируют на критику, грубость и личные оскорбления. Примерно треть нервных расстройств женщин происходит от столкновения ее социальных ролей - руководителя на работе и исполнителя дома[5].

Теперь о некоторых недостатках работы Малышевой. Она обходит такое сложившееся явление в культурных коммуникациях, которое получило название «сексплуатации». Об этом говорилось в публикации Е. Кара-Мурзы ещё в 1994 году: «Сексплуатация как принцип отношения к женщине, против которого успешно борются западноевропейские и американские феминистки, тоже процвела в отечественной рекламе. Почему, например, на многодневную теплоходную прогулку, сочетающую школу бизнеса и развлекательную программу, приглашаются «удачливые бизнесмены и очаровательные дамы»? Разве очаровательная дама не способна быть удачливой предпринимательницей? Или она может быть приглашена только в качестве «ночной бабочки» для увеселения мужчин? Нашим феминистским организациям следовало бы вчинить иск не в меру игривым рекламистам. А произойти такое могло бы в случае создания определенных правовых рамок для рекламной деятельности»[6].

В то же время не отмечается нигде, что реклама (да и не только реклама) с таким подходом нередко содержит дискриминацию иного рода. Из ряда передач по НТВ и Ren-TV можно сделать собирательный вывод: мужчина должен обязательно достичь успеха в бизнесе (десять лет назад один бизнесмен в своей рекламе снимался сам в обществе десяти женщин). Для женщин же достаточно удачно выйти замуж – за наиболее преуспевших из этой категории мужчин. Почему же так называемое «общественное мнение» не допускает, что мужчина может удачно жениться – чтобы он мог подняться по общественной лестнице, чтобы выбранная им женщина оказалась именно такой «удачливой предпринимательницей».

Существует множество «женских романов», фильмов, изданий и др., где «новорусская Золушка» ищет своего принца – богатого иностранца, российского бизнесмена из «новых богатых» или как минимум собственного начальника (об этом указывалось в целом ряде статей в четвёртом номере журнала «Общественные науки и современность» за 2000 год – это был спецвпуск исключительно по гендерной тематике). И всегда находит. Интересно, а почему не появилось «новорусского Маркиза Карабаса» (при всём при том, что названные сказочные персонажи были придуманы одним автором). Просматривается «женский успех» в виде «быстрых подвигов и лёгких побед» за счёт длительного и трудного «мужского успеха». Лишь в одной из передач на ОРТ (13 марта 2007 г.) был в составе многих сюжетов показан противоположный единичный пример – преуспевающая бизнес-леди, генеральный директор крупной компании сама добивалась любви и устройства личной жизни с мужчиной, существенно уступавшим ей по общественному и имущественному положению (данный сюжет – мечта многих мужчин, хотя большинство отечественных СМИ и реклама это замалчивают; сюжет, достойный единственного в своём роде американского сериала «Who is boss?», переснятого в России под названием «Кто в доме хозяин?»).