Противоречия, возникающие между гражданским обществом и государством

О противоречиях между обществом и государством написано много, но до сих пор остается неясным вопрос о том, как сделать государство подлинным центром управления общественными делами, генератором общественных идей и ценностей. Совершенно очевидно, что в соответствии с требованиями времени должна меняться сама сущность и теория государственного управления.

Сегодня, чтобы выполнить свой долг перед обществом — обеспечить национальную и личную безопасность своих граждан, использовать свои властные полномочия в интересах общества, упорядочить распорядительно-организационные, регулятивные, нормотворческие и силовые функции, государство обязано ответить на те вызовы времени, которые порождены тремя революциями: научно-технической, информационной, управленческой. Это задача каждого субъекта управления, но прежде всего государства как главного субъекта управления. А суть этих требований такова: сегодня нельзя упорядочить распорядительно-организационные, нормотворческие и силовые функции без коренного качественного изменения своих усилий в области информационно-аналитической концептуальной деятельности. Без этого, как показывают исследования многих ученых, государство не может разработать и принять выверенную стратегию развития общества на основе перспективной общественной доктрины, разработать и скоординировать разные политики (экономическую, социальную, культурную, национальную и др.), предложить обществу понятный и приемлемый для него курс. Как показывает мировой опыт, в деятельности цивилизованных государств происходит существенная перегруппировка функций, выдвижение новых приоритетов в государственной работе[3. c 200].

Главный субъект управления делегирует многие распорядительно-организационные, регулятивные, нормотворческие, финансово-экономические функции разным субъектам управления, мотивируя реальное становление гражданского общества[2. c 211].

Тем самым государство избавляется от ставших во многом рутинными функций управления, наполняет их новым содержанием, освобождая тем самым себя для решения наукоемких, творческих и трудозатратных работ: информационно-аналитических, стратегических. Без них решение глобальных и геополитических задач просто невозможно. Это существенным образом меняет всю систему государственного целеполагания, организующего и регулирующего воздействия государства на общественную жизнедеятельность людей в целях ее упорядочения, сохранения или преобразования. Проблемная ситуация в этой области известна: командно-административная система разрушена, а новая (информационно-аналитическая, стратегическая, глобальная и геополитическая) не создана. Поэтому действия главного субъекта управления нередко носят спонтанный характер, управляемость общественными процессами резко снизилась, что наносит ущерб национальным интересам страны.

Характерно, что государство продолжает во многом по инерции наращивать свои организационно-распорядительные функции: растет аппарат управления, издаются законы и другие нормативно-правовые документы, наращиваются силовые структуры, а эффективность государственного управления падает, в обществе увеличиваются явления дезорганизации, деструктивности, следовательно, незащищенности каждого гражданина. Причем в общественном мнении осознание этого тревожного положения есть. Оно проявляется в резком отчуждении граждан от власти, в снижении их политической активности, в нарастании протестных движений, но в самой власти адекватных оценок сложившегося политического положения нет либо они явно ведомственные.

Пути разрешения противоречий возникающих между гражданским обществом и государством

Нарастающее противоречие между обществом и властью, между государством и гражданами таит в себе опасности социального взрыва, дестабилизирует общество. Есть ли выход из этого положения? Ответ на этот вопрос давно известен. Только поставив деятельность государства под эффективный социальный контроль со стороны общества, его демократических институтов путем расширения подлинной демократии самого народа, развития народного самоуправления возможно преодоление политического кризиса, достижение прочного общественного согласия.

В конституциях всех демократических государств четко отражена мысль, что единственным сувереном власти является народ. Можно привести пример конституции РФ, в которой записано: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления»[6. c 97]. Почему же в России власть нарушает Конституцию, сама игнорирует законы? Прежде всего, потому, что народ не осуществляет свою власть непосредственно, в России пока нет подлинного местного самоуправления. А суверенитет народа выражается через органы государственной власти, которая, во-первых, перестала быть подконтрольной обществу, во-вторых, приобрела искаженный характер, сосредоточилась преимущественно в исполнительных органах власти. Как изменить такое положение?

Перестроить существующую пирамиду власти: сделать власть ответственной за распоряжение общественными делами, а не владельцем собственности граждан, их жизненных судеб, общенародных ресурсов. Это современный путь организации власти, реальный механизм ее демократизации, подконтрольности обществу и подлинного самоуправления. Именно здесь мы видим созидательную основу всей конструкции новой российской государственности: либо она примет правовой вектор развития, либо неизбежен новый тоталитарный диктат власти чиновников.

Это реальный путь построения федеральной власти «снизу», развертывания настоящего самоуправления, превращения государства в цивилизованный институт гражданского общества.

Российская государственность в нынешнем виде — это тормоз на пути превращения России в инициативную, динамично развивающуюся державу, способную обеспечить гражданам высокие социальные стандарты и гарантии развития на пути к социальному прогрессу. До тех пор, пока органы местного самоуправления в России не возьмут реальную власть, основанную на праве территории (поселения), трудовой ассоциации распоряжаться местным богатством, муниципальной собственностью, местными ресурсами, в том числе и землей, все остальные законодательные акты останутся голой декларацией, не обеспечивающей механизмы развития реальной самодеятельности населения. В настоящее время главная цель реформирования общественных отношений — повышение хозяйственной и трудовой активности населения в решении собственных проблем, в создании условий, позволяющих каждому человеку реализовать свой потенциал, свои способности, обеспечить благосостояние семьи— не только не достигнута, но и во многом дискредитирована. Теория «корпоративных начал» в политической жизни может стать одним из важнейших факторов стабилизации и повышения уровня управляемости общественными делами[7. c 163].

Только при корпоративном устройстве власти результатами труда, наконец, станет распоряжаться не государство, не коррумпированный чиновник, не «новый русский», а местное сообщество, а через него и каждый человек как равный участник властных отношений. Государство из работодателя и наемника превратится в государство — ассоциацию совладельцев собственности и результатов труда. Граждане получат возможность свободно создавать корпоративные предприятия, ассоциации, в том числе и финансовые (муниципальные банки, страховые компании, пенсионные фонды, торговые дома и т. п.).

Формирование гражданского общества на принципах корпоратизма поставит под контроль государство, публичную власть, которые все в большей мере будут выполнять свою главную функцию, — защиты безопасности общества, каждого гражданина на основе закона, а не перераспределения ресурсов и обеспечения хозяйственной жизни. Многие функции государственного управления будут делегированы гражданам, территориям, хозяйственным союзам и ассоциациям на основе подлинного самоуправления, что позволит значительно сократить государственный аппарат и поставить его под контроль гражданского общества.

Став государственной и подконтрольной обществу, сама идеология и власть выступают все в большей мере не только как инструмент захвата и удержания ее, а как метод становления таких властных отношений, когда власть населения (частная), наконец, станет преобладающей над публичной властью (правительства). Власть будет создаваться населением и защищать его интересы на всех уровнях. Это единственный способ изменить государственно-правовое отчуждение, существующее в обществе

Еще одна принципиальная проблема для государственности — гласность и публичность государственного управления. Ее решение начинается с выработки и предъявления обществу общественной доктрины и политического курса. Только в этом случае государство сможет опираться на большинство, рассчитывать на его активность и поддержку. В противном случае — пассивность людей, сопротивление осуществляемой политике и проводимому курсу реформ обеспечены, а кризис государственной власти неизбежен, какие бы усилия она ни предпринимала на уровне словесных деклараций, внешней риторики нормативно-творческой суеты и манипулирования общественным мнением.

В итоге нужно отметить, что для того, чтобы решать новые задачи государственности, необходимо:

а) наполнить политические властные отношения властью духовной, нравственной, идеологической, информационно-аналитической, правовой, без которых невозможно сегодня собрать общество, обеспечить его целостность на основе системного управления;

б) в приоритетном порядке российскому государству, в первую очередь, предстоит сформулировать социальную доктрину развития общества, как составную часть общественной доктрины развития общества в целом: экономической, социальной, политической (политический курс), духовно-культурной, национальной, муниципальной.

Без этого государству трудно ориентироваться в геополитическом и глобальном мировом пространстве, которое, являясь внешним фактором по отношению к обществу, во многом определяет качество государственного управления, его уровень и эффективность. Все это диктует в приоритетном порядке включение в политическую сферу интеллектуального и информационного ресурса, научных методов управления, прежде всего социального программирования и прогнозирования. Только на прочных началах научного социального управления и духовности, нравственности государственность может рассчитывать на «прорыв» как во внешней, так и во внутренней политике[4. c 240].